Сиам занимает приблизительно такую же площадь, как и Франция. В 30-40х годах прошлого века он представлял собой живописные рисовые поля, каучуковые плантации, и четырнадцать миллионов добродушных крестьян. На карте страна выглядит как осьминог, одно из щупальцев которого извивается по Малайе в сторону Сингапура. Здесь приходится  работать не больше трех-четырех месяцев в году из-за невероятно благоприятного климата и высоких урожаев риса. Произношение имен и названий здесь фантастически расходится с их написанием. В Сиаме насчитывается 17 408 буддийских храмов и 150 000 священников, а белые слоны считаются священными животными. В этой стране отчетливо заметно более сильное влияние японской культуры.

Не считая Китая, Сиам в начале прошлого века являлся единственной независимой страной в Азии между Японией и Ираном, единственной из восточных территорий, которая не стала добычей великих держав во время империалистической экспансии XIX века. Сиамцы называют свою страну «Муанг Тай», что означает «земля свободных». Сиам стал независимым государством примерно в 1350 году. В те времена территория этого королевства простиралась до самой Янцзы. Жители Сиама образуют обособленную расовую и языковую группу, тем не менее, в них также заметны общие черты с китайцами, а еще малайцами, тоже принадлежащими к южным монголоидам. На протяжении многих веков Сиам чудесным образом умудрялся выжить, как независимое королевство. Это отчасти можно объяснить тем, что на его территорию, половину из которой даже сегодня занимают неисследованные джунгли, было трудно проникнуть завоевателям, а отчасти тем, что как для Великобритании, так и для Франции было выгодно иметь буферное государство между Бирмой, Малайей и Индокитаем.

Но Сиам не сможет остаться независимым государством навсегда — если общеизвестные мечты Японии о господстве над «восточной Азией» станут реальностью.

Сиам был не просто независимой страной; до 1932 года он был одной из последних абсолютных монархий, оставшихся в мире. С 1782 года страной правили члены поразительно плодовитой династии Чакри. До 1932 года Сиам оставался захолустьем, несчастной неразвитой страной, в которой король, хоть и обладал абсолютной властью, но оказывал слабое влияние на жизнь общества. В стане не было ни конституции, ни судебной системы, ни законодательной власти. Сиам представлял собой невероятный пережиток восточного средневековья. А потом прогрессивные идеи запада впервые достигли границ Сиама. Они вызвали брожение в умах сиамцев. Общество потребовало проведения реформ, развития и расширения  правительственных учреждений. В июне 1932 года прошла мирная, бескровная революция. Сиамцы люди мягкие. Единственной жертвой стал некий генерал, получивший ранение ноги.

Король Прачадипок, невысокий улыбающийся человек, отличавшийся  тонким умом, проницательностью и отменным чувством юмора, быстро принял ультиматум революционеров. Не возникло даже малейшей необходимости вводить военное положение. Революционеры извинились за прямоту своего первого публичного манифеста, в котором подвергали критике короля, и подготовили временную конституцию, за которой последовала еще одна. В основном общественное недовольство было направлено против клики князей и аристократов, которые монополизировали политическую власть и экономические привилегии. Королю было разрешено остаться на троне.

Сиам

Революция была осуществлена группой офицеров и студентов, сторонников левых взглядов, которые стремились демократизировать Сиам. Но вскоре в их стане случился раскол, и в июне 1933 года произошел очередной государственный переворот. Первый премьер-министр, пхрая Манопхакон Нититхада, бежал в Пенанг. Его сменил армейский офицер, сторонник более прямолинейной политики, полковник Пхахон Пхаюхасена. Затем в октябре 1933 года была предпринята попытка контрреволюционного переворота. Группа недовольных дворян и землевладельцев, возглавляемая принцем Боворадежем (который после до конца своих дней жил в изгнании во Французском Индокитае), стремилась свергнуть новый режим. Это восстание, если не обращать внимания на значительные различия между характером и темпераментом испанцев и жителей Сиама, было поразительно похоже на восстание генерала Франко в Испании. Представители имущих классов и аристократы были отстранены от руководства страной. Они отказались уступать свои позиции, и попытались поднять восстание, но оно было подавлено —  во многом потому, что лидеры контрреволюционного мятежа, мягкие и кроткие, как все сиамцы, отказались взять на себя ответственность за дальнейшее кровопролитие, когда начались боевые действия.

Правительство приговорило к смертной казни нескольких из захваченных мятежников. В это время король Прачадипок отправился в длительное путешествие по всему миру, объяснив это необходимостью лечения болезни глаз.  Было очевидно, что он не хочет возвращаться в Сиам, хотя правительство настаивало на том, что испытывает к монарху самые теплые чувства, и отнесется к нему с должным уважением, если он останется верен новой конституции. Кризис наступил, когда королевское согласие потребовалось для приведения в исполнение смертного приговора, вынесенного мятежникам. Король отказался утвердить смертный приговор, и  в 1935 году отрекся от престола. В то время он находился в Лондоне, и отречение от престола отправил почтой. Повстанцев все же казнили. Их расстреляли – как принято в Сиаме, через ширму, чтобы расстрельная команда не видела, в кого стреляет.

О политической жизни в Сиаме до революции можно судить по тому факту, что для выражения идеалов революционного движения реформаторам пришлось придумывать многие слова, которых просто не было в местном языке. Перед блестящим молодым сиамским принцем Варнвайдикарой Вараварн (Varnvaidykara Varavarn), который принял сторону нового правительства, несмотря на свое происхождение, и который изучал филологию в Баллиол-колледже, была поставлена задача создания слов, доселе неизвестных в сиамском языке, таких как конституция, политология, реформа, развитие, цивильный лист,  революция, пролетариат, политическая партия. Эти понятия не имели названия в государственном языке Сиама. С другой стороны, такие термины, как демократия, ассигнование на содержание короля, кабинет министров, образование, налоги и законодательная власть, существовали в языке задолго до 1932 года.

О революции можно судить по двум вещам: во-первых, по передаче политической власти; во-вторых, по передаче экономической власти. Что касается первого, сиамская революция была полностью завершена. Были созданы законодательная власть, независимая судебная система, и тщательно имитировались атрибуты западной демократии. Власть находилась в руках народной партии, которая была создана на основе группы  революционеров. Экономически революция завершена не была. Были предприняты лишь первые шаги в сторону уравнивания налогообложения и распределения богатства, а также была начата программа социальных реформ. Но Сиаму по-прежнему предстояло пройти долгий путь, прежде чем он станет полноценным национальным государством.

Сам метод проведения революции был весьма необычен. С точки зрения технологии это был передовой тип государственного переворота. Его основные участники и вдохновители начитались работ Троцкого и Курцио Малапарте. Они захватили власть не только силой оружия, но и путем захвата «источников питания» власти – «почта-телефон-телеграф», железнодорожные вокзалы, и так далее. Кроме того, сиамская революция отличалась от многих других тем, что в ней не было никаких карательных акций в отношении представителей прежнего правящего класса. Большинство князей и аристократов продолжали мирно жить: они не были устранены даже после того, как предприняли попытку контрреволюции. Правда, их привилегии были значительно урезаны. До 1932 года принцы крови узурпировали огромную долю национального дохода. Теперь же гражданский список, который включал в себя расходы регентства, выделял всего  455 200 тикалей из общего бюджета в 104 891 144 тикалей, или 0,4 %. (Один тикаль  равнялся 45 центам.)

Король Прачадипок после отречения остался жить в Англии. Его преемником стал его племянник, юный Ананда. Поскольку Сиам все еще оставался королевством, и принцы королевской крови теоретически могли в какой-то день снова заявить о себе, следует сказать несколько слов о том, каких удивительных и невероятных персонажей можно было найти в азиатском мире.

Великий сиамский король Чулалонгкорн Пхра Порамин Маха считается наиболее впечатляющей фигурой в истории Сиама. Он правил  страной с 1868 по 1910 год. Именно во время его долгого правления Сиам впервые услышал о современном мире за пределами страны. Чулалонгкорн был просвещенным деспотом. Именно при нем в Сиаме появились железные дороги, а также почта и телеграф;  при нем были заключены первые договоры с иностранными государствами. Но наибольший интерес вызывает его семья. Считается, что у него было 84 жены и 362 детей. В телефонном справочнике Сиама за 1938 год потребовалось девять страниц, чтобы просто перечислить всех живших на тот момент потомков Чулалонгкорна мужского пола. Они были сгруппированы в двадцать пять основных семей, предположительно потомков двадцати пяти главных жен короля.

Король Прачадипок

Король Прачадипок

В такой полигамной стране, как Сиам, еще было несколько монархов с такой плодовитостью, как у Чулалонгкорна, и практически все население могло похвастаться наличием примеси королевской крови. Поэтому сиамцы изобрели уникальную систему, в которой потомки королей постепенно обретали статус простолюдинов. Таким образом, сын сиамского монарха известен как Его Королевское Высочество; внук — это просто Его Светлость; к правнуку обращаются «господин», а пра-пра-внук — обычный «мистер».  Есть, однако, в стране несколько категорий мелких дворян; человек может последовательно иметь титул «луанг», «пхра», «пхья» и «чаопхья». Но даже такая постепенная, но радикальная смена статуса членов королевской семьи оказалась недостаточной предосторожностью ввиду чрезмерного количества уцелевших принцев. Поэтому был принят закон, по которому сиамский монарх мог иметь только одну законную супругу. Кроме того, появилась традиция, чтобы король женился на женщине, в жилах которой нет королевской крови (если ему удастся таковую отыскать).

Матримониальные же связи короля Чулалонгкорна, независимо от количества его жен, были чрезвычайно сложны.

Кстати его старшая жена,  вдовствующая супруга, в 1930-х годах была все еще жива; она ежедневно молилась в храме Изумрудного Будды и являлась самым богатым человеком в Сиаме. Первая жена короля Чулалонгкорна родила супругу двух сыновей. Затем король женился, по очереди на трех сестрах. У третьей сестры было шесть сыновей. Она имела большое влияние на супруга, и уговорила его пропустить в списке правопреемников на трон второго сына от первой жены, назначив вторым претендентом ее собственного старшего сына, а после него – остальных ее сыновей. Другая сложность заключалась в том, что три жены, которые следовали за первой женой, были не только сестрами между собой, но и сводными  единокровными сестрами самого короля, так как у них был общий отец, но разные матери.

Так что наследником короля Чулалонгкорна был его старший сын от первой королевы; он правил с 1910 по 1925 годы, и был известен как король Рама VI. Он был исключительно занятной личностью. Транжира и удачливый игрок, он переводил Шекспира на сиамский, писал пьесы, и сам играл в них. По изданному королем Чулалонгкорном закону о правопреемстве, Раму должен был наследовать его старший сводный брат, которого звали Махидол. Но Махидола мало интересовала власть, и он отказался от наследства. Вместо этого он отправился учиться в Гарвард и университет Джонса Хопкинса, потом стал отличным врачом и женился на сиамке, которая работала медсестрой в больнице. Затем наследником стал младший брат Махидола Прачадипок. Когда Прачадипок отрекся от престола, новым наследником был признан Ананда, сын Махидола.

Ананда, родившийся в 1925 году за пределами Сиама, учился в Швейцарии. В ноябре 1938 года он в сопровождении матери впервые посетил свое королевство. По достижении совершеннолетия (в шестнадцать лет) в 1941 году, на пышной церемонии его короновали и возвели на престол. Еще в 1935 году на период до достижения монархом совершеннолетия для управления страной были назначены три регента. Ими стали принц Адитья, двоюродный брат короля Прачадипока, который представлял королевскую семью, а также чаопхья (министр) Йомарай, человек незнатного происхождения, который много лет был монахом и представлял  в этом триумвирате правительство, и генерал Биджаендра Йодин, представлявший армию.

Из огромного числа потомков короля Чулалонгкорна, которые по-прежнему носили титул Их Королевских Высочеств или Их Светлостей, мало кто занимал важные государственные посты. Согласно положениям новой конституции, им не позволялось становиться министрами, хотя они могли быть советниками или руководителями департаментов. Наиболее примечательный из принцев жил на Яве. Принц Нагор Сварга приходился королю Прачадипоку дядей, и занимал пост министра внутренних дел. До 1932 года он был серым кардиналом при своем племяннике. После отречения Прачадипока он больше никогда не возвращался в Сиам.

Виолетта Жигулина

ИСТОРИЯ КОРОЛЕВСТВА — ЧАСТЬ 2.