Ведущий Колин Чапмэн: Попытки разрешить израильско-палестинский конфликт наткнулись на очередную неодолимую преграду. В этом нет ничего нового, и все же, учитывая неустойчивость, царящую повсюду по соседству с израильскими границами, – какое будущее светит Израилю?

Добро пожаловать в специальный выпуск «Повестки дня» (Agenda), посвящаемый Израилю. В передаче принимает участие Джордж Фридман.

Джордж, представьте себе самую обычную молодую супружескую чету, недавно гостившую в Израиле у своих израильских братьев и сестер и обнаружившую, что страна эта одинока в регионе, где нарастают беспокойство и напряженность, и что страна эта в известной степени уже отрезана от привычных и давних друзей. Побеседовав со стратегами и прочитав множество материалов – включая и вашу книгу – спрашиваю: какое обозримое будущее ждет Израиль?

Джордж Фридман: Ну, в обозримом будущем Израиль останется государством весьма крепко стоящим на ногах. Отсутствуют величайшие возможные угрозы – не предвидится ни полновесной периферийной войны, ни наступлений на долину реки Иордан со стороны Египта.

Хотя в Египте творятся беспорядки, хотя и возможно, что Египет разорвет мирный договор – египетские войска не хлынут в Синайскую пустыню, ибо не могут. Египтяне всецело зависят от американских военных поставок, позволяющих содержать армию – в основном, вооруженную и оснащенную американцами. И американцы очень быстро прервут снабжение, коль скоро Египет сделается слишком задирист.

Полагаю, при жизни сегодняшнего поколения Египет воевать не способен.

Возможно восстание в самом Израиле – однако израильтяне с ним управятся. Они пережили уже две интифады – удержатся и в случае третьей. Сложнее сдерживать Хезболлу на севере – но и с нею, в конце концов, сладят.

Дипломатическая изоляция нарастает – и все же, скорее на бумаге, нежели в действительности. Неважно, признается кем-либо Палестинское государство, или нет – существующее положение вещей от этого не меняется.

Главнейшая невзгода ждет Израиль в отдаленном – очень отдаленном – будущем. А сводится она к тому, что Израиль в итоге станет именно тем, чем зовет себя ныне: очень маленькой страной, окруженной врагами. Немало израильтян делают отсюда вывод: нужны бдительность – это сущая правда! – и незыблемо жесткая внешняя политика.

Беда же заключается в том, что маленькая страна, окруженная врагами, вполне может столкнуться с обстоятельствами, сопротивляться которым немыслимо. Израиль всецело зависит от готовности Соединенных Штатов прийти на выручку – поскольку, в конце концов, израильская государственная безопасность предъявляет правительству требования, выходящие за пределы осуществимого силами самого Израиля. При крайней нужде спасать положение придется Соединенным Штатам.

Всякая страна, зависящая от иной страны в вопросах самого своего существования, всегда уязвима в случае любых политических перемен, происходящих в упомянутой иной стране. Сегодня Соединенные Штаты не обнаруживают намерения изменять свою коренную политику по отношению к Израилю, однако в случае значительных ухудшений обстановки, – а занимается ими военная служба стратегического планирования, – предсказывать что-либо нельзя.

Вот и возникает положение, при котором – если правы израильские консерваторы, говорящие: палестинцы вообще не желают мира… Видите ли, Израиль и впрямь очень маленькая страна. И окруженная врагами. И сейчас описывалась отдаленная картина вероятной и предельной опасности.

Ведущий: Предельной опасности?

Джордж Фридман: В том-то и парадокс. Израильтяне, считающие арабов начисто неумолимыми людьми, считающие Израиль маленьким и уязвимым, – а потому не должным изменяться в сторону большей мягкости, – на деле рисуют нам поистине устрашающую картину израильского будущего. В сущности, они утверждают — сколь бы мы ни были слабы, сколь бы ни были неумолимы наши враги, а мы выстоим и одолеем. Но это – невозможный итог…

А стало быть, истинная проблема Израиля такова. Если в отдаленном будущем он не придет к согласию с палестинцами – то ли этого не пожелает сам Израиль, то ли палестинцы не захотят – существование Израиля вообще окажется под угрозой. Израиль, как любят повторять израильтяне, имеет право лишь на самую незначительную ошибку. И единственный ответ говорит нам: почти неизбежно, что Израиль совершит ошибку значительную. Либо страна окажется чересчур слабой, либо чересчур напористой. Истинный кризис, переживаемый Израилем – если принять утверждение о том, что государство слабо, мало и окружено врагами – состоит в следующем. По сути, приведенное утверждение означает: имея право на ошибку, Израиль готовит себе в грядущем смертельную опасность.

Оттого Израилю и нужно каким-либо образом изменить ход игры – сделаться более могущественным – а многие утверждают: у государства имеются возможности, дабы нарастить свою ядерную мощь, – хотя, по-моему, она отнюдь не столь полезна, сколь обычно считают, – или развивать более гибкие дипломатические отношения.

Способен ли к такому Израиль? Вопрос упирается во внутреннюю политику. Опять же – очень важное замечание – похоже, что поведение человека вроде Авигдора Либермана, министра иностранных дел, и к тому же, если угодно, весьма агрессивного, непрерывно твердящего об арабской неумолимости и об израильской уязвимости – что столь суровая внешняя политика в итоге принесет Израилю немалые беды.

Ведущий: По вашим словам, в настоящее время Соединенные Штаты не обнаруживают намерений изменять свою политику относительно Израиля, однако в новой своей книге вы пишете: интересы обоих государств начинают расходиться.

Джордж Фридман: Интересы Соединенных Штатов на Среднем Востоке не ограничиваются Израилем – подразумеваются добрые отношения и с мусульманскими странами. И Соединенные Штаты рассматривают «Арабскую Весну» – как ее неверно именует правительство – в качестве одной из открывающихся возможностей.

А интересы Израиля – в том, что касается утверждения своей позиции на Западном берегу реки Иордан и постройки поселений – сводятся к совершенно другому. Перед нами две страны, чьи устремления различны. Подспудные интересы могут быть и общими – скажем, противодействие некоторым тенденциям, бытующим ныне в исламской среде, – но тем дело и ограничивается. Сложные отношения меж Израилем и США.

И Соединенные Штаты уже отворачиваются от Израиля – как недвусмысленно заявил в своей речи президент Обама. А сказанное президентом впоследствии особой роли не играет.

Израильтяне тоже отворачиваются от США – им не по душе стремление американцев распоряжаться очень многими вопросами. Оба государства расходятся все дальше – ничего не попишешь.

Но в итоге расхождение это, по-моему, обернется для Израиля немалой опасностью. Думаю, в итоге Израиль все же окажется малым государством, вынужденным применяться в интересах крупного – США. Однако с одной стороны Израиль, видимо, не считает себя в настолько большой опасности, а потому и может позволить себе своеволие. С другой стороны, Израиль считает себя в настолько большой опасности, что и знать не желает никакой политической гибкости.

В обоих случаях итог окажется одинаков. Продолжится суровая внешняя политика. Это очень хорошее дело – если, разумеется, вы не допускаете вышеупомянутой ошибки и что-нибудь не летит под откос непоправимо.

Кстати: именно израильские политики, допускающие возможность ошибки – самой что ни на есть крохотной, – доказывают: нам нужно быть напористыми и самоуверенными.

Пожалуй, они и правы – но крохотная ошибка вероятна и в той, и в другой части уравнения. И не предскажешь, в какой именно. А Израиль – это важно! – имеет право лишь на самую крохотную ошибку. И, сколь бы ни раздражали его Соединенные Штаты, а отворачиваться от них весьма ошибочно.

Ибо США – израильский стратегический резерв, от которого Израиль зависит всецело.

Ведущий: Стало быть, Израиль неминуемо вынужден уладить палестинский вопрос? Или можно сыскать иной выход из положения?

Джордж Фридман: Израиль более-менее уладил отношения с сопредельными странами, хотя вопроса палестинского решить не сумел. Меж Израилем и Египтом уже 30 лет как подписан мирный договор – и вполне прочный. У Израиля тесные рабочие взаимоотношения с Хашимитским Королевством Иордании. Множество сторонников и союзников в Ливане. Даже спокойное взаимное понимание с Сирией по ливанскому поводу – во всяком случае, оно имелось: речь велась о том, что и Ливан, и Сирия тоже стремятся обуздать Хезболлу.

Сложные взаимные отношения. Так что, вопрос не сводится к наличию или отсутствию приемлемых отношений меж Израилем и его соседями. Загвоздка в ином: эти отношения переменчивы, и не исключается, что и Египет изберет иную внешнюю политику, и многое другое пойдет на новый лад.

Самым страшным для Израиля была бы неядерная война, идущая на его рубежах, а вкупе с нею – одновременный палестинский мятеж на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа. Такое вполне возможно. И это было бы всего страшнее.

Это пугает по-настоящему – такое Израилю было бы непросто пережить, и куда как непросто пресечь, применяя атомное оружие. Что за польза вам от ядерного оружия – даже если вы сотрете с лица земного Каир или Дамаск? А использовать его против неприятельских армий и того бессмысленней: ваши собственные войска находятся в непосредственной близости от них.

Положение и впрямь любопытно. Оттого-то палестинский вопрос и нужно решать – если он вообще поддается разрешению. Израилю предстоят неприятности. Они еще не пришли, но придут, поскольку наличествуют значительные внешние угрозы, а вдобавок и вероятность внутреннего мятежа.

Представить себе нечто худшее непросто. Значит, прийти к приемлемому соглашению с палестинцами – в интересах самого же Израиля. Конечно, при любых обсуждениях нужно помнить: значительное число палестинцев – приверженцы ХАМАСа. ХАМАС не желает, чтобы израильское государство существовало вообще. ХАМАС полагает: здесь любое соглашение окажется лишь промежуточным, а в отдаленном будущем все равно возобновится конфликт. Очень трудно понять, каким образом Израиль достигнет мирного соглашения с палестинцами, столь явно приверженными ХАМАСу и ФАТХ. Ибо ХАМАС пользуется среди палестинцев огромным уважением, а Израилю попросту желает погибели.

И, глядя на все это… Хочу сказать, несложно было бы советовать Израилю: поступайте так-то. Но тут ведь нужно еще решать, как Израиль способен поступить, если само существование страны есть нечто, с чем палестинцы смириться не желают?

Не в том беда Израиля, что у него имеется незадача, и не в том преимущество, что решение вопроса – отнюдь не в палестинских руках. Беда Израиля в том, что если палестинцы столь же неумолимы и страшны, сколь их малюют, и если при жизни следующего поколения в государствах, сопредельных Израилю, произойдут серьезные политические перемены – Израиль окажется поистине в стратегической ловушке.

Ведущий: Благодарю вас, Джордж. Новая передача из цикла «Повестка дня» выйдет в эфир на следующей неделе.

Джордж Фридман

Джордж Фридман — американский политолог, основатель и исполнительный директор частной разведывательно-аналитической организации STRATFOR