Министр юстиции Германии Хайко Маас заявил, что социальные сети с юридической точки зрения должны быть приравнены к медиакомпаниям. На данный момент Facebook и Twitter позиционируются в Европейском союзе и по всему миру как технологические платформы, дающие пользователям возможность обмениваться различным контентом, в том числе новостным, однако они не несут юридической ответственности за появление расистских, ксенофобских и иного рода оскорбительных высказываний.

В Германии в отношении социальных сетей действует специальная программа, в рамках которой властные структуры мониторят количество расистских постов, размещенных пользователями в сети Facebook и проверяют, какое их количество и как быстро удаляется службами социальных сетей в течение последующих 24 часов.

Хайко Маас отметил, что властям Евросоюза следует принять решение, стоит ли приравнивать социальные сети к медийным службам, таким как радио и телевидение, которые несут юридическую ответственность за размещение в эфире запрещенного и неподобающего контента.

На сегодня между Facebook, Twitter, YouTube и властями Евросоюза подписано специальное соглашение, по условиям которого компании обязуются реагировать на проявления расизма и ксенофобии на своих платформах в течение 24 часов и предпринимать меры по устранению неподобающего контента, однако эти меры носят сугубо рекомендательных характер.

Хайко Маас призывает обязать социальные сети предпринять меры по достижению большей прозрачности механизмов мониторинга контента, регулярно публиковать данные о количестве удаленных высказываний расистского и ксенофобского характера, а также раскрыть критерии  и процедуры принятия решения об удалении.

Если же компания откажется удалять такой контент, то назначить за это штраф в размере 1,1 млн долларов.

На данный момент социальные сети позиционируют себя как технологические платформы по обмену разного рода информацией и не несут ответственности под предлогом того, что сами эти компании не производят контент. Однако в последнее время все больше внимания мировой общественности и властей привлекают случаи противоречивого мониторинга информации, когда социальные сети не удаляют вовремя разжигающий вражду контент, однако излишне строго подходят к вопросу в обращении с историческими фото, например, в случае с фото обнаженной вьетнамской девочки, обожженной напалмом, или же с медицинским контентом в случае удаления образовательного видео фонда по борьбе с раком груди.