В беседе за круглым столом участвовали профессор Джон Мершаймер, Стивен Коэн и Катрина ван ден Хейвель. Ведущий – Гильберт Доктороу.

Проф. Джон Мершаймер: Огромное спасибо, Гильберт, за то, что пригласили меня выступить на сегодняшней встрече, за то, что полностью обустроили мое плавание через Атлантику. Спасибо всем собравшимся, всем, желающим послушать мои рассуждения на предложенную тему.

Только, созидая новую архитектуру европейской безопасности, мы способны понудить Россию сменить гнев на милость и укрепить региональный мир и спокойствие. Думается, единственная надежда наша заключается ныне в том, чтобы вернуть status quo ante [прежнее положение – лат.] – под этим я разумею положение, существовавшее в Европе до 2008 года.

Полагаю, нет надежды создать архитектуру начисто новую. Также думаю, что было бы крайне трудно возродить упомянутое положение – существовавшее в Европе до 2008 года. Видимо, наилучший способ уяснить, какие имеются возможности выбора – немного поговорить об истории последних 25-ти лет. Историю эту следует разделить на два периода.

Первый период продлился с 1992 по 2008 год, а второй начался в 2008-м и продолжается посейчас. Кажется, меж 1992-м и 2008-м мы пережили своего рода золотой век. Европа оставалась поразительно миролюбива и, конечно же, неуязвима для потрясений, подобных балканским. В те дни отнюдь не замечалось ни малейших серьезных причин к столкновению России с Западом – европейская жизнь текла совершенно спокойно.

Возникает вопрос: а почему было так? По двум причинам. Первая: блок НАТО сохранился в неприкосновенности, а это значило: американцы продолжают уделять Европе прежнее внимание. По сути, американцы оставались миротворящей силой для всего региона. Соединенные Штаты служили последней инстанцией любого спорного разбирательства, наивысшим авторитетом, чрезвычайно мощной военной силой на европейских землях – и ни единая страна, обретавшаяся под крылышком США, просто не могла сцепиться с другой такой же страной.

Это было главной причиной, по которой никто из европейских государственных руководителей не просил американцев уйти, когда завершилась холодная война, и это же было главной причиной, по которой россияне, покинувшие примерно в то же время Восточную Европу, только приветствовали дальнейшее американское присутствие в Европе Западной. Получается, миротворцы из США играли весьма важную и положительную роль.

Во-вторых, Запад – и здесь мы ведем речь преимущественно о блоке НАТО – не представлял собой ни малейшей ощутимой опасности для России. Разумеется, Россия возражала против экспансии НАТО и опротестовала оба сомнительных хода, сделанных этим блоком в 1999 и 2004 гг., – но все же русские не рассматривали их как смертельную угрозу.

Итак, меж 1999-м и 2008-м Европа жила вполне спокойно. Повторю: благодаря миротворящей американской мощи Запад не представлял собой ощутимой опасности для России. Но все начало меняться в 2008 году.

2008 год оказался роковым: когда пришел апрель, в Бухаресте состоялась натовская встреча на высшем уровне. Под конец заседания блок НАТО недвусмысленно объявил: в наш состав будут приняты Украина и Грузия.

Русские столь же недвусмысленно ответили: это начисто неприемлемо. И честно прибавили: мы сделаем все возможное, чтобы ничего подобного не произошло. Но блок НАТО стоял на своем.

Вдобавок, месяцем позже, в мае того же года Европейский Союз провозгласил: мы ищем себе восточно-европейских партнеров – или, выражаясь иными словами, движемся на восток, поближе к Украине.

И нечего удивляться тому, что в августе 2008 года грянула война меж Грузией и Россией. Причиной войны стало апрельское решение блока НАТО принять в свой состав Украину и Грузию. Грузины возомнили, будто НАТО возьмет их сторону, если Грузия сцепится с Россией. Это, разумеется, было их ошибкой – однако война разразилась, и прозвучал «первый звонок»: внимание, впереди нас ожидают невзгоды.

Барак Обама, избранный президентом в ноябре того же 2008 года, вступил в Белый Дом, намереваясь выстроить российско-американские отношения заново, как бы «с нуля». Обама потерпел фиаско, а потерпел его потому, что Запад – возглавляемый Соединенными Штатами, – упорно стремился сорвать Украину с российской орбиты и присоединить к числу западных стран. Эта затея покоилась на трех опорных стратегических столпах: общая экспансия, натовская экспансия и «расширение демократии».

Само по себе расширение демократии привлекательно для всех людей западного склада, – но вот беда: расширение демократии по американским рецептам сводится к свержению неугодных правителей, рассматриваемых в качестве противников США или Запада вообще. А на их место сажают марионеток – поклонников США и Запада вообще.

Безусловно, к этому и сводилась киевская «оранжевая революция»: нужно было свергнуть Януковича и вручить всю власть поборнику западных порядков.

Сия «трезубая стратегия» – экспансия НАТО, экспансия ЕС и «расширение демократии» – вызвала в России немалую тревогу. А киевский переворот, грянувший 22 февраля 2014 года, повлек за собою крупнейший кризис, который мы сегодня расхлебываем.

Где кроется решение этой задачи? Думаю, решить ее возможно лишь вернувшись к положению, существовавшему до 2008 года. Иной надежды уладить нынешние дела просто нет. И, в частности, среди прочего, Украина должна сделаться нейтральным буферным государством.

Запад обязан уяснить себе простой факт: немыслимо и далее вести разнообразную политику, направленную на то, чтобы превращать Украину в западный редут у российской границы. Естественно, русские не потерпят ничего подобного и не пожалеют сил, дабы разорвать Украину пополам. Именно это и происходит ныне. Путин честно извещает Запад: у вас имеется двоякий выбор – либо знайте честь и прекращайте происки, либо мы сделаем все возможное и обезвредим Украину – во всяком случае, составной частью западного мира она стать не сумеет… И если вы стремитесь положить конец разразившемуся кризису, если вам не безразлична участь украинского населения, если вы не желаете видеть Украину изничтоженной – выбора нет: нужно прекращать свои происки, отказаться от намерения включать Украину в число западных стран и сызнова сделать ее нейтральным буферным государством – тем же, чем она была меж 1991 и 2014 гг. Необходимо вернуть status quo ante. Само собою понятно, что мысль об экспансии нужно отринуть раз и навсегда – и это значит: раз и навсегда отринуть мысль об экспансии ЕС.

Это значит: и Соединенные Штаты и европейцы обязаны прекратить «расширение демократии», преследующее одну-единственную цель: поставить у киевской власти людей, пресмыкающихся перед Западом и ненавидящих всё русское.

И возникает новый вопрос: а вероятно ли, что Запад развернется на 180о, откажется от нынешней своей политики и постарается превратить Украину в нейтральное буферное государство?

Полагаю, такая вероятность весьма незначительна – по множеству причин. Для начала, западные руководители настолько погрязли в текущей политике, что им ох, как непросто отринуть всё, что составляло стержень  западной стратегии, считая с 2008 года, и приступить к нейтрализации Украины. Думается, подобный корабль на полном ходу едва ли развернешь в обратную сторону…

Во-вторых, русские наверняка и напрочь перестали верить Западу. Любые наши обещания и посулы Москва, скорее всего, сочтет очередной ложью. За минувшие годы мы, так сказать, постарались отравить воду во всех колодцах – и очень-очень трудно будет убедить русских в нашей доброй воле, в желании возобновить сотрудничество.

Третье. Кризис или не кризис, а сам блок НАТО переживает нелегкие дни. Всего хуже для него то, что США обращаются лицом к Азии: коль скоро глядишь в одну сторону – неминуемо отводишь глаза от другой. А мы отводим глаза от Европы – и куда глядим? Китай становится вероятным и равновеликим соперником. Осталось только грянуть крупному азиатскому кризису – и все внимание США сосредоточится на тамошнем регионе. Это значит: американский интерес к Европе заметно увянет.

Я говорю своим студентам: Соединенные Штаты всегда пристально следили за событиями в трех географических областях, лежащих за пределами Западного полушария – в Европе, в Северо-Восточной Азии, в Персидском заливе. И на всем протяжении американской истории важнейшей географической областью за пределами Западного полушария для нас была и пока еще остается Европа.

Но впервые за всю нашу историю США претерпевают изменения коренного свойства. Наиважнейшей для нас географической областью становится Азия, Персидский залив отступает на второе место, а Европа довольствуется лишь очень скромным третьим.

И, ежели Китай будет усиливаться по-прежнему, рано или поздно мы обратимся к нему лицом, – а значит, изрядно сократим свое присутствие в Европе, утратим к ней всякий живой интерес, чего на протяжении всей американской истории доселе не случалось.

Меж тем, поглядите на творящееся в европейских государствах. Оборонные их расходы незначительны, и отнюдь не похоже, что европейцы объединят усилия, дабы позаботиться о себе, когда американцы вплотную займутся Азией. И, словно пресловутый козел, ведущий овечье стадо на бойню, всю Европу влечет к невзгодам Британия. Вспомните, чтó там творится. Оборонные расходы урезаются, а к 2019 году британские войска полностью покинут европейский континент.

Это будет чрезвычайно значительным событием. И повторю с нажимом: если не сумеем развернуть свою западную политику на 180о, если не убедим Путина в добрых западных намерениях, то в грядущем блоку НАТО несдобровать – беда маячит на горизонте, и немалая. Но все же, невзирая на вышеизложенное, сомневаюсь, что мы сумеем вернуться к status quo ante, к периоду, который предшествовал 2008 году.

Подвожу итог: меж 1992-м и 2008-м Европа жила в полнейшей безопасности, в своего рода золотом веке. И мы – только мы – вожатые целого Запада – положили этому золотому веку позорный конец.

Благодарю за внимание.

Джон Мершаймер

Джон Дж. Мершаймер (род. в декабре 1947 года, Бруклин, Нью-Йорк, США) — американский политолог, специалист по международным отношениям, автор теории наступательного реализма и исследования о влиянии израильского лобби в США на внешнюю политику страны