В самом начале наступательной операции иракских правительственных войск на Мосул, подконтрольный террористам Исламского государства, план состоял в том, чтобы «запечатать» город с трех сторон, оставив открытым проход на западе, через который террористы смогли бы покинуть город и направиться дальше в Ракку, что в Сирии. Однако в дело вмешался Иран.

Иран настоял, чтобы Мосул был взят в плотное кольцо окружения, а на западе кольцо бы замкнули Народные мобилизационные войска — шиитская милиция, против участия которой в наступательной операции выступала Турция, а вся мировая общественность волновалась за возможные репрессии в отношении местного суннитского населения в регионе.

Сирийское правительство также возражало против первоначального плана, отметив, что террористы непременно перейдут на сирийскую территорию, в то время как страна практически разорвана на части идущей гражданской войной и одновременной борьбой с тем же Исламским государством.

На данный момент путь отступления из Мосула на запад — в Сирию, отрезан, и террористам остается только сражаться до последнего бойца.

Ситуация осложняется тем, что в самом городе остался миллион мирных жителей, чье присутствие ограничивает простор для маневра иракских военных и сил коалиции во главе с США.

У западных союзников закрадывается подозрение, что Иран, настояв на введении в операцию Народных мобилизационных сил, таким образом смог еще и обеспечить поддержку Сирии в лице Башара Асада, потому как шиитские войска смогут при необходимости вступить в противостояние с сирийскими повстанцами, находясь вблизи границы.

Таким образом, наступательная операция на Мосул сложна не только с военной точки зрения, но и потому, что косвенно влияет на расстановку сил в регионе.

Print Friendly, PDF & Email