Всесильный помощник Владимира Путина Владислав Сурков опубликовал в журнале «Россия в глобальной политике» статью, в которой описал собственное виденье будущего страны, к чьим элитам принадлежит уже более тридцати лет.

Статья «Одиночество полукровки» , написанная отчасти поэтическим слогом и отсылающая к непрограммным моментам истории и непрограммным историческим личностям,  не изобилует сложными умопостроениями. Они там и не нужны. Это программный текст, адресуемый сторонникам генеральной линии,  разъясняющий геополитическую философию современного российского государства просто и директивно, предлагая новые тезисы, якоря и ярлыки. Россия – евро-азиатская страна-полукровка, ей предстоит лет 300 геополитического одиночества, исторически значимые фигуры – не Иван Грозный, но Симеон Бекбулатович и Борис Годунов. Не Петр Великий, а король Владислав и Лжедмитрий.

В подобной манере любят писать американские неоконсерваторы на страницах политологических журналов «Публичный интерес» и «Общественный интерес». Тоже как бы на темы прошлого и будущего. Вероятно, отчасти и к этой аудитории был адресован текст. Как утверждает Владислав Сурков, страна-полукровка Россия не может найти своего места ни в Европе, ни в Азии, а потому отправляется жить сама по себе.

«При внешнем подобии русской и европейской культурных моделей, у них несхожие софты и неодинаковые разъемы. Составиться в общую систему им не дано», — пишет помощник Владимира Путина. «Сегодня, когда это старинное подозрение превратилось в очевидный факт, зазвучали предложения, а не шарахнуться ли нам в другую сторону, в Азию, на Восток», — продолжает он, чтобы сделать однозначный вывод – «Не нужно. И вот почему: потому что Россия там уже была».

От коворкинга с Золотой Ордой в эпоху возникновения русской государственности и до придворного Ивана Грозного – Чингизида Симеона Бекбулатовича, едва не ставшего русским царем, и от Смутного времени до 2014 когда, он описывает неудачные попытки России стать равной среди равных в семье то европейских, то азиатских народов.

«Наша (российская) культурная и геополитическая принадлежность напоминает блуждающую идентичность человека, рожденного в смешанном браке. Он везде родственник и нигде не родной. Россия это западно-восточная страна-полукровка. С ее двуглавой государственностью, гибридной ментальностью, межконтинентальной территорией, биполярной историей она, как положено полукровке, харизматична, талантлива, красива и одинока», — подытоживает Сурков, призывая сограждан осмыслить эту данность, оставаясь самими собой, при этом смело вступая в многосторонние взаимодействия с соседними цивилизациями: «И все-таки вряд ли мы третья цивилизация. Скорее, сдвоенная и двойственная. Вместившая и Восток, и Запад. И европейская, и азиатская одновременно, а оттого не азиатская и не европейская вполне».

В целом, ничего нового. Евразийская доктрина, только на этот раз не с элементами трендового в наши дни изоляционизма, пускай и евразийски мультикультурного. Поворотным моментом окончательного отторжения России от европейской цивилизации, по мнению Владислава Суркова, стал 2014 год, то есть украино-российский кризис.

Действительно, Украина, в частности ходившая в Азию в основном за солью,  имеет несколько иную природу и несколько иную идентичность. Между тем, эта идентичность тоже не совсем европейская. Долгое время мы были мостом между Россией и Европой, что приносило стране всевозможные выгоды и плюшки, традиционно получаемые смотрителями моста. Именно за этот мост и держался Виктор Янукович, призывая Москву и ЕС сесть втроем за стол переговоров, чтобы принять взаимовыгодный вариант проекта договора об Ассоциации с ЕС при условии сохранения партнерских отношений с Россией. Увы, в 2014 году этот мост рухнул, или, как говорят в Киеве, устал.

Между тем, с кровью отрывая себя от России, европейцами мы так и не стали. Наоборот, мы лишь отдалились от Европы, где уж лет 70 как не принято обстреливать из артиллерии собственные города, избивать и репрессировать инакомыслящих и люто ненавидеть соседа. Даже улицы наших городов стали терять европейский лоск. И сколько бы наши лидеры не повторяли «Украина – это Европа», Европой нам стать не дано точно так же, как нашим соседям россиянам. Если у кого остались сомнения, рекомендую ознакомиться с хроникой украино-польского противостояния в связи с почитанием в Украине Степана Бандеры. Это москвичи, посещая на выходные Львов, обязательно шли в бар «Криївка». Поляки этого не сделают никогда – они будут требовать запрета таких заведений.
Если Владислав Сурков, говоря о двойственной природе России, обратил внимание на ее двуглавую государственность, то в Украине герб – это трезубец. А у трезубцев, как известно, не две головы, а три. И  это не Европа и Азия, как у россиян, но Европа, Россия и Северная Америка.

Увы, в последнее десятилетие в отношениях этих трех голов наблюдаются раздрай и борьба за первенство.  Все то, что могло бы стать нашим ресурсом – семейные связи в Москве, украинские диаспоры в США, и конфессиональная автономия в Ватикане, используются контрпродуктивно. Стоит пустить эту трехглавость не на борьбу с собой, а в мирное русло, Украина вновь обретет прежние «славу, и волю».

Нет, я вовсе не призываю после всего случившегося со страной «вате» и «вышивате» взять и обняться. В этом нет никакой необходимости. Советский патриот едва ли полюбит бандеровца, а православный – греко-католика и харизмата, но так или иначе, нам придется жить в одной стране. Каждая из трех голов достаточно велика, чтобы ее было невозможно попросту взять и отрезать. Ибо некуда деть 12 миллионов избирателей, голосовавших за Виктора Януковича, а североамериканскую голову так и не удалось отрезать даже всемогущему советскому КГБ.

Семен Хавевер

1,878 просмотров всего, 2 просмотров сегодня

Print Friendly, PDF & Email