Что делать, если у вас нет работы? Вы ее потеряли, а найти не можете. Год найти не можете, второй не можете. Перспективы трудоустройства становятся все туманнее, потому как уже многие ваши знакомые потеряли работу и присоединились к вам в ее поисках. То есть вы уже не один, вас таких стало много, а рабочих мест больше не становится, совсем наоборот. Будучи человеком логически мыслящим, вы начинаете думать об альтернативных путях развития своей жизни, лихорадочно подсчитывая оставшиеся сбережения, дабы понять, на какой же период хватит этих денег. Можно, конечно, уехать, но очень не хочется – здесь семья, дети, дом родной, родной язык, да тут столько всего родного, а там… К тому же на дворе не 1989 год, когда все мы полнились уверенностью, что там хорошо, ведь нас там еще не бывало. За это время нас там уже столько побывало, что понимание счастья на благодатной чужбине сильно пошатнулось.

Мы ведь люди добрые, трудолюбивые, образованные, а главное, в Европе сегодня самые дешевые – чего бы мировому капиталу в Украину не вернуться.

После таких вот двухлетних шатаний человек, в принципе, готов уже на многое. В смысле, он готов на такое, о чем два года назад и не помышлял – пришло время снять корону с головы и опуститься на грешную землю, по крайней мере до следующего экономического бума в украинской экономике, который когда-нибудь все же вернется к нам. Мы ведь люди добрые, трудолюбивые, образованные, а главное, в Европе сегодня самые дешевые – чего бы мировому капиталу в Украину не вернуться. Ведь ему, капиталу этому, главное, что – купить наш труд дешево, дабы затем продать плоды его подороже, где-то в Германии. Исходя из этой формулы, лучше нас сегодня нет никого. Если раньше на этом непростом поле у нас под ногами путались еще албанцы и молдаване, то, поверьте, последние два года нам нет в дешевизне нашей равных аж до самого Бангладеш, а это на другом конце света. Германский капитал так далеко не поедет.

Когда мы говорим об упавшей короне, то имеем в виду следующий аспект. Если человек рабочей – нужной – специальности: сантехник, слесарь или электрик, то все вышесказанное его в принципе не касается. У этих людей в Украине как была работа, так она и есть, потому что последние лет двадцать подобных специалистов у нас хронически не хватало. Украинский электрик с легкостью находил себе работу в Италии или Испании за деньги, о которых здесь он мог только мечтать, предварительно сильно напившись, дабы представить себе суммы немалые тех итальянских денег. Наша страна не успевала подготавливать для итальянской экономики необходимое им количество электриков. У нас оставались крохи – в основном ленивые и пьяные – к ним же ехали лучшие. А потому украинский электрик в стране нашей без работы никогда не останется. Когда мы ведем такую печальную речь об украинской безработице, то имеем в виду совсем иных специалистов – сотрудников банковской сферы, менеджеров самых разных, часто, абсолютно фантастических направлений, специалистов по маркетингу и продажам, специалистов по рекламе, управленцев всяческих, директоров, замдиректоров и т.д. и т.п.

При коммунистах таких профессий – банкиров, специалистов по маркетингу, продажам, рекламе – просто не существовало. Были у нас тогда одни электрики. Кстати, так продолжалось еще лет десять после падения коммунистического строя. Но все резко поменялось в конце прошлого века. В Украине начался бурный рост капитализма, когда к нам пестрой гурьбой явились германские, итальянские и другие банки, везя с собой просто невероятное количество денег для нашего с вами кредитования. Они нас так накредитовали, что в стране начался совершенно ошеломительный бум внутреннего потребления – вот тогда и появились все те профессии, о которых мы писали выше. По количеству банков, рекламных и маркетинговых агентств, а также специалистов по недвижимости на душу населения мы обогнали Германию с Италией, вместе взятых, за считанные годы.

Капиталистический бум потребления внутреннего после бегства ихнего мгновенно закончился, и все мы – специалисты разные в областях всяческих – оказались без работы, а что еще хуже – мы оказались без профессии.

Затем, осенью 2008 года, у нас начался финансовый кризис. Дабы быть абсолютно точным, начался он не у нас, а в далеких Соединенных Штатах Америки, но сдуло с ног именно нас, причем больше, чем кого-либо в мире. Германские и итальянские банкиры оказались не бойцы, они испугались в один миг и пустились от нас наутек еще быстрее, чем к нам приехали. Они убежали, а мы остались – с кредитами на руках. Следует заметить, что вышибал кредитных они оставили – и мы по глупости еще много лет им платили. Главное же, что капиталистический бум потребления внутреннего после бегства ихнего мгновенно закончился, и все мы – специалисты разные в областях всяческих – оказались без работы, а что еще хуже – мы оказались без профессии. Украина вернулась в год этак 1997, где о профессионалах, скажем, рекламной индустрии, никто даже и не слышал. На всю страну в этой сфере тогда, возможно, существовало пять серьезных рекламных агентств, где трудилась от силы сотня профессионалов. На пике капитализма в Украине в рекламной индустрии работали уже сотни тысяч специалистов. Что им в сегодняшней Украине делать – не ясно никому.

Иными словами, за последние годы наша экономика дала серьезный крен не совсем в том направлении, если можно так выразиться. Теперь Украине много больше нужны люди, производящее нечто стоящее, а не продающие нам всякий трэш. Трудовой дисбаланс, за это время сложившийся, огромен. Речь идет о миллионах людей, оставшихся без работы и без профессии. Многие потратили немало времени на то, чтобы понять – профессии, в которой они были заняты до того, больше не существует. Если продавцы автомобилей осознали все довольно быстро, то вот банкирам и рекламистам понадобилось на процесс этот умственный много больше времени. Что этим людям делать сегодня, особенно тем, кто чего-то в вымирающей индустрии достиг, став начальником отдела или директором филиала? Главное – как можно быстрее снять корону и понять сегодняшнюю ситуацию в стране, с чего мы и начали наше повествование. А затем, очевидно, нужно осваивать ту профессию, которая необходима людям не только сегодня, а на десятилетия вперед. Может, кормить такая профессия вас будет не столь щедро, как предыдущая, но так и времена сейчас не те, что были. Однако уверенно можно сказать, что она вас все же накормит.

А затем, надеемся, и германский капитал вернется. Но на этот раз он станет умнее, к тому же кредиты в банки ихние мы все же по большей части так и не вернули – и это правильно. Нечего было бежать. Сбежал, извини, тебя тут уже нет, а значит, никому ты здесь и не нужен. Но германцы вернутся, чтобы делать здесь нечто хорошее дешевле, чем это можно сделать у них. Главное в вышесказанном – это слово «сделать». Им понадобятся люди, которые могут что-то делать, не продавать – делать. Так что учитесь что-нибудь полезное производить, и безработица будет вам не страшна.

При таком управлении страной все украинские электрики скоро станут лондонскими электриками, потому как там электриков нехватка серьезная.

Государство наше безразличное, кстати, могло бы здесь гражданам своим помочь, ведь для того оно по конституции и существует. Речь идет о профтехобразовании для молодежи и курсах профессиональной переподготовки для тех, кто остался без работы. Профтехучилища – главные кузницы электриков, механиков и сантехников – правительство планирует закрыть. О курсах переподготовки они даже и не думают. Кажется, что мы и они живем в параллельной реальности. У них одни проблемы, у нас совсем другие. У них как бюджет разворовать, у нас как бы работу найти при бюджете то украденном. При таком управлении страной все украинские электрики скоро станут лондонскими электриками, потому как там электриков нехватка серьезная. Если же взять в рассмотрение тот факт, что лондонский электрик получает такое же количество британских фунтов стерлингов как украинский гривен за то же рабочее время, то нет в природе такой силы, которая бы смогла удержать наших электриков от тотального бегства в Лондон. После этого о нашей стране можно будет сказать только избитую шутку из старого советского фильма – «Кина не будет. Электричество кончилось».