Чтобы делали наши политики, если бы не было войны? Любую несусветную глупость, воровство в эпических масштабах, казнокрадство и простой идиотизм сегодня прячут за ширмой войны на Донбассе. Жуткая поговорка: «Война все спишет» – это про нас сегодня. Точнее не про нас, а про них – про власть нашу. В то время как народ бедствует (потому как у нас война), они жируют самым извращенным образом — потому как у нас война. Не у них — у нас война. У них квартиры в самом центре Киева по 200 метров и машины по 2 миллиона гривен. А наряды, которые они меняют ежедневно, стоят больше месячной зарплаты народного депутата Украины. Выходя по утрам из своей элитной квартиры, одетые с иголочки, они садятся в элитные автомобили и едут в парламент, где с наглой мордой залезают на трибуну, чтобы рассказать нам о войне, утирая при этом крокодиловы слезы. Верх цинизма. Это даже уже не цинизм, это болезнь.

И вот на фоне этого, длящегося больше двух лет, цинизма вдруг стали появляться первые признаки наступающих перемен. То, что перемены будут, не сомневается в Украине сегодня никто, потому что так жить нельзя. Сначала куда-то пропали чуть ли не все народные депутаты. Если раньше за место под солнцем у телекамер отечественного телевидения между народными избранниками шла жуткая драка, то сегодня туда из политического болота изредка выползают только самые матерые крокодилы украинского политсообщества, такие как Ляшко и Тимошенко. Наши политики – звери хищные, а потому их животные инстинкты развиты так, что нам, людям, такое даже и не снилось. Они чуют опасность издалека и бегут от нее быстрее ветра. Затем что-то произошло с войной на Донбассе.

Сначала война стала не та. Не так стреляли, не туда стреляли. А главное, появились слухи о том, что в районе военного конфликта идет жуткая контрабанда. То есть наши военные и донбасские военные торгуют друг с другом. Вы понимаете – не воюют, а торгуют. А нам они докладывают, что воюют, дабы им никто не мешал, и стреляют они так же, чтобы им не мешали. Утром обстреляют из артиллерии квадрат Б2, чтобы там никто не шастал, а ночью спокойно провезут там фуру с водкой. Да что там водка, говорят, уже кокаин фурами возят. Вы понимаете, о каких финансовых потоках идет речь. Это вам не мелочь с дорожного строительства тырить. Слухи о контрабанде вскоре стали реальностью, о которой пишут даже самые патриотичные газеты страны.

Можете себе представить, насколько война нужна нашим политикам, если западные политики уже чуть ли не палками бьют наших политиков по голове, а те терпят и продолжают войну.

Войну у нас никто из политиков прекращать не хотел. Она была им так нужна. Они за ней прятались, они на ней зарабатывали, а потому могла бы наша война с легкостью превратиться в Столетнюю (была такая в Средние Века). Но тут нашему политическому бомонду всю лафу поломали германские, французские и американские политики. Им эта война категорически не нужна, и они требуют её прекратить. Можете себе представить, насколько война нужна нашим политикам, если западные политики уже чуть ли не палками бьют наших политиков по голове, а те терпят и продолжают войну. Но все хорошее рано или поздно подходит к концу. Так и с нашей войной – похоже, она тоже подходит к концу.

Политики и военные на линии соприкосновения где-то там копошатся. Они разъединяются на линии соприкосновения, вяло пишут о том, сколько раз их за ночь обстреляли, в смысле, сколько грузовиков с контрабандой ночью под аккомпанемент стрельбы туда-сюда прошмыгнули. Если политики не будут кормить войну своими яркими и воинственными речами, то она так может и умереть от голода. И если быть внимательными, похоже, дело к тому и идет. Матерые политические крокодилы, о которых мы писали выше, выползая на свет божий, пред телевизионными камерами о войне больше не говорят. Об остальных речи вообще не идет – они попрятались. Война наша голодная ходит, никто её не кормит. Надеемся, она скоро сдохнет, проклятая, от голода. Может, тогда мы сможем спросить, наконец, у политического бомонда, почему у нас зарплаты такие низкие, а цены такие высокие, и откуда у них на их депутатскую зарплату квартиры такие с машинами такими. Интересно, что они нам расскажут, когда война закончится.