Мыслить как преступник – лучший способ тестировать официальные версии криминальных событий с политическим подтекстом, которыми полно информационное поле нашей страны. В эпоху тоталитаризма информационная провокация становится важнейшим инструментом запуска машины государственного террора: «тоннель от Бомбея до Лондона, «диверсант открутил контргайку», «шпионы воду отравили самогоном», и т.п. Ибо всегда на реальный и фиктивный белый террор найдется красный, на троцкистский – сталинский, а на красный – черно-красный.

Вот, как сообщают СМИ, на ветерана АТО неонациста Дмитрия Вербича было совершено покушение. Неонациста, потому, что Вербич еще с домайданных времен известен как ультраправый боевик. В частности он участвовал в «напрыгах» (групповые избиения по технике футбольных хулиганов, как правило, начинающиеся нападением сзади) на левых активистов. Согласно официальной версии, нападавшие, действуя согласно с техники упомянутого «напрыга», подбежали сзади, ударили потерпевшего ножом, облили газом из баллончика, а затем пытались добить молотком. Описание преступления позднее нашло подтверждение на видео. На первый взгляд все убедительно и натуралистично. Однако лишь до тех пор, пока вы не возьметесь мыслить как преступник.

 Герои нашего времени любят симулировать – вспомните Юлию Тимошенко на инвалидной коляске, ухо Булатова, умирающих в судах УКРОПовца Геннадия Корбана, депутата Игоря Мосийчука, «азовца» Станислава Краснова, или якобы сломанную недавно челюсть Мустафы Найема.

Вот, представьте себя координатором группы, планирующей нападение. В качестве орудия вы избрали нож, слезоточивый газ и молоток. Рациональный способ убийства – оглушить при нападении жертву молотком, а потом нанести несовместимое с жизнью ножевое ранение. Газ же держать на случай попытки оказать сопротивление. Участники же группы поступают с точностью до наоборот – сперва наносят удар ножом. При этом моральные аспекты в данном случае не аргумент – нападают все равно сзади. Странные какие-то киллеры – много шума, при весьма скромном результате. А еще, много театра. Даже, если хотите, работы на скрытую камеру. Так себе ликвидация, весьма сомнительный атентат.

Нехорошо ставить под сомнение подобные факты, однако, увы, слишком очевидными оказываются мотив и возможности для инсценировки, да и прецедентов такого рода было немало. Герои нашего времени любят симулировать – вспомните Юлию Тимошенко на инвалидной коляске, ухо Булатова, умирающих в судах УКРОПовца Геннадия Корбана, депутата Игоря Мосийчука, «азовца» Станислава Краснова, или якобы сломанную недавно челюсть Мустафы Найема. Сперва скандально известный депутат, не смотря на перелом, умудрился поговорить по телефону, затем слег на операцию, и если верить прессе, едва ли не болтался между жизнью и смертью.

Однако, главное в данном случае — мотив. Не успела полиция найти камеру, заснявшую нападение, как уже был определен круг подозреваемых – несуществующее движение «Атифа». То есть, как, не существующее… В домайданные времена в Киеве было два-три десятка студентов-ботаников, окучиваемых мильё профессиональных революционеров анархистского и троцкистского толка. Вся эта публика играла в антифашистское движение – парни выпячивали колесом грудь, собирались на матчах киевского ФК «Арсенал» имитируя антифа-скинхедов, и, по сути, способствовали развитию правых ультрас, являя собой идеальную мишень для отработки групповых насильственных действий. Такого рода сабмиссивный антифашизм превратил их в одно целое с ультраправыми, и после начала Майдана многие вчерашние «антифа» нашли место бок о бок со вчерашними врагами. Продолжают действовать консолидировано и до сих пор, сдавая адреса и явки вчерашних товарищей по левому движению и отправляя их персональные данные на «Миротворец».

Таким образом, заявления правоохранителей о причастности антифашистов могло натолкнуть на мысль, что возможно, какие-то новые лица стали использовать данный бренд: бойцы ЧОП эпохи Януковича, «беркутовцы», районная молодежь, чья мораль которой всячески противится захвату улицы людьми, постоянно вызывающими полицию и спецслужбы, или, допустим, переселенцы. Однако, увы, ни какого нового подполья не вскрылось. Власти объявили, что знают имя организатора – гражданина РФ, уже скрывшегося в Польше. Поступила информация и о первых задержаниях – в Харькове было задержано шестеро членов группы. Пятерых, впрочем, вскоре отпустили. Да и с шестой задержанной все непросто – по версии следствия, она тоже не была соучастницей, однако, якобы, сожительствовала с организатором.

То есть, на самом деле полиция не установила вообще ничего, зато создала прецедент накануне празднования 9 мая, спешно обвинив в атаке атифашистов, по сути, стравливая неонацистов с участниками праздничных мероприятий. Однако этим дело не ограничилось. 8 мая, накануне празднований, СБУ провело обыски в штабах КПУ и Комсомола, а также на квартирах их лидеров Петра Симоненко и Михаила Кононовича. Коммунистов тоже обвиняют в антифашистском терроре – якобы, Петр Симоненко оказывал содействие гражданину РФ некому Гогичаеву (имя не указано), который по заданию секретаря КПРФ Казбека Тайсаева поджигал автомобили народных депутатов Украины. Якобы, Гогичаев был даже взят с поличным при покушении на поджог автомобиля директора института национальной памяти Владимира Вятровича. Всякий, кто имеет хоть какое-то представление о личности Петра Симоненко, искренне хохочет от одного лишь предположения, что Петр Николаевич на старости лет решил поиграть в революционера. Это даже смешнее, чем Надежда Савченко, стреляющая из миномета по куполу Верховной Рады.

Угрозы в адрес телеканала открыто озвучил и «Национальный корпус», оставивший за собой право выбора методов защиты украинского информационного поля от российской пропаганды.

Напомню, двумя неделями ранее украинские СМИ раздули сенсацию из поздравления ко дню рождения Гитлера учительницы-члена ВО Свобода Марьяны Батюк. Как писал Экономист, ситуация с отрицанием государственной поддержки нацизма напоминает школьную уборную, где курят и ученики и учителя, но горе тому двоечнику, которого завуч в плохом настроении застукает с сигаретой. И это неспроста. Чтобы предположить последствия, достаточно опять-таки начать мыслить как преступник – ибо власть, преследующая своих граждан на основе идеологии, преступна по определению. И тогда становится очевидным, что вслед за всенародным осуждением, последует и обратная реакция.

И вот, вслед за порицанием незадачливой любительницы Гитлера мы приходим к преследованию антифашизма. При этом, вслед за уже упомянутыми мифическими «антифа» и загнанной в подполье Компартии, жертвой анти-антифашистской кампании в ближайшее время может стать телеканал «Интер» из-за трансляции концерта «Победа. Одна на всех». Накануне 9 мая, пользователем Твиттера Thirteen был слит эпизод концерта ко Дню Победы, вызвавший истерику патриотической общественности. В частности, слова ведущего Андрея Доманского: «И сегодня мы не можем позволить, чтобы улицы наших городов называли именами фашистских преступников, а их портреты безнаказанно проносили в факельных шествиях», сопровождались призывом пользователя сжечь канал. Угрозы в адрес телеканала открыто озвучил и «Национальный корпус», оставивший за собой право выбора методов защиты украинского информационного поля от российской пропаганды. Но даже если телеканал будет сожжен вместе с его сотрудниками, власти едва ли найдут причастных. Ведь оппозиционный телеканал – это не автомобиль директора Института национальной памяти Вятровича. Да и борьба с антифашизмом, увы, тренд не сугубо украинский, но глобальный. Однако об этом во второй части

Семен Хавевер 

621 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email