Джип, обшитый металлическими пластинами, за рулем которого сидит смертник, выскакивает на шоссе, по которому движется масса солдат и, врезавшись в самую гущу, взрывается, превратившись в огненный шар и унося с собой несколько человеческих жизней. Пока он мчится по шоссе, его поливают автоматным огнем солдаты иракских правительственных войск, пытающиеся отразить контрнаступление исламистов, стремящихся восстановить контроль над городом. Это лишь один маленький пример того, с чем сталкиваются иракские правительственные и международные силы, которым противостоит враг, готовый умереть, но не сдать свой последний оплот посреди города, где проживает миллион мирных жителей.

Отборные подразделения контр-террористических сил (КТС), размещенные на блокпостах на пересечении дорог, обносят огнем крупнокалиберных пулеметов врага, до которого всего 200-300 метров. Снайперы высматривают сквозь свои прицелы фигурки людей одетых в черное, мелькающие на крышах домов или возникающие в проемах окон, чтобы дать очередь из АК-47 и скрыться внутри.

Спустя час самолет коалиции наносит ракетный удар по минометной позиции исламистов, а затем солдаты разворачивают дюжину своих собственных минометов, пытаясь уничтожить обнаруженного стрелка. По беспилотнику, кружащему над головой, открывают огонь — потому, что никто точно не знает, чей это беспилотник.

А тем временем сотни жителей города с рюкзаками, полиэтиленовыми пакетами и даже кастрюлями и сковородками бегут через линию фронта, а еще сотни пытаются укрыться от огня в своих домах — в тех районах, которые днем ранее отбили у исламистов.

Наступление на крупнейший город, остающийся в руках Исламского Государства, обещает превратиться в крупнейшую битву за всю бурную историю Ирака после американского вторжения туда в 2003 году. В четверг пошел уже второй месяц наступления.

Большое количество мирных жителей в Мосуле, втором по размеру городе Ирака, вынуждает правительственные войска замедлить наступление, в ходе которого они почти окружили город, но лишь в одном месте восточной части смогли пробить оборону джихадистов.

Правительственным войскам приходится постоянно изыскивать ресурсы, чтобы обеспечить мирное население, застигнутое перекрестным огнем, едой, транспортом и медицинским обслуживанием. Солдатам приходится каждый день сталкиваться с дилеммой – рисковать собственной жизнью, пытаясь спасти мирных жителей, которые могут оказаться джихадистами, или стрелять без разбору по джихадистам, которые могут оказаться мирными жителями.

«Сюда нельзя, — говорит солдат КТС, стоящий посреди дороги в районе Тахрир, где пару минут назад взорвалась машина смертника. – Мы открываем огонь по всем машинам, даже если внутри сидит семья – не исключено, что на них пояса шахидов».

Солдаты, сидящие в наблюдательных пунктах на крышах домов по всей линии фронта, говорят, что уже научились опознавать потенциальных смертников издалека по некоторым деталям одежды и особенностям поведения и походки.

«Они разрушили весь район», — говорит молодой парнишка, подбирая с земли неиспользованные автоматные патроны. Вокруг гремят выстрелы, и не совсем понятно, кого он имеет в виду.

«То, что исламистские боевики прячутся за спинами мирных жителей, замедляет, но не останавливает наступление правительственных войск, пытающихся разбить жестокого врага, не причинив вреда мирным жителям», — говорит капитан Хусам Аль Абуди, командир подразделения наступающего на район Тахрир.

«У нас есть источники информации. Мы знаем имена боевиков ДАЕШ, мы их знаем, — говорит он журналистам агентства Рейтарс, используя арабскую аббревиатуру ИГ, — местные жители тоже дают нам информацию, например, говорят: на крыше моего дома снайпер ДАЕШ».

Утром того же дня в соседнем районе Захра, освобожденном в начале недели, к военным подошел человек, чтобы сообщить что-то.

«Вчера вечером около 11 часов я слышал какой-то шум вон в том доме, да, в красном. Там боевики ДАЕШ, его надо обыскать, — говорит он водителю через окошко джипа.

Я не знаю, помогла ли эта конкретная подсказка, но майор КТС сказал репортерам Рейтарс, что за день до того здесь задержали четырех боевиков-исламистов по наводке другого информатора.

Иракские военные часто прибегают к помощи информаторов – и тех, что находятся в районах, контролируемых ИГ, и тех, кто находится в освобожденных районах. От них получают информацию обо всем – и о расположении войск, и о поведении боевиков, и о настроениях лидеров.

Житель района Захра Алаа Юсеф, 47 лет, говорит, что гражданским жителям Мосула вменяется в обязанность сообщать военным о боевиках ИГ, которые прячутся в зданиях, которые сбрили бороды и переоделись, чтобы смешаться с мирным населением.

«Это их (гражданских) последняя возможность сделать что-нибудь полезное — не только в районе Тахрир, а вообще в Мосуле, — говорит он, стоя возле своего дома, куда два дня назад угодила мина боевиков. – Если они не будут сотрудничать и помогать – все может вернуться в прежнее состояние».