Разглядывая фотографии задержания Михаила Саакашвили, под балаклавой я узнал полковника Юрия Голубана, стоящего рядом с задержанным. Если кто забыл – это командир батальона спецназа МВД Донецкой области, получивший известность в феврале минувшего года благодаря решительным действиям в ходе конфликта с участниками блокады ОРДЛО. Тогда полиция впервые проявила готовность применить оружие против телегеничных героев новейшей мифологии. Разумеется, я не мог быть уверен в личности человека в маске – из-за занятий одними видами спорта люди данной профессии нередко обладают конституциональной схожестью. Хотя это и не отменяет индивидуальных особенностей человека в позах и жестах.

Позднее, узнав в новостях о том, что задержанием Михаэла Саакашвили руководил бывший начальник полковника Голубана – замглавы Нацполиции и начальник криминальной полиции Вячеслав Аброськин, я окончательно убедился в правильности своих подозрений — ибо где Аброськин, там и Голубан.

Напомню, тогда, в феврале, власть уступила требованиям организаторов блокады. В свою очередь, полицейские с Голубаном во главе прорвались на трибуну Верховной рады, откуда от имени силовиков объявили о нежелании мириться с правовым беспределом в стране. Впрочем, тогда появление Юрия Голубана на трибуне стало поводом для скандала — полковника обвинили в сепаратизме. Масла в огонь подлил и опальный экс-глава СНБО самопровозглашенной ДНР, а в прошлом начальник отдела Центра специальных операций «А» при управлении СБУ Донецкой области Александр Ходаковский. Ходаковский тоже узнал Голубана, но как своего бывшего подчиненного по батальону ополченцев «Восток». Он напрямую обратился к нему с вопросом: подозревал ли Голубан, переходя на украинскую сторону, что воевать ему снова придется против Семена Семенченко.

Провластные ресурсы принялись наперебой отрицать информацию Ходаковского, а полковник Голубан был представлен к правительственной награде, врученной ему лично президентом. Аброськин получил повышение и был переведен в столицу на должность главы криминальной полиции Украины.

При этом речь опять идет о противоречии интересов государства Украина и той части общества, которую принято называть Майданом и с которой после победы Революции достоинства принято ассоциировать Украину.

Таким образом, вспоминая февральский инцидент, следует признать, что президент тогда так и не разрешил конфликт, но задвинул его в дальний ящик. И вот теперь, спустя без малого год, по разные стороны баррикад снова оказались старые знакомые. При этом речь опять идет о противоречии интересов государства Украина и той части общества, которую принято называть Майданом и с которой после победы Революции достоинства принято ассоциировать Украину. И на этот раз у президента уже нет возможности играть в дипломатичность —  награждать одних, идя на поводу у других. Ведь бывшие участники блокады требуют теперь не прекращения торговли, а импичмента. Возможно, даже «народного импичмента» в ливийском стиле.

Семен Хавевер

2,654 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email