Осенью 2008 года в Соединенных Штатах Америки начался финансовый кризис, ставший крупнейшим в истории страны со времен Великой Депрессии 30-ых годов. Почти мгновенно он распространился по всему миру, не оставив в стороне и нашу страну. Экономика Украины (ВВП) упала на 15%, национальная валюта рухнула с 4,70 гривен за доллар до 8 гривен за доллар. В стране началась долгая стагнация. Справедливости ради необходимо признать, что мы оказались в таком положении не одни. До сих пор совокупный экономический рост в Европейском Союзе сильно отстает от докризисного уровня. Тяжелая ситуация в украинской экономике осложнялась политическими разногласиями, мешавшими правительству сконцентрироваться на экономике. Правительства и министры менялись со скоростью звука, а их позиции были абсолютно диаметральными по отношению к своим предшественникам, только добавляя беды нашей и без того многострадальной экономике.

Сотни тысяч граждан страны бросились в политику с головой, решив, что именно там лежит спасение страны, но это оказалось не так.

Затем пришла зима 2014 года, и об экономике в Украине забыли совсем, после чего она рухнула окончательно. Сотни тысяч граждан страны бросились в политику с головой, решив, что именно там лежит спасение страны, но это оказалось не так. Сегодня люди разочарованно и печально смотрят на результаты такого бурного всплеска политической активности. Революцию похитили политические оппортунисты, которые теперь грабят нас и страну. Но главной жертвой стала экономика Украины. Необходимо понимать что она – экономика – лежит в основе всех политических и других процессов, происходящих в нашем государстве. Надо быть честными — мы хотели в Евросоюз не потому, что нам так необходимы были европейские моральные ценности, нам хотелось иметь их уровень жизни. Все вышло совсем наоборот – наш уровень жизни рухнул до уровня начала 90-ых, время, которое большинство людей вспоминает с содроганием. Это произошло, потому, что мы поставили экономику на колени, где она должна обслуживать политику. В любом западном учебнике о том, как надо жить в государстве, написано, что экономика является фундаментом, на котором создается политическая надстройка. У нас же произошел фантастический социальный эксперимент – фундаментом оказалась гнилая, хлипкая, дурная политическая надстройка, на которую взгромоздили тяжелейшую экономику. Такая конструкция общества противоречит всем законам физики и политэкономии, а потому это просто вопрос времени, перед тем как конструкция эта рухнет, похоронив всех нас под своими обломками.

Политика должна обслуживать экономику, а не наоборот, как это сегодня происходит в Украине.

Нам нужно поставить экономику на самое первое место. Политика должна обслуживать экономику, а не наоборот, как это сегодня происходит в Украине. Нам необходимо восстановить законы физики и политэкономии в Украине, дабы предотвратить полный развал государства, потому как экономика – это тот фундамент, на котором все страны мира и строят свои государства; и чем крепче этот фундамент, тем сильнее государство.
 
Мы предлагаем пересмотреть работу государственных органов с помощью людей, там работающих. Если мы были готовы перестроить государство с помощью людей, вышедших на Майдан, то почему мы не можем перестроить систему здравоохранения с помощью врачей, в ней работающих. Нашим приоритетом должна стать в первую очередь перестройка трех самых важных и крупных отраслей государственного хозяйства – медицины, образования и правопорядка. Сделать это мы предлагаем, привлекая лучших специалистов нашего украинского государства – главврачей самых крупных больниц страны, сельских врачей из самой глубинки, ведущих специалистов в каждой из медицинских дисциплин: от гинекологов до ухогорлоносов. Мы приветствуем любую зарубежную помощь в этих вопросах, но она должна быть полезной и эффективной. Нам не нужны иностранные начальники – нам нужны иностранные знания и опыт. Необходимо сокращать государственные расходы и вмешательство государства в экономику страны. Долой прописки в паспорте, кучу справок для жизни и бизнеса, множество налогов по всякому поводу, которые легче не платить, чем платить за них штрафы. Наше государство похоже на человека, страдающего от ожирения и одышки, с трудом поднимающегося пешком на девятый этаж. Может, дойдет, а может – нет. Если мы не вернем себя в форму, мы – как государство – умрем, потому что так жить нельзя. Такие изменения будут сложными, ведь придется уволить очень много людей. С другой стороны, те, кто останутся, смогут получать достойные зарплаты, а качество услуг, предоставляемых государством, вырастет, что облегчит жизнь всех граждан Украины. Но все же мы должны помочь людям, которые потеряют государственную работу, найти новую – в частном секторе. Необходимо также начать программу восстановления инфраструктуры страны и жилищно-коммунального хозяйства, на что потратить средства, сэкономленные от сокращения излишней государственной нагрузки. Что народу нашему нужнее – прописка в паспорте или дороги, которых у нас уже почти не осталось. К тому же такая программа частично решит проблему с трудоустройством тех, кто попал под сокращение, а также придаст импульс экономическому росту страны, что также увеличит количество новых рабочих мест.
 
У нашей страны есть на сегодняшний день большое количество вопросов, где политика целиком вытеснила экономику на задний план – и это при том, что вопросы-то в первую очередь экономические. Что, однако, самое для Украины опасное – это то, что вышеупомянутые вопросы, с финансовой точки зрения, невероятно большие и политиканство в них разрушает нашу экономику с невероятной силой. Перейдем к цифрам. Дефицит государственного бюджета на 2016 год предусматривается на уровне 72 миллиардов гривен. Если бы мы только смогли ликвидировать дефицит бюджета, то экономическое положение страны сразу бы изменилось самым коренным образом. Очень просто излагая макроэкономические последствия ликвидации бюджетного дефицита, следует отметить, что правительство сможет в таком случае сократить денежную массу – то есть печатать меньше гривны. Вследствие чего укрепится курс гривны, снизится инфляция и начнут падать учетные ставки, в стране возобновится кредитование – это называется финансовой стабилизацией, после которой должен начаться экономический рост.
 
Нам в край необходимо побороть дефицит бюджета, для восстановления экономики это самая первая задача. Мы можем это сделать, в стране есть скрытые резервы, и их много. Они просто оказались заложниками политиков, которые смогли побороть, а точнее, даже выгнать из украинской власти людей, интересующихся экономикой. Вернемся к цифрам. Бюджет министерства обороны раньше составлял 15 миллиардов гривен. Сейчас 104 миллиарда гривен, это вторая по размеру, после социального блока, статья расходов нашего государства на сегодняшний день. Причем расходы на социальный блок составляют 155 миллиардов гривен, но за эти деньги живет и худо-бедно кормится полстраны. К тому же деньги, потраченные на социальный блок, тут же возвращаются в экономику – на них пенсионеры покупают себе гречку, а молодые мамы – детям молоко. То, что львиная доля военного бюджета сегодня воруется, уже секрет Полишинеля. Об этом знают все. Украинской экономике от этих оборонных денег достается очень малая толика. Если бы политики только смогли закончить войну, то, скорее всего, на сэкономленные средства мы бы смогли ликвидировать дефицит бюджета и сдвинуть экономику с мертвой точки. В бюджете заложены 33 миллиарда гривен на газовые субсидии, однако, ничего не сказано о тех супердоходах, которые возникнут у госкомпаний, занимающихся добычей и распределением газа. Ведь, продавая газ по мировым ценам, на газе украинской добычи (около 19 миллионов кубов) государство должно будет заработать 50 миллиардов гривен. Где они?

Себестоимость украинского газа не превышает 60 долларов, а продавать его будут по 170 долларов, и речь идет о 19 миллионах кубов – это как минимум 2 миллиарда долларов разницы.

Себестоимость украинского газа не превышает 60 долларов, а продавать его будут по 170 долларов, и речь идет о 19 миллионах кубов – это как минимум 2 миллиарда долларов разницы. Об этих деньгах почти никто не говорит. Автору этих строк удалось найти только одно очень эфемерное заявление украинских властей о том, что эти деньги правительство собирается вложить в газодобывающую отрасль. Готов поспорить, что этих денег мы никогда больше не увидим, как и не видели тех денег, что годами блуждали в газовых катакомбах множества госпредприятий газовой отрасли страны до того. МВФ требует реформирования и прозрачности газовой отрасли, дабы эти массы денег вышли на свет божий – но воз и ныне там, а вот повышение тарифов уже состоялось, и счетчик включен – деньги полились рекой в абсолютно непрозрачное болото Укргаза.
 
Однако, пожалуй, самый большой в финансовом плане вопрос на повестке политического дня сегодня – это «русский» вопрос. Мы бы не хотели вдаваться в политические дискуссии касаемо отношений между двумя странами, а хотели бы понять экономические последствия этих отношений для Украины. Заметим только, что Путину всего 60 с чем-то лет и у него хорошее медицинское обслуживание, а это означает, что на ближайшие 15, а то и 20 лет он останется на той же должности. А еще добавим, что совсем не факт, что тот, кто его затем сменит, будет иметь иные политические взгляды. Можно, конечно, сидеть и ожидать в России проукраинской революции, но это тоже вряд ли скоро произойдет. Экономика наша тем временем страдает самым сильным образом. Ведь экономические связи между двумя странами уходят вглубь то ли XII, то ли XIII века. Для примера, две самые близкие экономики Западного мира – американская и канадская – толком пересеклись только в начале XVIII века. Трудно себе представить, что произошло бы с канадской экономикой, окажись она сегодня в том положении, в котором оказалась экономика украинская. Кстати, отец сегодняшнего премьер-министра Канады по фамилии Трюдо также был премьер-министром страны, и к тому же самым знаменитым в истории Канады. Он первым крепко поругался с Соединенными Штатами на почве того, что Канада – страна независимая, и пойдет своим путем. Он начал делать всяческие реверансы Советскому Союзу и Китайской Народной Республике, стал дружить с Кубой (для канадских граждан Куба является главным курортом, в то время как американцам запрещено туда ездить). Однако все это время Канада ни на йоту не пожертвовала своими торговыми отношениями с Америкой. Почему мы не можем пойти тем же путем? У нас с Россией есть два вопроса такой стоимости, что даже 50 миллиардов гривен, пропавших в недрах Укргаза, покажутся мелочью, выданной ребенку на школьный завтрак. Первый вопрос касается Газотранспортной Системы Украины, а второй вопрос – наших торговых отношений.
 
На заре своей президентской деятельности Виктор Ющенко сказал, что он оценивает ГТС Украины в 100 миллиардов долларов. Кому он тогда собирался ее продать – обсуждать не будем, свою версию самого выгодного для Украины решения этого вопроса мы изложим ниже. Главное в другом. Мы полагаем, что президент Ющенко, возможно, несколько и переборщил с цифрой, но, скорее всего, совсем ненамного. Президент Белоруссии Лукашенко продал белорусскую ГТС за 10 миллиардов долларов, но она в пять раз меньше. У нее нет стратегических газохранилищ, расположенных у западной границы. Но главное заключается в том, что она проходит не совсем там, где нужно. Вот украинская ГТС проложена в самом центре Европы, ведь наша страна – это географическое сердце Европы, чем мы так гордимся. Эта географическая гордость наша может быть обращена в деньги именно в вопросе снабжения русским газом европейских стран.

Газ является самым экологически чистым топливом современности, и за ним будущее в энергобалансе Европы.

Европа озабочена своей экологией больше, нежели чем-нибудь другим. Это означает конец угля и атома в энергетическом балансе Европы. Газ является самым экологически чистым топливом современности и за ним будущее в энергобалансе Европы, по крайней мере, пока там правят бал левые, зеленые и экологически озабоченные граждане. Возникает вопрос: что делать с нашей ГТС – самой большой и центральной – на пути от крупнейших запасов газа в мире к самому большому мировому рынку сбыта этого сырья. Надо также помнить, что ГТС нашу строили еще при коммунизме, то есть 40 лет назад, и с тех пор еще ни разу ее не ремонтировали, а делать это нужно, уже очень нужно. Русские с немцами и австрийцами, и бог еще знает с кем, строят другие газопроводы в обход Украины, мы требуем от них всех прекратить эту антиукраинскую деятельность. Секрет заключается в другом. Места хватит всем. Основные поставщики газа на севере Европы – Норвегия и Великобритания – имеют очень старые месторождения (им уже больше 40 лет), и они уже начинают истощаться. Поставки же сжиженного газа были неконкурентными еще во времена, когда газ стоил 500 долларов за куб, а при нынешних ценах и подавно. Места в поставках газа европейским потребителям хватит всем. Нужно только взаимовыгодно договориться. Однако сегодня в этом вопросе царит полный абсурд. Украинские политики ругаются с агрессором, но требуют при этом, чтобы он не строил газопроводы в наш обход, а торговал только через нас. Газ качать только через нас! То есть мы торгуемся или мы ругаемся? Для национальных интересов нашего государства лучшим решением этого вопроса стало бы создание трехстороннего консорциума, состоящего из Украины, ЕС и России. В таком случае, вероятно, что из нескольких труб, ведущих из России в Европу, украинская труба стала бы самой большой и главной, потому что у нас самое лучшее в Европе географическое расположение. Тогда ее бы хорошо отремонтировали, расширили и загрузили до полной мощности (которой она уже не видела много лет). За проданные 50% ГТС мы бы получили несколько десятков миллиардов долларов, которых бы нам хватило на решение всех проблем на десятилетия вперед.
 
Что касается торговли с Россией, то ситуация в этом вопросе не менее абсурдна, нежели в вопросе газовом. Мы бы с легкостью могли до половины нашего экспорта отправлять в Россию, что раньше и происходило. Эта цифра упала в три раза, о чем с большой гордостью доложили народу украинские политики. Они советуют украинской экономике искать новые рынки сбыта, дабы не зависеть от агрессора. И едут украинские яйца с маслом в Африку вместо Белгородской области, создавая собой беспрецедентный случай экономического идиотизма. Их можно продать через дорогу, но мы их продаем через океан. Казалось-бы, нам-то что – если клиент платит, мы отвезем, куда хочешь. Так в том-то и дело, что клиент не платит. Мы продаем в Африку жалкую толику яиц и масла, которые могли бы продавать в Белгородскую область. Оценить потери украинской экономики от этого экономического идиотизма невозможно. Ясно одно – это катастрофа. Мы явно говорим о 10% потерянного ВВП или даже более, а это означает миллионы потерянных рабочих мест, сотни миллиардов недополученных гривен в бюджет и, следовательно, самые низкие зарплаты, пенсии, стипендии… в мире.
 
Нам необходимо восстановить экономику страны и вернуть украинскому народу справедливое благосостояние, иначе народ весь из Украины сбежит за справедливым благосостоянием в другие страны, а здесь останутся одни политики-герои-оппортунисты, и тогда Украине точно настанет полный государственный конец.