В далеком 2008 году, на излете эпохи Ющенко, в моду в Украине вошли запреты. Тогда украинцы впервые столкнулись с абстиненцией в связи с отлучением от новостной повестки ВВС и CNN, а ломка, как известно, чревата впадением в шизотимический транс и даже галлюцинациями. Тогда будущий глава СНБО и временный глава государства Александр Турчинов внес законопроект, предлагавший запретить украинцам курение не только во всех общественных местах, но также в собственных квартирах, на балконах и вообще везде. Соцсети тем временем активно продвигали новые и новые гражданские запреты: от драконовских правил выгула домашних животных до уголовной ответственности за хранение порнографии.

Если даже очередное обострение боевых действий на Донбассе не способно расшевелить международные СМИ в украинском вопросе, то фотосессия главы украинского МИД в обществе Дональда Трампа тем более не поможет.

Похоже, сегодня наше общество испытывает аналогичные состояния. Если даже очередное обострение боевых действий на Донбассе не способно расшевелить международные СМИ в украинском вопросе, то фотосессия главы украинского МИД в обществе Дональда Трампа тем более не поможет. И ломает наших правителей не по-детски, и судороги все больше смахивают на тарантеллу. И это единственное логичное объяснение решения президента Порошенко запретить социальные сети «Одноклассники» и ВКонтакте, а также бухгалтерское п.о. «1С» в связи с их российской пропиской.

Следует признать, что наша власть испытывает судьбу давно, и во всех направлениях. Заменяют, например, на украинских АЭС российские ТВЭЛы на американские. И не беда, что без вазелина они в наш реактор не очень идут – как говорят американцы, нельзя вставить квадратный чопик в круглую дырку. Если рванет – можно будет стырить много-много «гуманитарки», а если рванет общество – то никто уже никогда не спросит у власти, куда ушли бюджет и международная помощь, и как тот, кто еще вчера был никем, задекларировал десятки миллионов. Вот только время идет, а масштабной аварии на отечественных АЭС не происходит. Мелкие — да, случаются, и даже чаще чем в прежние времена, а вот Чернобыль, похоже, откладывается на неопределенный срок. А это значит, что срочно надо придумать что-нибудь новенькое. Поджечь общество, например.

Воистину, тарантелла опасна не только для укушенных ядовитым пауком. Она также чрезвычайно опасна для окружающих. Ибо никто не знает, как поведет себя бьющееся в судорогах тело. Может, например, пожар устроить или взорвать пояс шахида. Ведь запрет «ВК» и «Одноклассников» – это еще цветочки. Ягодки – намеченное на сегодня, 18 мая, рассмотрение закона о запрете Украинской православной церкви (Московского патриархата) – крупнейшей религиозной общины страны. Запрет социальных сетей и бухгалтерских программ в сравнении с этим планом – как новогодняя хлопушка рядом с матерью всех бомб. Ибо это решение станет запуском в Украине ужасающего гибрида югославского и ливанского сценариев – войны на конфессиональной почве на всей территории. И не надо упрекать меня в преувеличении – в 2013 году мои предупреждения о предстоящей войне и возникновении сепаратистских регионов тоже никто не принимал всерьез.

Тотальная гражданская война в Украине – это, увы, это не дурной сон и тем более не шутка. Это реальная перспектива для страны, не способной себя прокормить.

Даже если проект закона о запрете УПЦ (МП) будет провален законодателями – команда радикалам уже отдана. А это значит, что независимо от решения Рады уже в ближайшее время захваты церквей, монастырей и прочей собственности УПЦ (МП) примут невиданный доселе размах. Как и противодействие, соответственно. Вопрос лишь в том, на чьей стороне будет официальная позиция силовых органов. Симпатии в подавляющем большинстве случаев будут на стороне церкви. Не потому, что свобода совести есть базовый принцип, и любой юрист это четко знает, а потому, что сами силовики зачастую люди набожные и являются прихожанами той церкви, где духовная жизнь интенсивна. То есть там, где есть монастыри, святыни и мощная философская традиция.

Тотальная гражданская война в Украине – это, увы, это не дурной сон и тем более не шутка. Это реальная перспектива для страны, не способной себя прокормить. Форс-мажор, с точки зрения деловой репутации, всегда лучше банкротства. А деловая репутация в наше время оказалась более востребована, чем судьба страны.

Анатолий Борщаговский

Print Friendly, PDF & Email