Все, абсолютно все эксперты в мире и Европе были уверены в том, что британский референдум закончится победой сторонников единения с Евросоюзом, ведь никто не решится рубить тот экономический сук, на котором сидит, а членство Великобритании в Евросоюзе таковым суком и считалось. Однако суть человеческая много сложнее, чем экономика, – и вот нам результат, ставший, очевидно, самой большой неожиданностью с момента разве что первого полета человека в космос. Великобританцы взбунтовались, взыграла их национальная гордость и чувство собственного британского достоинства. Политики, оседлавшие тему «Великобритания в опасности», сегодня подсчитывают невиданные еще историей политические дивиденды. Вся Европа в ужасе – националисты идут. Кто будет следующим? Евросоюзу-то настал конец, ведь Великобритания – вторая экономика на континенте

Британский фунт упал до самого низкого уровня за последние два поколения, а финансисты каркают со всех сторон, что это только начало, упадет еще.

В следующем году выборы в Германии и Франции, а там ситуация с мигрантами похуже английской будет. Можно считать, Саркози – уже президент, а бедная Меркель вынуждена будет пойти на поводу у многих, с кем она раньше даже дискутировать не хотела. Политический и экономический бомонд всей планеты с раннего утра лихорадочно просчитывает следствия и последствия произошедшего, но их столько, что даже досчитать до конца не представляется возможным. Британский фунт упал до самого низкого уровня за последние два поколения, а финансисты каркают со всех сторон, что это только начало, упадет еще. Биржи по всему миру рухнули, каждая в меру своей волатильности. Финансисты и здесь каркают, что будет еще хуже. Самые шумные уже наперегонки объявляют о начале нового финансового кризиса, похлеще того, что разразился на Западе осенью 2008 года. Все газеты мира вышли только с заголовками о британском референдуме. Открываешь первую страницу, а там больше ничего не пишут – только о референдуме и его последствиях. Даже 11 сентября 2001 года, когда взорвали башни-близнецы в Нью-Йорке, писали о чем-то еще. Сегодня – нет: Британия, Великобритания и только, ничего больше…

Англичане – самый старый и закрытый этнический клуб в мире, куда пускают только других англичан, и то по рекомендациям.

Однако давайте отставим эмоции на некоторое время и обратимся к фактам. Что произошло, почему это произошло и что будет происходить в ближайшем будущем? Англичане, подобно другим великим западноевропейским народам, уже долгое время были недовольны тем, что творилось у них на Родине. Самым первым вопросом, который вызывал у них невиданное дотоле, в силу имперского их прошлого, возмущение, был вопрос этнический. Дабы объяснить лучше, о чем идет речь, расскажу маленькую историю об одном моем американском друге, которого вместе с его украинской женой судьба занесла в небольшой английский городок – пожить несколько лет. После четырех лет проживания там у них не имелось ни одного не то что друга, но даже знакомого. Ладно украинская жена, но ведь он-то коренной американец, говоривший на английском языке, можно сказать брат. Не тут-то было. Англичане – самый старый и закрытый этнический клуб в мире, куда пускают только других англичан, и то по рекомендациям. Теперь представьте, что в сей закрытый, элитный, частный, старейший клуб в мире без всякого приглашения и рекомендаций вломились 3 миллиона польских строителей, 2 миллиона уборщиц из Прибалтики, 1 миллион румынско-болгарских аферистов без профессии и множество других странных, а главное, абсолютно небританских людей, которые двух английских слов связать вместе не в состоянии. И что вы думаете, им это понравилось, когда они даже с моим американским другом-то за четыре года и словом не обмолвились. Если в Лондоне британцев хоть заставить можно было, потому как город давно превратился в один из центров мирового мультикультурализма, то в небольших городишках, особенно в деревнях, о толерантности и речи не вели. Проживавшие там коренные англичане, чьими предками являлись Робин Гуд и Король Артур, категорически отказывались принимать польских строителей в лоно своей английской семьи, история которой насчитывала века культурно-экономического развития.

Англия и Лондон сегодня – две совсем разные страны, и не только потому что коренные англичане в Лондоне давно стали меньшинством, но потому что даже эти коренные англичане стали классово чужими.

Именно они, англичане из таких городков и деревень – а их в стране большинство, и одержали победу на референдуме. Премьер-министр Камерон, призвавший себе на помощь, казалось, всех возможных единомышленников из мира бизнеса и политики – как английского, так и международного, – ничего не смог этим людям доказать. Им плевать на то, что фунт стерлингов упадет, ведь они редко выезжают за пределы Родины. Зато продукция, которую они производят и выращивают, станет более конкурентоспособной. Занятые поляками рабочие места освободятся, ведь поляков отправят домой, в Польшу. Вот их логика, на которую премьер Камерон не нашел иного аргумента, кроме как привлечь высоколобых финансистов с их сложными рассказами о том, как работают мировые рынки и о месте Лондонской биржи в мировой финансовой системе. О поляках Камерон молчал, как партизан, будто их в Англию вообще не понаехало. Простым англичанам на Лондонскую биржу плевать. Они вообще ненавидели холеных банкиров, зарабатывающих больше, чем население целой деревни, хотя трудится в поле много сложнее, нежели крутить чужие деньги на мировых рынках. Англия и Лондон сегодня – две совсем разные страны, и не только потому что коренные англичане в Лондоне давно стали меньшинством, но потому что даже эти коренные англичане стали классово чужими. Они превратились в банкиров и барыг, в то время как настоящие коренные англичане – трудяги, да и живут они отнюдь не припеваючи.

Если мировое политическое руководство к этому моменту не займет согласованную и адекватную ситуации позицию, в мире таки начнется финансовый кризис.

Что же теперь будет? Пока что все политические и экономические умы человечества пребывают в состоянии глубокого удивления и ужасного непонимания. Очевидно, уйдет как минимум несколько дней на то, чтобы провести переговоры и консультации. Можно смело предположить, что выходных у политического руководства западного мира не будет. Хорошо, что все произошло перед выходными, когда рынки не работают, что даст возможность обсудить возникшую проблему и попытаться минимизировать негативные ее последствия. В любом случае, выход Великобритании из Евросоюза будет крайне постепенным, минимум – два года. Событие, конечно, беспрецедентное, а посему невероятно сложное с точки зрения его имплементации. Такого в истории человечества еще не происходило. Все станет значительно более ясным в понедельник, перед открытием финансовых рынков на следующей неделе. Если мировое политическое руководство к этому моменту не займет согласованную и адекватную ситуации позицию, в мире таки начнется финансовый кризис. Все это понимают, а потому приложат максимум усилий, дабы такого не произошло. Ставки слишком высоки. Мы надеемся, у них все получится, иначе плохо будет не только политическим бюрократам, но и нам всем, независимо от того, насколько далеко от Великобритании мы проживаем.

Найджел Фараж

После 43 лет пребывания в европейском сообществе, народ Великобритании принял решение покинуть Европейский союз

Продолжение следует…

Петро Панченко