Иракские вооруженные силы, а также множество различных добровольческих формирований ведут бои в самом центре Мосула. В Старом городе, в той мечети, где лидер Исламского государства Абу Бакр аль-Багдади провозгласил создание самого Исламского государства, засели последние его защитники. Живых фундаменталистов в Мосуле осталось человек триста — они обороняют крохотный кусочек Старого города с центральной мечетью посредине. Им противостоит почти стотысячная воинская группировка с бронетехникой и артиллерией, имеющая американскую авиационную, радиолокационную и разведывательную поддержку. Исламистов в центре Мосула еще не добили только потому, что они прячутся за спинами местного населения. Но в любом случае вопрос окончания операции затянется не дольше, чем на несколько дней. Другой важный центр Исламского государства, сирийский город Ракка, также практически освобожден от моджахедов. Здесь сейчас больше трений между различными этническими и политическими группами, чем боев с исламистами.

Добить остатки Исламского государства в пустыне сейчас не должно представлять никаких трудностей.

Некогда могущественный Халифат, созданный на территории Сирии и Ирака три года назад, скукожился до крошечного анклава на границе Ирака и Сирии. Уничтожить его не представляет большой сложности. Если в Мосуле это и заняло больше восьми месяцев, то лишь потому, что в городе проживало больше двух миллионов человек, и ведение боевых действий в столь густонаселенном месте было крайне сложным. Добить остатки Исламского государства в пустыне сейчас не должно представлять никаких трудностей.

Но возникает вопрос, куда делись десятки тысяч бойцов-фундаменталистов, державших еще год назад в страхе весь Ближний Восток. Причем надо понимать, что значительная часть из них не местные, а приезжие. То есть раствориться среди местного населения они не смогут — у них просто нет сирийских или иракских документов. А если показать службе любой местной безопасности, будь-то курдской, сирийской, иракской иностранный паспорт, тебя тут же заберут в ближайшую тюрьму, где отобьют все внутренности, дабы получить нужную информацию. Нет сомнения, что сотни или даже тысячи моджахедов уже сидят в подвалах этой выжженной жестокостью земли и дают друг на друга различные показания. Так где же эти исламисты-террористы, особенно те, кто приехал исполнить джихад из других стран?

Одной из самых многочисленных групп иностранных исламистов были граждане Российской Федерации и бывших советских среднеазиатских республик. Ходили упорные слухи, что ФСБ и, по их примеру, разведки Узбекистана, Таджикистана, Киргизии специально помогали радикальным элементам, проживающим на их территории, отправиться на священный джихад в Сирию и Ирак от греха у себя на родине подальше. Такой грандиозной чистки исламских элементов не было в этих местах еще никогда, причем без какого-либо насилия со стороны властей. Местные моджахеды из Дербента и Ташкента уехали сами, по собственному желанию и без малейшего принуждения. Многие из них уже погибли в боях на Ближнем Востоке, а те, кто еще жив, не понимают, как им выскользнуть из мешка, в котором они очутились на сирийско-иракском краю. Все они ехали сюда через Турцию, которая никаких препятствий на пути в сирийский ад не ставила. Но вот сейчас турецкие власти свою позицию по этому вопросу неожиданно изменили и обратно никого больше пропускают. Деться теперь всем этим моджахедам больше некуда.

Даже разговоры о том, что среди миллиона беженцев из Сирии, прибывших в Европу, были сотни террористов, скорее всего, были уткой, специально запущенной западными спецслужбами.

Однако есть еще одно размышление насчет иностранных бойцов в Сирии и Ираке. Речь идет об английских, французских, бельгийских и других европейских исламистах. Их в Халифате больше всех будет. Не исключено, что все они прибыли сюда таким же способом, как и российско-узбекские фундаменталисты, — с помощью западных разведывательных служб, лишь бы подальше от Лондона и Парижа. Количество террористических актов в Дагестане и Узбекистане в последние годы значительно снизилось. Это факт, который признают все специалисты в области безопасности, опять же ссылаясь на то, что все самые серьезные элементы уехали на большой джихад. Но мало кто обращает внимание на тот факт, что количество террористических актов в Европе категорически не соответствует сегодняшнему уровню исламской угрозы. Когда в 2001 году бойцы «Аль-Каиды» совершили теракты в США, в организации состояло от силы пару тысяч человек, а их финансовые и организационные возможности были крайне ограниченными. По большому счету «Аль-Каида» на то время представляла собой крупное бандформирование, дислоцированное в пещерах Тора-Бора на востоке Афганистана. Но им удалось такое! Год назад в рядах исламистов насчитывались сотни тысяч бойцов. У них было в буквальном смысле слова свое государство, бюджет которого исчислялся сотнями миллионов долларов. И при всем этом ни одного серьезного террористического акта во всей Европе за прошедшие со дня создания Исламского государства годы так и не произошло. Да, в Лондоне и Париже случались теракты, но все они несравнимы с размером угрозы, исходившей с Ближнего Востока. Даже разговоры о том, что среди миллиона беженцев из Сирии, прибывших в Европу, были сотни террористов, скорее всего, были уткой, специально запущенной западными спецслужбами.

По всей вероятности, конец Исламского государства близок. Оставшиеся моджахеды обречены в Сирийской пустыне, потому как они оказались в окружении невероятно мощной воинской группировки. Речь идет не только о сотнях тысячах вооруженных до зубов местных бойцов, но и о регулярных частях турецкой армии, а также о различных спецподразделениях вооруженных сил США, Российской Федерации, Ирана и бог еще знает кого. Но эти люди из большой группировки даже не будут вступать с исламистами в бой, а скорее будут заняты по периметру. Они стоят в оцеплении, чтобы никто из пустыни не сбежал в Париж. Основную тяжесть борьбы с исламскими фундаменталистами несут на себе различные военно-воздушные силы самых разных государств. Каждый сантиметр пустыни находится под постоянным видео- и фотонаблюдением, и как только шелохнется какой кустик, барражирующий поблизости дрон или самолет оставит на его месте большую воронку, а космический спутник все тщательно сфотографирует и отошлет для анализа в центральный разведывательный центр. Так сегодня борются с терроризмом. Главное, чтобы борьба эта проходила подальше от Лондона и Парижа.

Вадим Глушаков

Print Friendly, PDF & Email