Комиссия Роберта Мюллера обвинила экс-главу военной разведки США и бывшего советника президента Дональда Трампа – генерала Майкла Флинна в участии в переговорах о получении взятки от властей Турции в размере $15 млн. Об этом, со ссылкой на близкие к комиссии Мюллера анонимные источники, сообщает Washington Post. При этом взятка якобы предлагалась за передачу Турции мусульманского богослова, мецената и общественного деятеля Фетхуллаха Гюлена, которого Анкара обвиняет в организации неудавшегося военного переворота в июле 2016 года.

Напомним, генерал оказался в поле зрения комиссии Мюллера после встречи с послом России в США Сергеем Кисляком в ноябре 2016 года, накануне президентских выборов в США. В ходе встречи якобы обсуждался вопрос об отмене американских санкций против РФ в случае избрания Дональда Трампа президентом. При этом, как утверждал сам Флинн, вопрос о санкциях рассматривался исключительно в контексте выработки совместной российско-американской стратегии в Сирии, где страны являются союзниками, хотя и поддерживают противоборствующие прокси-силы. И уж точно речи не было о каких-либо действиях России, направленных на избрание Дональда Трампа.

Зато удалось создать огромный информационный мыльный пузырь, вынуждая президента на кадровые перестановки и ограничивая его в возможности внешнеполитических маневров.

Еще раньше, 10 декабря 2015 года, Флинн был замечен журналистами на праздновании 10-летнего юбилея телеканала Russia Today (RT), где он сидел рядом с Владимиром Путиным. Позднее, в интервью Washington Post он пояснил, что ни о чём не говорил с Путиным, кроме короткого представления. В этом же интервью он признал, что получал от RT денежное вознаграждение за консультации, которые давал в качестве политического эксперта и военного аналитика. Вскоре после обнародования информации о встрече с российским послом Флинн подал в отставку с поста советника президента по вопросам национальной безопасности.

Комиссии Мюллера так и не удалось найти доказательства государственной измены генерала Флинна. Зато удалось создать огромный информационный мыльный пузырь, вынуждая президента на кадровые перестановки и ограничивая его в возможности внешнеполитических маневров. По большому счету нет ничего предосудительного в том, что высокопоставленный представитель силовиков одной страны ведет переговоры с дипломатами, силовиками или журналистами другой страны. К тому же с приходом в Белый Дом Дональда Трампа признанная террористической организацией в России и в США армия Исламского Государства действительно терпит поражение.

Теперь, вслед за так называемым «рашнгейтом», генерала начинает преследовать новый скандал — «туркишгейт». Что неудивительно – неприязненные отношения между Майклом Флинном и Робертом Мюллером сложились еще в период их работы в прежних администрациях. Тогда один возглавлял военную разведку, а другой — ФБР. При этом сообщение о якобы взятке носит пока сугубо медийный характер, не находя документальных подтверждений не только на уровне их обнародования Робертом Мюллером, но даже на уровне получения официальных разъяснений.

Однако обо всем по порядку. Накануне скандальной публикации в Washington Post Сибел Эдмондс – учредитель Коалиции Вистблоуэров в сфере Национальной Безопасности (National Security Whistleblowers Coalition NSWBC), общественной организации, объединяющей бывших сотрудников силовых структур, выступивших с разоблачительными документами в отношении своего прежнего руководства – дала получасовое интервью онлайн ТV Infowars. В нем Эдмондс высказала опасения касательно методов работы комиссии Мюллера, назвав ее деятельность облегченной версией маккартизма.

Сибел Эдмондс – в прошлом переводчик с восточных языков, работавшая в ФБР, обрела известность своими разоблачениями подготовки тайных операций, названных по аналогии с известным проектом спецслужб НАТО 1970-х операцией «Гладио» — «Гладио Б». По словам Сибел Эдмондс, это название соответствует папке в рубрикаторе ФБР.

Им предстояло превратиться в территорию тотального хаоса, криминала, наркотрафика, торговли оружием, людьми и человеческими органами, которая опоясывала бы Россию и Китай и сдерживала их экономический рост и экспансию.

Между тем, в если в случае «Гладио» речь шла о предотвращении советского вторжения и организации террора с целью вытеснения коммунистических партий из политической жизни юга Европы, где в период Второй мировой войны активно действовало левое антифашистское сопротивление и была сильна левая политическая традиция, то в случае «Гладио Б» речь шла о переформатировании стран, ранее входивших в сферу влияния СССР, и национальных республик бывшего СССР. Им предстояло превратиться в территорию тотального хаоса, криминала, наркотрафика, торговли оружием, людьми и человеческими органами, которая опоясывала бы Россию и Китай и сдерживала их экономический рост и экспансию.

Так, по словам Эдмондс, в 1997-2001 годах на территории посольства США в Баку состоялась встреча руководителей американских спецслужб с действующим лидером «Аль-Каеды» Айманом Аль-Завахири. Вскоре после встречи джихадистские группы стали активно перемещаться транспортной авиацией США и НАТО из Афганистана в учебные центры в Средней Азии и на Балканах. Одновременно, по просьбе руководства НАТО, президент Египта Хосни Мубарак освободил группы радикалов, которые проходили обучение в тренировочных центрах, расположенных в Турции и Иордании, при этом две последние страны указывались в контексте подготовки масштабной операции по смене режима в Сирии.

Эдмондс утверждает, что в центре проекта стоит организация Фетхуллаха Гюлена «Хизмет», выполняющая те же функции, что квазимасонская организация «Пропаганда 2» в операции «Гладио» — прикрытие террористической активности, финансирование ячеек и т.п. Кстати, именно расследование деятельности «Пропаганды 2» в начале 1980-х подтолкнуло итальянскую прокуратуру к расследованию, вскрывшему связи Центра спецопераций НАТО с радикально правым и радикально левым террористическим подпольем, а также тайные поставки западного оружия Ирану и финансирование за счет этих средств антикоммунистических формирований «Контрас» в Никарагуа (скандал «Иран-Контрас»).

В интервью Infowars Эдмондс сообщает, что связи организации «Хизмет» с джихадистами известны в разведсообществе и неоднократно становились предметом изучения антитеррористических департаментов. Однако всякое расследование, затрагивавшее личность Фетхуллаха Гюлена и его организации, бралось под личный контроль главы ФБР Роберта Мюллера и навсегда уходило в стол. «Десятки офицеров ФБР готовы подтвердить мои слова», — заявила Эдмондс. Также, по ее словам, о противозаконной деятельности организации Фетхуллаха Гюлена хорошо осведомлен Майкл Флинн, неоднократно обращавшийся к руководству с настоятельными рекомендациями пресечь деятельность «Хизмет» в США. Якобы настойчивость в этом вопросе, которую проявлял Майкл Флинн, и стала причиной взаимной неприязни генерала Флинна и директора ФБР Мюллера.

Сибел Эдмондс сетует на невозможность раскрытия публике многих известных ей деталей, объясняя это государственной тайной. Эти детали фигурируют в запросах, отправляемых Коалицией Вистблоуэров в министерство юстиции США. Эдмондс утверждает, что в ответ на ее официальное обращение в минюст директором ФБР было возбуждено внутреннее расследование, но касалось оно не приведенных ею фактов, а деятельности отдела переводчиков на предмет возможных утечек информации. Именно это стало причиной выхода скандала в публичную сферу, при этом каждое сказанное ею слово оспаривалось Робертом Мюллером в связи с якобы разглашением гостайны.

«Я была шокирована, когда узнала, что именно Роберт Мюллер стал спецпрокурором в комиссии по вмешательству в выборы. Лично для меня это стало свидетельством того, что целью комиссии будет не тема вмешательства, но создание вокруг действующей администрации обстановки, в которой станет невозможна деконструкция сложившихся коррупционных цепочек, связующих глобальное управление, коррумпированное глубокое государство, спецслужбы и международный терроризм. Это делает невозможным выполнение обещаний президента Трампа, данных им в ходе избирательной кампании», — резюмирует Сибел Эдмомндс.

Заявления Эдмондс, разумеется, не являются истиной в последней инстанции. В конце концов, переводчики работают лишь с отдельными документами, а потому, не имея возможности рассматривать ситуацию комплексно, могут оказаться жертвой собственных подозрений, домыслов и элементарной паранойи. Однако, нравится нам это или нет, ей удалось предсказать события арабской весны задолго до возникновения ее первых предпосылок. Увы, от этого факта невозможно отмахнуться, даже если признать конспирологией тему «Гладио Б», а также цели и задачи этой якобы имеющей место секретной операции.

В центре движения – личность Фетхуллаха-эфенди (учителя Фетхуллаха), а в силу размаха благотворительной деятельности Гюлена его можно называть «Соросом Востока».

Однако вернемся к личности Фетхуллаха Гюлена – самому спорному из вопросов, поднимаемых Сибил Эдмондс. Организация «Хизмет» основана по принципу суфийского тариката и включает в себя тысячи коммерческих структур, школ, университетов, культурных центров, общественных движений и благотворительных фондов, а ее членами являются миллионы людей во всем мире. В центре движения – личность Фетхуллаха-эфенди (учителя Фетхуллаха), а в силу размаха благотворительной деятельности Гюлена его можно называть «Соросом Востока».

Фетхуллах Гюлен не считает свою организацию суфийским орденом и не относит себя к той или иной суфийской традиции, однако всячески пропагандирует суфийские практики, отрицает исламский радикализм, призывает к межконфессиональному и культурному диалогу, поддерживает вступление Турции в ЕС.

Отсутствие идеологической поддержки Гюленом терроризма, впрочем, не означает ровным счетом ничего. Масонские ложи, одной из которых была замешанная в операции «Гладио» «Пропаганда 2», вообще отрицают участие в политике, как и «Хизмет», настаивая на том, что главное для них — вопросы духовности, культуры, наук и ремесел. Между тем присутствие в европейской и американской политике членов масонских лож столь же общеизвестно, как и присутствие в восточной политике членов суфийских тарикатов – организаций, связывающих представителей разных слоев общества в единую, подчиненную общему интересу организацию, исполняющую решения своего лидера и никогда не ставящую под сомнение их важность и правильность. В частности, суфийским тарикатом являлся уничтоженный в начале XIX века орден янычаров «Бекташи».

При этом, говоря о «Пропаганде 2», организации формально такой же аполитичной, как и организация Гюлена, никто не оспаривает список, найденный при обыске у ее магистра Личо Джелли, куда входили 23 депутата итальянского парламента, 10 префектов, 6 адмиралов, 7 генералов финансовой гвардии, 10 генералов корпуса карабинеров, около ста президентов частных и государственных фирм, 47 директоров банков, высокопоставленные офицеры, издатели 4 книжных издательств и 22 газет. В частности, в списке присутствовали имена секретаря Итальянской социал-демократической партии Лонго, замминистра обороны Бандлеро, главы минфина Фоски, министра внешней торговли Манка, руководителя спецслужбы СИСМИ генерала Сановито, прокурора Рима Спаньуоло, начальника генштаба адмирала Торризи, начальника канцелярии премьера Семпирини, экс-главы итальянской секретной службы, замешанного в попытке неофашистского переворота 1974 года генерала Мичели, будущего премьер-министра Италии Сильвио Берлускони , а также высокопоставленных членов хунты аргентинского диктатора Виделы.

В 2014 году стамбульский суд выдал ордер на арест Гюлена, а Министерствою юстиции подготовило документы на включение Гюлена в Красный бюллетень, однако Интерпол отказал Турции в розыске лидера «Хизмет». Впрочем, теперь тучи все же начали сгущаться над головой Фетхуллаха-эфенди, и деконструкция его структур принимает глобальный характер. Так, до недавнего времени российские специалисты по странам Востока оспаривали обвинения в подготовке переворота, озвученные Реджепом Тайипом Эрдоганом в адрес своего бывшего союзника. Даже несмотря на запрет и внесение в Федеральный список экстремистских материалов четырех его произведений: «Сомнения, порожденные веком», «Критерии, или Огни в пути», «Пророк Мухаммед – венец рода человеческого», а также «Жизнь и исламская вера».

«Эрдоган, воспитанный и поддержанный Гюленом, попросту захотел самостоятельности, а потому начал кампанию по его преследованию», — комментировал тогда позицию Анкары российский востоковед, детективщик и руководитель крупнейшего в РФ агентства журналистских расследований «АЖУР» Андрей Константинов.

Позиция российского востоковедения, однако, резко изменилась после убийства посла РФ в Турции Андрея Карлова. Тогда тот же Константинов высказал мнение, что президент Эрдоган – последний, кто мог быть заинтересован в покушении, и предположил, что за убийством стоит организация Гюлена, а также западные спецслужбы, действующие на Востоке как слон в посудной лавке.

После неудачного военного переворота в Турции 2016 года Анкара объявила Гюлена террористом номер один, при этом отказ США в его экстрадиции стал причиной похолодания в отношениях Анкары и Вашингтона, вплоть до временного закрытия американских диппредставительств в Турции, арестов их сотрудников и приостановки выдачи американских виз гражданам Турции. Люди, связанные с Фетхуллахом-эфенди, преследуются турецкими спецслужбами по всему миру. После обращенного к членам движения «Хизмет» заявления президента Эрдогана: «Теперь ни одна страна мира для вас не безопасна; ни одна из стран мира не будет вам убежищем», в Малайзии были похищены директор школы и бизнесмен, принадлежавшие к движению «Хизмет». Аналогичное происшествие случилось и в Нигерии – там были похищены 7 человек.

Наиболее же остро, на мой взгляд, проблема «Хизмета» встанет в государствах Средней Азии. С одной стороны, тесные деловые и культурные связи с Анкарой делают невозможным сопротивление правительств этих стран настойчивым требованиям Реджепа Эрдогана разобраться с организацией Гюлена. С другой стороны, структуры «Хизмета» обосновались там очень прочно – многолетняя политика противодействию салафитскому исламу, проводимая властями этих стран пропагандировала в качестве альтернативы ему суфизм, турецкую и пантюркистскую культуру. При этом структуры, участвовавшие в ее продвижении, нередко были нередко связаны с ныне опальным Фетхуллахом-эфенди. Насколько реальной силой, интегрированной во власть, они окажутся, можно только догадываться.

Проблема противостояния Анкары и «Хизмета» актуальна и для Украины, где действует ряд организаций, не скрывающих своих связей с Гюленом и его организацией. В частности, киевское издание «Факты» со ссылкой на турецкое издание «Анадолу» писало, что согласно публикациям в турецкой прессе, в Украине под прикрытием интернет-ресурсов и культурных центров действует целая сеть организаций, пропагандирующих движение «Хизмет». В числе прочих указывается одно из лучших учебных заведений страны – международная школа «Меридиан», платная школа с преподаванием на английским языке и изучением турецкого языка. К такого рода организациям был отнесен и украинско-турецкий культурный центр „Işık“.

При этом, учитывая тот факт, что Турция – это чуть ли не единственный сосед, с которым Украина сохраняет дружеские отношения, данный выбор может оказаться крайне болезненным не только для власти, но и для страны в целом.

Также российский интернет-таблоид Власти.нет утверждает, что украинские сторонники «Хизмета» выражают опасения в связи с возможными преследованиями со стороны турецких спецслужб на территории Украины. В качестве примера приводится факт нападения на гражданина Турции, директора турецкого культурного центра. Издание напоминает, что сторонники «Хизмета» работают в сфере образования на протяжении 30 лет в более чем 170 странах мира и до настоящего момента никогда не сталкивались с подобными происшествиями.

На сегодняшний момент украинский МИД пытается избегать темы «Хизмета», закрывая глаза на международную ситуацию, создавшуюся вокруг Фетхуллаха Гюлена и его организации. Между тем совершенно неясно, как долго ему удастся уклоняться от дискуссии на фоне ужесточения позиции Анкары и спора в политических кругах США, где в лагере сторонников президента Трампа в адрес Гюлена уже были озвучены самые жесткие обвинения. При этом, учитывая тот факт, что Турция – это чуть ли не единственный сосед, с которым Украина сохраняет дружеские отношения, данный выбор может оказаться крайне болезненным не только для власти, но и для страны в целом. Особенно, если обвинения трампистов окажутся небезосновательными.

Анатолий Борщаговский

Print Friendly, PDF & Email