Философия и логика утверждают, что абсурд —  это не просто нечто бессмысленное, нелепо преувеличенное или содержащее внутренние противоречия. Абсурд – это прежде всего структурный принцип отражения хаоса.  А раз так, то и манипуляции с хаосом, управление им, возможны лишь посредством генерирования бесконечного абсурда. Именно поэтому украинские новости все больше напоминают театр абсурда, где зритель почти ежесекундно ждет чего-то новенького: пак-рока, вдруг заигравшего из висящего на стене ружья; кенгуру, выпрыгивающего из-за картины Иеронима Босха, или падения с верхотуры мешка с навозом под барабанную дробь. И летим мы давно уж не на одном крыле и честном слове, а просто на слове. Да еще и не очень честном. Точнее, на слове абсурдном — то есть бессмысленном, нелепо преувеличенном, содержащем внутренние противоречия. При этом движущей силой оказывается не сам по себе абсурд, а возрастающий градус абсурдности громоздящихся друг на друга софизмов, оксюморонов, и когнитивных искажений.

В нашем обществе, увы, тон задают трусоватые антисемиты. А потому вопрос, откуда у отца двенадцати детей столько денег, так и не был поднят.

Казалось бы, ничем уже наша страна удивить не может. Ан, нет — каждый день, как новая глава кэрролловской Алисы, преподносит новые и новые сюрпризы. И в этом наша изобретательность не знает границ: то время вспять запустим, чтобы открыть уголовное дело против Сталина и Берии, то устроим матч в «королевский крокей». В философии даже термин есть — «логика королевского крокея».  Это когда правила меняются в процессе игры. И вот, та-да-да-дам — очередная кенгуру выпрыгивает из-за мурала с изображением босховского ада: на улицах Днепра, который бывший Днепропетровск и Екатеринослав, раввин расстреливает из автомата ветеранов и волонтеров АТО. В частности, адвоката и волонтера Эдмонда Саакяна и его брата. Причина – 119 тысяч долларов, которые братья-волонтеры задолжали духовному лицу и худруку синагогального хора мальчиков.

В нашем обществе, увы, тон задают трусоватые антисемиты. А потому вопрос, откуда у отца двенадцати детей столько денег, так и не был поднят. Дескать, еврей же. А у евреев они самозарождаются. Или что-то в этом роде.  Между тем, происхождение денег могло бы многое объяснить. Ведь чем черт не шутит – отец, педагог и служитель культа вполне может быть, например, профессиональным киллером, с которым Саакян и Ко не расплатились за заказ. Почему нет? Ведь как известно, сицилийские мафиози – верующие люди, любящие свои многодетные семьи. И остальные мафиози тоже. Просто о них меньше написано. Смогут ли убить если надо? Возможно. Но не всегда и не всякого. Есть сферы, куда таких людей, как ветераны АТО, в принципе не пускают. В ту же синагогу, например.  Касательно шума – дескать, профессионалы так не работают, тоже возражу. Все зависит от целей и задач. В конце концов, убийство может быть запланировано как явное.  Чтобы всем было понятно, откуда ветер дует. Просто, стоит это дороже. Хотя в Украине, возможно, и не сильно. Ведь убийц в наших реалиях долго в тюрьмах не держат. По крайней мере, если они выложат 119 тысяч, пускай даже в долг.

Впрочем, в этом деле есть одно весьма странное совпадение. Ветераны АТО, расстрелянные раввином Нахшоном, были теми самыми активистами, нападавшими на участников марша в День Победы, и обещавшими в следующем году устроить «вате» еще более жесткие столкновения. Спустя два дня после расстрела израильский Кнессет принимает решение об официальном учреждении «Дня Победы» как государственного праздника, отмечаемого 9 мая. А это значит, что уже в следующем году в праздничных мероприятиях в Украине могут принять участие израильские официальные лица: посол Израиля, израильские правительственные делегации, группы израильских ветеранов ВОВ. Соответственно, и меры безопасности в день мероприятия будут совсем другими. Ибо у израильтян безопасность всегда стоит на первом месте. Ветераны АТО, как движущая сила ультранационалистических радикалов, получила эдакую черную метку – дескать, пока только худрук, а дальше и до «хора мальчиков» с UZI может дойти.

А как же «жидобандеровцы», возразят те, кто все еще живет повесткой 2014 года. Куда денутся все эти раввины «Правого Сектора» и волонтеры АТО с тремя паспортами? Как они будут переобуваться? Да никак. У них нет такой нужды, ведь в условиях хаоса всякий союз носит временный характер. И в случае конфликта Израиля и украинского национализма доказывать свою лояльность именно Израилю совершенно не обязательно. Наоборот, их опыт оказывается ценным – ведь они знают о врагах больше.

Не успели мы осмыслить стрельбу из Днепра, как той же ночью киевские коммунальщики снесли зооларек с животными внутри.

Это, кстати, отнюдь не первая такого рода черная метка. Помните убийство Сашка Музычко (Билого)? Так вот, эта новость, если кто забыл, фактически совпала первым постмайданным интервью Евгения Червоненко, в котором он угрожал физической расправой любым активистам, которые осмелятся тронуть собственность тех, кого сам Евгений Альфредович окрестил «уважаемыми людьми». Предупреждение было воспринято всерьез. По крайней мере, самым активным оппозиционером Украины оказался Вадим Рабинович, которого никто не пытается трогать. Даже против его мероприятий контрдемонстрации не проводятся.

Впрочем, отношения еврейства и украинского национализма – это лишь один из штрихов к теме хаоса и абсурда. Не успели мы осмыслить стрельбу из Днепра, как той же ночью киевские коммунальщики снесли зооларек с животными внутри. Казалось бы, что может быть общего? Где животные и коммунальщики, а где АТОшники и евреи. А я вам отвечу. Общее – абсурд как способ управления хаосом. А потому всякому, кто хочет понять логику политических процессов в нашей стране, настоятельно советую Льюиса Кэрролла. И не только «Алису», а, прежде всего, поэму «Охота на снарка» в переводе спичрайтера Виктора Ющенко Юрия Позаяка.  Там все об Украине написано: о майдане, об АТО и даже о последствиях.

Анатолий Борщаговский

121 просмотров всего, 1 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email