Международный суд ООН в Гааге отказался признать причастность России к финансированию терроризма. По мнению судей, украинская сторона так и не предоставила доказательств поддержки терроризма РФ. По сути, поставлена жирная точка в вопросе о признании сепаратистских повстанцев на Донбассе террористами – именно это и было основной задачей.  Между тем Банковая не унывает, а президент даже назвал решение суда обнадеживающим. Вероятно, это специфика украинской дипломатической школы объявлять в свою пользу любое решение международных инстанций. Именно объявлять — ведь в эпоху тотального пиара это важнее, чем обернуть. Как, например, после потери нефтеносного шельфа в районе острова Змеиный вследствие судебной тяжбы. Напомню, он отошел нашим европейским партнерам — Румынии.

Победа – это не то, что приносит Украине пользу, а то, что ставит в неудобное положение Москву.

Так что же стало предметом гордости и надежды президента? А надежду вызывает то, что суд потребовал от РФ снять запрет на деятельность Меджлиса крымскотатарского народа. Огромная победа, особенно для украинцев. Особенно в свете недавних заявлений друга Украины Збигнева Бжезинского, вдруг увидевшего в крымском конфликте не только правду Киева, но и других сторон. Впрочем, с реализацией решения суда по Меджлису российскую сторону ждут большие трудности. Дело в том, что Меджлис, являющийся родоплеменным органом самоуправления, основанном исключительно на авторитете, никогда не стремился как-либо узаконить свою деятельность — не регистрировался как общественное движение, организация или политическая партия. Так, кстати, было и в украинский период, что тоже нередко подбешивало представителей Киева в автономии — например, генерала Геннадия Москаля. Просто Киеву было удобно поддерживать хорошие отношения с организацией, которой де-юре не существует, а Москва так не умеет.

Зато теперь Меджлис – головная боль Москвы. И с лекарством от нее дело обстоит сложно, ибо непонятно, как признать то, что не требует признания. И это, разумеется, по логике Петра Порошенко безусловная победа. Ибо победа – это не то, что приносит Украине пользу, а то, что ставит в неудобное положение Москву. А потому любое поражение Банковой – политическое, дипломатическое, военное можно обернуть победой. Мы не раз видели такой подход. После поражений под Иловайском и Дебальцево, например. Или с выходом очередного отчета не имеющей никакого веса журналистской организации «Bellingcat». Ибо совершенно неважно, каким было в действительности решение гаагского суда – пусть оно даже будет для Украины дипломатическим Иловайском. Куда важнее, каким считает его украинское общество. Потому что нынешняя власть будет властью лишь до тех пор, пока общество верит в то, что с нами весь мир.

Анатолий Борщаговский

Print Friendly