Недавно в нью-йоркском метро я встретил старого знакомого, еще в первой половине 80-х осевшего в США. Умный, образованный, но совершенно невостребованный человек, коих в наше время легион по обе стороны океана. Впрочем, знакомый мой не унывает, каждый раз находя новое увлечение. Три с половиной года назад таким увлечением для него стала украинская революция. Он даже ездил в Киев, дабы поучаствовать в драках с милицией.

Тут важно отметить, что никакого отношения к Украине мой товарищ не имеет, ибо происходит из России. Да и иллюзий особых в отношении Революции достоинства он не испытывал. События в Киеве он рассматривал исключительно в контексте борьбы с Путиным. Какими бы последствиями они не обернулись для украинцев, это было необходимо для реализации планов моего знакомого и иммигрантских кругов, в которые он входит.

Могу лишь констатировать, что на сегодняшний момент от того энтузиазма не осталось и следа, ибо провальность украинской национальной революции видна невооруженным глазом даже с противоположного берега Атлантики.

Меня, разумеется, тогда сильно покоробило такое отношение к Украине, которой, по задумке совершенно посторонних для нее людей, надлежало стать детонатором для организации переворота в пограничном государстве. Ведь как патриота, меня заботило благополучие собственной страны, а не интриги соседней. В общем, я приостановил дружбу с моим революционным знакомым, а потому не имел возможности наблюдать все стадии его разочарования в Украине. Могу лишь констатировать, что на сегодняшний момент от того энтузиазма не осталось и следа, ибо провальность украинской национальной революции видна невооруженным глазом даже с противоположного берега Атлантики.

«Но, ведь мы надеялись, что Украина подаст пример демократических реформ, – оправдывался он в ответ на мою скептическую гримасу, – Мы надеялись, что демократическая Украина станет примером для всего постсоветского пространства. Что граждане, отстоявшие свою свободу в противостоянии с полицией, уже не позволят цинично себя грабить, а будут контролировать власть», – повторял он лозунги, набившие оскомину еще в далеком 2013 году. Разумеется, все это звучало наивно и глупо, и я терял интерес к разговору, все больше думая о своем.

Думал я о том, что есть в мире благополучные страны. Там живут хорошие люди. Не все, разумеется. Но в своем большинстве. Они не крадут, не обманывают, не бьют друг другу морды по пустякам. Они рады прийти на помощь близким, готовы помогать случайным знакомым и вообще незнакомым людям. Они хорошие люди, прежде всего, потому что им легко быть хорошими. Им даже проще быть хорошими, чем плохими.

А есть на земле страны-уроды. И живут там негодяи — опять-таки не все, но преимущественно. Правители таких стран сплошь подонки и негодяи, а их граждане умеют правильно прогнуться под сильным, какие бы абсурдные требования этот сильный не выдвигал. Здесь требуются циники, умеющие прислуживать и безо всякой рефлексии совершать аморальные поступки ради выгоды. С моралью в таких странах дело обстоит не хуже и не лучше, чем у их правителей. Разве что смелости у простых людей меньше, поэтому негодяйские поступки они осуществляют по принципу коллективной ответственности — все бежали, и я побежал.

А потому подлую свою натуру они реализуют чаще не в общественной, а в личной жизни — подставляют друг друга, доносят, подворовывают, гадят, кидают и шаромыжничают. Такой образ жизни – прямое следствие устройства мира, к которому они привыкли. На таких примерах они воспитываются. Если миллиардеры из правительства согласны унижаться, чтобы получить кредит МВФ, то почему бы простому человеку, например, не утаить доходы, чтобы получить какую-нибудь субсидию. Да и вообще, зачем такой человек будет платить налоги, если элиты страны прячут свои сбережения в оффшорах?

А кто же властители благополучных стран? Во-первых, это люди, не лишенные чувства ответственности. Однако их ответственность не распространяется дальше ответственности перед избравшими их согражданами. Этих людей они любят – «хороших людей» ведь так просто любить. Ради их благополучия они готовы даже отравлять жизнь «уродам» на противоположном конце земного шара и отнимать их жизни. Уродов ведь не жалко. Все равно они нормально жить не смогут, так пусть помогают хорошим людям жить лучше. Им не жалко заставлять детей трудиться на фабриках – зато цены будут ниже, и благополучные страны смогут больше потреблять. Если «уродам» нравится воевать, убивая себе подобных – опять-таки, пускай убивают. Чем дольше будут убивать, тем больше средств будет привлечено в экономику приличных стран, ибо из горячих точек финансы бегут.

Хорошие люди тоже понимают миссию своих правителей и не слишком строги к ним. Могут не проголосовать повторно, но не более — ломать собственную жизнь ради безвестных «уродов», проживающих на противоположном конце земного шара они не будут. Лишь грустно вздохнут, рассматривая кровавую фотографию с первой полосы центральной прессы.

Можно ли изменить этот миропорядок хотя бы в масштабах нашей страны? Да, можно. И ключ к этим переменам — действительно, достоинство. Не «революция достоинств», а достоинство как таковое. Ведь там, где люди его сохранили, потребности в революциях нет. Как вернуть людям достоинство – не знаю, но уверен, для этого необходимо убедить сограждан, что быть «уродами» плохо. Что нам следует уважать друг друга, воздерживаться от нечестных и откровенно подлых поступков. Только «урода» можно спровоцировать на грабеж и убийство соседа, даже если этот сосед думает неправильно.

Пример – распад СССР, или все та же «революция достоинства» в Украине, когда на руинах прежнего миропорядка система воспроизвела себя даже в худшем виде.

Другого пути, увы, не существует. Даже самая совершенная социальная утопия рушится, если ее населить эгоистами, лицемерами и мелкими жуликами. Пример – распад СССР, или все та же «революция достоинства» в Украине, когда на руинах прежнего миропорядка система воспроизвела себя даже в худшем виде. Делить руины всегда сложнее — аппетиты элит вследствие механической замены министра «Х» оппозиционером «У» никак не уменьшаются. А в случае замены милиционера «Х» гопником «У» — только растут.

Касательно же моего знакомого и его разочарования в «украинской революции» все осталось неизменным. Его уже очаровали новые протесты – в России, Белоруссии, странах Средней Азии и Закавказья. Он искренне уверен, что они должны уничтожить рудименты советской системы и построить новую – хорошую, как на Западе. Вот только непонятно, каким образом из старого человеческого материала будет построено новое справедливое общество, да еще и на идейной основе буржуазного индивидуализма. И вспоминается тут аналогия с восстаниями рабов в древнем Египте. Там они тоже случались. В результате этих революций некоторые из рабов становились рабовладельцами, а остальные продолжали жить по-прежнему.

Семен Хавевер

51 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email