В минувшем месяце «TheЭкономист» проводил опрос читателей о перспективах Донбасса: «Верите ли вы в возвращение Донбасса в состав Украины?» Результат оказался неожиданным – мнения разделились почти пополам. Положительно по данному вопросу высказались всего 52%, в то время как 48% уже не верят.

Мы понимаем, что опрос на нашем сайте нерепрезентативен – читатели одного отдельно взятого ресурса не отражают весь спектр украинского общества. Однако мы уважаем мнение каждого из наших читателей, независимо от того, разделяем ли это мнение и является ли оно релевантным отечественным реалиям.

«TheЭкономист» готов к диалогу с читателями, всегда открыт для него. Посему хочу напрямую обратиться к аудитории – как к тем, кто разделяет точку зрения о неизбежном возвращении республик ОРДЛО в состав нашей страны, так и к тем, кто в подобную перспективу не верит.

Начну с тех 48%, кто полагает, что Донбасс навсегда потерян. Друзья, вынужден вас разочаровать: большая часть Донецкой и Луганской областей остаются под контролем украинских военных. Никаких оснований считать, что объединение Донбасса будет реализовано вследствие военной операции вооруженных сил самопровозглашенных республик, не существует. Для этого нет ни военных возможностей, ни политической воли сепаратистских лидеров, занятых такими проблемами, как удержание линии фронта и сохранения власти. Это объективная данность, отрицать которую не имеет смысла даже в форме допущения.

Противоречия между двумя Донбассами настолько глубоки, что можно ожидать, скорее, массового движения за возврат в Украину в самих республиках ОРДЛО, нежели аналогичных движений за присоединение подконтрольного Украине Донбасса к самопровозглашенным республикам.

Столь же нереалистично выглядит предположение, что объединение Донбасса под знаменами сепаратистских республик произойдет вследствие народного восстания. Как показала практика, население региона сохраняет лояльность к своим работодателям – представителям старых региональных элит, чьи отношения с руководством самопровозглашенных республик трудно назвать хорошими. Да и сами местные жители, чьи семьи нередко проживают по обе стороны линии разграничения, разочаровались в самой идее региональной независимости. Возможно, там все еще теплится надежда на присоединение Донбасса к РФ, однако и она тает с каждым днем в силу незаинтересованности Кремля в таком сценарии.

Противоречия между двумя Донбассами настолько глубоки, что можно ожидать, скорее, массового движения за возврат в Украину в самих республиках ОРДЛО, нежели аналогичных движений за присоединение подконтрольного Украине Донбасса к самопровозглашенным республикам. Разумеется, не завтра и не при нынешней киевской власти. Однако это может произойти спустя несколько лет после замораживания вооруженного конфликта и ротации политических элит Киева в пользу нынешних его оппонентов.

Напомню и ряд прецедентов из мировой практики, когда сепаратистское руководство складывало оружие в обмен на собственную легитимизацию в политике страны. Иногда вчерашние повстанцы даже приходят к власти на общенациональных выборах. Так, например, произошло в Сальвадоре, где власть находится в руках бывших революционеров из «Фронта освобождения имени Фарабундо Марти». При этом к власти повстанцы пришли не на первых же выборах, а пятнадцать лет спустя и сохраняют ее до сегодняшнего дня.

Теперь хочу обратиться к оставшимся 52% читателей. К счастью или к сожалению, но возвращение Донбасса – это не вопрос веры. Это, прежде всего, вопрос пути. Тут существуют два варианта – военный и переговорный. Как показала практика, военный путь оказался крайне неудачным. Все мы помним рейд действующего главы службы Госохраны, а в прошлом министра обороны вдоль российской границы. Имела место и попытка удержания атакующих плацдармов в Дебальцево и аэропорту имени Прокофьева. Все закончилось масштабными потерями Киева в живой силе и технике. Хорваты, на чей опыт любят ссылаться в Киеве, никогда не терпели столь сокрушительных поражений.

Второй путь – дипломатический. В теории он куда более перспективен, но на практике требует политической воли, которой нет. Судьбу Донбасса можно решить в положительном для Украины ключе лишь путем прямых переговоров с непризнанными республиками ОРДЛО. Более того, Украина должна что-то предложить людям, которые смогли доказать свою состоятельность, как минимум, в военном аспекте. Это предложение должно представлять реальный интерес для сепаратистских лидеров, а не ограничиваться гарантиями безопасности вроде амнистии. До тех пор, пока политическая надстройка сепаратистов не будет интегрирована в политическую систему Украины, как это было сделано в Сальвадоре, Колумбии, Никарагуа, Палестине, Северной Ирландии и прочих регионах, столкнувшихся с аналогичной проблемой, дипломатия зависнет на уровне постоянных переговоров и консультаций.

В итоге, отбросив апокалипсические сценарии вроде взятия Киева и Лондона армией «Захара», вынужден констатировать: в настоящий момент не предвидится никаких вариантов решения вопроса о будущем Донбасса.

Третий путь возвращения Донбасса – смена режима в Киеве. Такой путь существенно упростил бы процесс объединения страны, однако подобных тенденций не наблюдается. Да, власть в Киеве нестабильна, но никаких сил, способных радикально сменить повестку в случае прихода к власти, увы, нет. Наоборот, приход так называемых «новых лиц» обернется повторением ошибок лета 2014 года, но с куда большими потерями, а с консервацией режима и его идеологии через смену ньюсмейкеров в телевизоре.

В итоге, отбросив апокалипсические сценарии вроде взятия Киева и Лондона армией «Захара», вынужден констатировать: в настоящий момент не предвидится никаких вариантов решения вопроса о будущем Донбасса. Ни в форме его возвращения в состав страны, ни в форме его окончательного выхода из нее. Даже перспектива замораживания конфликта не выглядит реалистичной. И дело не в политических элитах, которые достаточно пластичны в условиях давления со стороны партнеров, но прежде всего в состоянии украинского общества – политических активистов и центральных СМИ, не желающих видеть никакого иного пути к восстановлению территориальной целостности, кроме поражения в правах части граждан Украины — тех, чья позиция была объявлена «антиукраинской».

Преодолеть сложившуюся ситуацию может лишь катастрофа, которая принесет войну в дома этих людей. А в условиях растущей нестабильности это выглядит вполне вероятным итогом многолетнего раздувания противоречий.

Напомним, в 2013 году Майдан, поправший права 12 миллионов сторонников Виктора Януковича, продолжает бродить в украинском обществе — как среди сторонников силового пути, так и среди симпатизантов непризнанных республик. Все эти люди, независимо от занимаемой ими стороны, готовы и далее поддерживать кровопролитие, перенося свои споры о политике из рабочих курилок и социальных сетей в реальную жизнь посредством подзуживания, подбадривания и поддержки сторонников наиболее радикальных программ.

Преодолеть сложившуюся ситуацию может лишь катастрофа, которая принесет войну в дома этих людей. А в условиях растущей нестабильности это выглядит вполне вероятным итогом многолетнего раздувания противоречий. В конце концов, не просто же так пенсионеры попадают под колеса правительственных кортежей, тем более на третий день после жесткого разгона полицией массовых акций с участием ветеранов АТО. Ибо, как писал классик, если звезды зажигают, значит это кому-нибудь нужно.

Анатолий Борщаговский

727 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email