Автору этих строк как-то довелось ехать в одном купе поезда с депутатом украинского парламента. Нас было двое, и депутату пришлось отвечать. Но он хорошо знал свое дело, а потому еще до того, как я сформулировал первое «почему», это детище доктора Франкенштейна разразилось длинной тирадой о том, что гнать этот парламент надо в три шеи, ведь там собрались одни пройдохи и аферисты. Себя он в «такие», естественно, не зачислял, хотя если назвать его уже ставшую знаменитой фамилию, то редкому гражданину Украины придет в голову мысль, что он честный человек. Иными словами, он меня «убрал начисто» еще до того. У него уже все готово – аргументация и логика для нас, украинских избирателей. Он ведь нас предупреждал, что в парламенте одни аферисты, а мы на его предупреждения не реагировали, так кто же в этом виноват? Беда в одном – практически весь украинский парламент сегодня «такой» – они все отбивают ладушки касаемо того, что они же нам говорили об аферистах в парламенте. Если его конкретно назвать аферистом, то он довольно логично укажет, что он не аферист, а с ними борется. Скажите, ну как, как с ними разговаривать? Это даже не наглость, это психическое заболевание – так вот врать в лицо целой стране с экранов телевизора, даже не моргая при этом — о «краснеть» и говорить не приходится. Действительно, впечатление, будто их всех слепил из невероятных человеческих отходов какой-то особо безумный экспериментатор. Кто он, наш украинский Франкенштейн, не будем гадать. Давайте лучше поговорим о парламенте, где эти «франкенштейновы дети» собираются по утрам творить свои ужасные дела.

Почти все наши депутаты молодые – до 40 лет или около того, что означает полное отсутствие у них образования, ведь последние 25 лет преподаватели всех уровней в Украине зарабатывали не больше сборщиков бананов на плантациях Гондураса.

Во-первых, наш парламент тупой. В буквальном смысле этого слова. Редкие его члены носят очки, указывающие на то, что человек этот в своей жизни много читал. Если во французском парламенте в очках ходят больше половины депутатского корпуса, а лица их указывают на наличие интеллекта в стенах здания, где решается судьба народа. В наших же парламентских стенах подавляющее большинство депутатов никаких очков не носит, а лица имеют как у последней шпаны с Троещины, что не удивительно, ведь это так и есть. Как эта шпана стала депутатами и начала управлять большой европейской страной, пребывающей к тому же в центре одного из крупнейших геополитических конфликтов человечества, понять невозможно. Это будет похлеще тайны Бермудского треугольника. Почти все наши депутаты молодые – до 40 лет или около того, что означает полное отсутствие у них образования, ведь последние 25 лет преподаватели всех уровней в Украине зарабатывали не больше сборщиков бананов на плантациях Гондураса. По профессии украинские парламентарии также довольно прогнозируемы – все они либо журналисты, либо активисты. Есть, конечно, немного бывших комсомольцев, хотя складывается такое впечатление, что бывшими комсомольцы не бывают. Речь идет о старой гвардии – Тимошенко, Турчинов, Луценко, Соболев. Но все же почти исключительно наш сегодняшний парламент — это активисты и журналисты. Ни одного инженера, врача или учителя вы там не найдете. О рабочих и крестьянах смешно даже говорить.

Во-вторых, наш парламент — тотально коррумпированное сборище аферистов. А как можно назвать человека, которому 40 лет, а он никогда и нигде толком не работал. Его прошлое вообще никому не известно, будто его нет. Какое у мелкого афериста может быть прошлое – правильно, абсолютно мутное, а посему показывать его никому нельзя. Огромная часть наших парламентариев, подобно пришельцам из космоса, появилась в нашей жизни абсолютно ниоткуда. Это люди без прошлого, мы даже часто не знаем, из какого они города и чем занимались хотя бы за год до того, как попали в парламент.

В-третьих, вы знаете, они все куда-то последнее время пропали. Еще с конца весны весь депутатский корпус почти поголовно исчез из нашей жизни. Если до того все информационное пространство страны было буквально забито народными депутатами, дерущимися в прямом эфире, на улицах, в кабинетах – везде, куда только приезжали телевизионные камеры, то сейчас такое шоу стало крайне редким и совсем слабеньким. Громкие заявления (чтобы на всю Украину), звучавшие ежедневно, по крайней мере, от нескольких деятелей одновременно, сошли почти на нет. Очень редко, кто сейчас что громкое скажет, да и то речь о настоящих тяжеловесах – господах Тимошенко и Ляшко. Депутатский корпус куда-то испарился, хотя политический сезон и начался — уже почти месяц прошел.

Подавляющее большинство депутатов понимает, что больше депутатами им не стать, а потому даже и не притворяются, что их интересует наша дальнейшая украинская судьба.

Профессиональный аферист знает, что в любой афере главное – вовремя смыться. Складывается такое впечатление, что именно этим слуги украинского народа сейчас в основном и заняты. Прячут награбленное и заметают следы совершенного. Подавляющее большинство депутатов понимает, что больше депутатами им не стать, а потому даже и не притворяются, что их интересует наша дальнейшая украинская судьба. Им здесь больше не жить. Поверьте, еще до окончания своих мандатов все они уедут в другие страны с украденными у нас деньгами. Оставаться здесь для них чревато заключением и полной конфискацией имущества.

Впереди зима, совсем уже скоро. Гидрометцентр уже заявил, что будет холодно, возможно, очень холодно – до -30. Власть в стране шатается как пьяный на ветру. Большинства министров не видно почти так же, как депутатов. Разговоры о реформах, демократии, построении гражданского общества уже всех так утомили, что выступать с ними сегодня рискнет только абсолютно сумасшедший. Но поверьте, все наши политики — какие угодно, но только не сумасшедшие, а потому с демагогией по эфирам больше не ходят. Все. Непрекращающийся уже почти три года XXV съезд КПСС подходит к концу. Три года такой жуткой демагогии утомят даже пациентов Павловской психиатрической больницы.

Все пропали – а как же мы, ведь зима на носу? У них на Липках в Киеве тепло и электричество, конечно, будет, чего там топить – квартал километр на километр. А остальные полмиллиона квадратных украинских километров кто топить будет? Может, наши друзья, которых у нас так много (вон вся Европа за нас!), нам помогут? Опять же — Америка с Канадой нас не бросят. Хотя это вряд ли. Они ведь нас предупреждали, что надо провести реформы. Мы их провели? Нет. Всё, свободны. Кто, скажите, зимой будет чинить трубы, которые обязательно прорвутся? Кто на электростанции топливо поставит в нужном количестве, если прошлой, теплой, зимой из этого угля такой феерический аферистический скандал сделали. Кто нас зимой от холода спасать будет – бывший МЧС министр, а ныне полицейский советник Шкиряк, который неизвестно, кем до этого вообще работал, да и среднюю школу вряд ли закончил? А у нас, кстати, самая большая атомная станция в Европе имеется. Министра топлива собираются снимать, что-то у них там с квотами партийными не то. Борьба идет нешуточная за то, чей там дальше человек будет. Тому, кто перед самым началом отопительного сезона окажется на этой должности, придется решать самую сложную задачу в истории Европы, наверное, со времен окончания Второй мировой войны. Надеемся, он справится. Хотя какое «справится»… Мы-то не сумасшедшие — мы-то понимаем, что нам просто выключат свет, тепло и воду. Вот как они справятся.

Шпану эту надо из парламента срочно гнать. Нужны парламентские выборы. Хуже не будет.

Писать все это можно бесконечно, потому как нет списку совершенного безобразия ни конца, ни края. Что делать? – Вот вопрос. Шпану эту надо из парламента срочно гнать. Нужны парламентские выборы. Хуже не будет. Появятся новые люди, новое правительство. В этот раз мы будем смотреть на кандидатов в наши слуги более внимательно. Хуже Шкиряка нам точно уже не будет, а потому не боимся – дружно выносим шпану из этой безумной, безумной, безумной Рады…

Иван Пырьев