Размышляя о трагической судьбе, постигшей Украину, труднее всего понять, почему популистская оппозиция захватила власть. Все ведь у них было – деньги, влияние, даже власть. Пускай не на уровне всей государственной системы управления, но в комитетах Верховной Рады, в подкомитетах, в местных органах самоуправления. А вот проекта государственного развития у них не было. Вообще. Так зачем было огород городить? Что же толкнуло всех этих преуспевающих людей, любящих покрасоваться в телевизоре и рассказать о том, как «все вкрали», к действиям, которые кардинально сменили обстановку в стране и поставили под угрозу жизнь и благополучие каждого, включая их же самих?

Возможно, некоторые читатели вспомнят, как регионалы отжимали у них бизнес. Однако это не совсем правда. Регионалы, скорее, заводили в управление бизнесом своих людей, откупая определенный процент. Но точно так же поступали, приходя к власти, и остальные финансово-политические группы. И не из жадности даже, а с целью контроля над финансовыми потоками. При этом единственный стопроцентный отжим состоялся вовсе не при регионалах, а при президенте Ющенко и премьере Тимошенко – когда у Виктора Пинчука конфисковали приобретенный им завод Криворожсталь. Так чего было напрягаться из-за требования продать часть корпоративного пакета, тем более, если речь шла о приватизированной госсобственности, а вовсе не о построенном техническим гением предприятии? Ведь нет в украинском бизнесе своих Генри Фордов, и Стивов Джобсов там тоже нет.

Вот и выходит, что единственная причина – это власть, точнее, ее иррациональная патологическая жажда.

Можно предположить, что причиной таких действий стали обязательства перед иностранными партнерами – дескать, пообещали страну на блюдечке с голубой каемочкой Евросоюзу в ассоциацию и отойти от этого обещания не могли никак. Однако если партнером из ЕС эта ассоциация была так важна – почему мы до сих пор с ними не ассоциируемся?  Можно допустить, что причиной стало дело Тимошенко – дескать, испугались оппозиционеры, что их тоже всех заметут в кутузку. Но это опять-таки сомнительная угроза.  Никаких соратников к делу Тимошенко подшивать не стали, да и сама Тимошенко оказалась в недрах пенитенциарной системы исключительно благодаря своему вызывающему поведению в судах, когда власть тщетно искала законные основания для ее освобождения.

Вот и выходит, что единственная причина – это власть, точнее, ее иррациональная патологическая жажда. Именно ради власти они рисковали свободой на Майдане и готовы рисковать жизнью в условиях жесточайшей криминализации общества и всей политической системы. Ради власти оказалось не жалко ничего и никого. Ведь если себя любимого не жалеешь, то стоит ли жалеть каких-то людишек, гниющих в окопах или сидящих в подвалах под бомбежками? А вот чего действительно жаль, так это что количество мест во власти ограничено. Ни Рада, ни Кабмин, увы, не резиновые. И мест на всех не хватает. И места эти распределяются зачастую не с учетом роли тех или иных персонажей в украинской революции, а по принципу целесообразности и способности исполнять возложенные на вчерашнего революционера чиновничьи обязанности.

Так случается с каждым революционным движением, когда дело доходит до управления – власть берут одни, а правительство формируют другие. А что же революционеры, спросите? Ничего. Революция всегда пожирала своих детей. Таковы неизбежные законы развития общества. И для вчерашних революционеров остается два выхода: как в романе Мыколы Хвыльового «Санаторная зона» или как во многочисленных мемуарах жертв сталинских репрессий. Третьего не дано. Как не существует альтернативы таким последствиям революций, как гражданская война, интервенция, потеря части территорий. И еще радикальным реформам, неизбежно оборачивающимся массовым голодом — если хотите, голодомором. Ибо далеко не всякий постреволюционный чиновник-профессионал, да и просто профессионал далеко не всегда способен работать в условиях постоянной смены правил игры.

Вот и выходит, что на новом революционном витке остановить революционный хаос может лишь победа контрреволюции.

Этап голодомора еще не наступил, но уже на пороге – действия революционеров, выдумывающие новые и новые способы углубления кризиса и нагнетания популизма ради увеличения собственного присутствия во власти, как и сто лет назад, толкают страну к голоду. И если последствия торговой блокады ОРДЛО мы уже начинаем ощущать, то последствия ухода из Украины российских банков трудно даже представить.  Все это было бы смешно, если бы не было так печально и страшно. Ведь окончательно осудив эпоху революционных преобразований первой половины ХХ века, Украина стремительно несется к повторению всех раскритикованных общественных процессов: революции, диктатуры, изгнания профессионалов, гражданской войны, революционного террора, обнищания населения, голода и голодных бунтов. Ведь история, как известно, движется по спирали.

Вот и выходит, что на новом революционном витке остановить революционный хаос может лишь победа контрреволюции. Не на уровне идей, а через подавление чиновничьим аппаратом революционного элемента и привлечение к управлению государством конструктивно настроенной части прежних управленцев. Так некогда Сталин сажал троцкистов, бухаринцев, зиновьевцев, организовывал покушения на своих ближайших соратников и ставил к стенке несколько поколений силовиков. Другого перехода от революционной республики к эффективному государству, увы, не существует. Вопрос лишь в том, кто станет лидером-созидателем – президент Петр Порошенко, тот, кто придет после него, или тот, кто придет из-за его спины, как бы спасая слабеющего президента. И тогда многие из вчерашних революционеров придут к главному вопросу своей жизни: зачем им, преуспевающим людям, не имевшим никакого плана управления государством, было ввязываться в борьбу за власть ради власти, если цена этой власти так высока.

Семен Хавевер

Print Friendly, PDF & Email