Общепринятый подход, навязываемый нам средствами пропаганды, состоит в том, что демократия – это залог и «единственный» рецепт процветания. Однако на деле это пустая демагогия.

Демократия, как показывает пример большинства развитых стран, это хорошо. Но есть огромное количество факторов, определяющих успех государства и его экономики. И если мы взглянем на историю человечества на протяжении последней пары столетий, то перед нами пройдет намного больше неудачных попыток установить демократию, чем удачных. При этом, если смотреть на развивающиеся страны, то очень часто там успешны как раз авторитарные режимы. Тому яркими примерами являются ныне покойный СССР, и все еще живые Китай и Сингапур.

Однако если мы отбросим понятия вроде демократии или авторитаризма и сосредоточимся на вещах, отделяющих успешные страны от потерпевших поражение, то увидим, что по своей внутренней структуре режимы и государства, которые чего-то добились, стоят намного ближе друг к другу, чем вечные неудачники из стран третьего мира. И дело здесь вовсе не в режиме, форме государственного устройства или даже экономике. Это разделение проходит по линии работы с населением.

Успех связан с умением упорядочить внутреннюю жизнь общества и сформировать у людей, проживающих на территории государства, убеждение, что они, в первую очередь, граждане. А потом уже носители религиозных, политических или каких-либо других взглядов. Таким образом, внутри государства формируется единая нация, которая общими усилиями может двигаться в будущее. И в этом деле Северная Корея и США, достигшие успеха в плане воспитания единого национального самосознания, имеют между собой намного больше общего, чем с Йеменом или Сомали.

И здесь нам следует поговорить о том, как формируются политические нации, и как был устроен мир до того, как они возникли. А также как выглядят государства, где процесс формирования политических наций, остался незаконченным.

Для этого мы обратимся к работе «Нации и национализм» одного из ведущих политических теоретиков Эрнеста Геллнера. По его мнению, базисом для появления наций стало формирование индустриального эгалитарного общества. Поскольку суть современного социума состоит в превращении индивидов в изолированные социальные атомы, которые могут более-менее свободно перемещаться по разным иерархическим ступенькам общества, и теперь они больше не связаны жесткими кровнородственными или религиозными узами. Этот процесс был обусловлен тем, что в высокоразвитом обществе локальные культуры больше не могли воспроизводить себя без помощи извне. И если раньше человек учился всем необходимым навыкам у родителей, в крайнем случае, у какого-то мастера, проживавшего в пределах общины, т. е. передача знаний происходила в узком кругу из рук в руки, то в современном обществе процесс обучения совсем иной: кадры готовятся системой образования конвейерным методом. В результате происходит разрушение локальных сообществ и для рядовых членов социума открываются широкие перспективы социальной мобильности.

То есть, если человек умен и адекватен обстоятельствам, то он поднимается по социальной лестнице, а если нет, то падает. Это, конечно, идеальная ситуация, поскольку связи, протекции, интриги продолжают действовать в современном обществе так же, как и в глубокой древности. Но нынешнее общество намного более открыто и однородно, чем аграрные культуры. И в таких условиях государства стремятся «переварить» население, проживающее в их пределах, в однородную массу. Что и приводит в результате к формированию политической нации.

Здесь для нас было бы поучительно обратить внимание на другой аспект теории Геллнера. В описании аграрных обществ он использовал такое понятие, как «оскопленные». Согласно его теории, аграрное общество, в силу низкой социальной мобильности, было тотально неустойчивым. Его члены испытывали склонность доверять исключительно своим. В результате любая группка, дорвавшись до власти, делала все возможное, чтобы ее узурпировать и расширить свое влияние. Как это, примерно, выглядело в реальности, может оценить любой человек, смотревший сериал «Игра престолов».

Естественно, такая ситуация сильно нервировала правителей, и они, в целях собственной безопасности, приближали к себе людей, которые в силу происхождения или особенностей физиологии не могли претендовать на власть. Конечно, настоящих евнухов среди таких лиц было меньшинство, но ключевой принцип состоял в том, чтобы найти чужаков и замкнуть их лично на правителя. Так, мусульманского халифа охраняла христианская гвардия, которую просто физически уничтожили бы без заступничества монарха. Всем известны турецкие янычары, элитные воины, отобранные у родителей в детстве и обученные быть верными султану в любых обстоятельствах, аналогичная ситуация была с евреями и армянами в Европе. Эти народы, владея относительной монополией на финансы, были лишены военной силы. И в этом плане были очень удобно «оскоплены», поскольку, в силу своего происхождения, они не могли конвертировать деньги во власть.

А теперь давайте посмотрим на Украину и судорожные попытки наших властей затащить зарубежных легионеров в правительство. Проблема не в том, что они чужеземцы. Проблема в том, что их приглашение говорит о том, что в нашей элите никто никому не доверяет. И наш дорогой президент пытается ввести в правительство людей, которые будут преданы лично ему.

Но и это далеко не самое страшное. Страшно то, что вместо того, чтобы запустить царскую пятерню в ряды среднего класса и, найдя там когорту талантливых управленцев, возвысить их, наша элита демонстрирует недоверие своему же народу.

Сам факт такого поведения свидетельствует, что Украина на социальном уровне не вышла из средневековья. Мы живем в сословном обществе, где наши таланты, сами по себе, никогда не позволят пробиться на самый верх. Логичным завершением того, что начал Порошенко, было бы нанять какую-то частную военную компанию, чтобы она охраняла владетельные тела и их доступ к власти. Ведь у какого-то украинского полковника может возникнуть мысль, что он мог бы стать здесь гетманом. Однако я не думаю, что они решаться на такое откровенное бесстыдство. Это стало бы уж слишком откровенным признанием того, что Украина – это Африка. Но очевидно, что настоящий язык, которым нужно описывать происходящее в Украине, это язык развитого феодализма.

Фактически все годы своей независимости наша страна шла от более-менее современного, хорошо организованного, пусть и тоталитарного общества в сторону средневековья. До поры до времени все было относительно в порядке, пока, как бы исподволь, развивались феодальные отношения. Олигархи воровали, на важные должности назначали по принципу личной преданности. Все делалось в стиле «свій до свого по своє», а не по закону. И казалось, что этот коррупционный рай будет вечен.

Однако революция 2013-2014 года стала последней каплей, открывшей всю глубину падения нашей страны. Я не отрицаю тот факт, что война на Донбассе началась вследствие вмешательства России. Но правда состоит в том, что это вмешательство стало возможно именно по той причине, что все прогнило до основанья. И когда настал час Ч, все государственные органы были парализованы. Поскольку коррупционные связи и личная преданность на местах были важнее, чем любые приказы Киева.

При этом, если посмотреть внимательнее, эффективная ответная реакция началась не тогда, когда в дело вмешалось государство, а когда против «гибридных» действий России были использованы феодальные ответные механизмы. Стратегические ключевые области, вроде той же Днепропетровской, были отданы на кормление олигархам, которые стали полноправными местными владыками и смогли или не смогли остановить наступление сепаратистов.

Аналогичным образом и добровольческие батальоны возникли по причине слабости регулярной армии. И являются они прямым аналогом европейских наемников-кондотьеров XVI-XVII столетия или Запорожской Сечи. Фактически все действия нашей страны в 2014 году это поведение донационального государства XVI-XVII столетия. Местные владыки, во исполнение «воли короля», сражались с вторгшимся противником, в основном по той причине, что боялись потерять «земли и холопов».

Естественно, вскоре после того, как кризис был преодолен, государство попыталось вновь вступить в свои права. Коломойский был убран с поста губернатора, добровольческие батальоны загнаны в армию. Обществу начали понемногу навязывать «декоммунизацию» и вышиванки, пытаясь сделать пятилетку за три дня, разбудив национальное самосознание.

Но не надо забывать, что процесс феодализации нашей страны длился более 20-ти лет и остановить его за столь краткие сроки невозможно. И следует осознавать, что олигархическая система управления страной абсолютно несовместима с формированием успешного индустриального общества. Поскольку олигархия, по умолчанию, предполагает наличие клановой структуры общества, а значит назначение бюрократов, начиная с верхних этажей иерархии и заканчивая мелкими городками, происходит в зависимости от их принадлежности к той или иной группировке.

Поэтому нынешний режим, чтобы успешно справиться с формированием политической нации, должен был бы «пожрать» сам себя: от кормушки следовало бы удалить не отдельных олигархов, а всю эту прослойку в принципе, включая и дружественных нынешнему президенту лиц. А это, по умолчанию, невозможно.

В таких условиях лишь вопрос времени, когда из-под полы вновь вылезут феодальные тенденции и наша страна выйдет на новый виток деструкции. Именно по этой причине так затягивается принятие ОРДЛО обратно в состав Украины, согласно Минским договоренностям. Поскольку создание «герцогства Донбасского» станет мощным стимулом для распада Украины. Учитывая «стойкость и сплоченность» наших элит и общества, мы семимильными шагами двинемся к дальнейшей фрагментации суверенитета. «Герцогство Донбасское» будет лишь первым камешком лавины, потом пойдет и «графство Одесское» с «баронством Закарпатским»… А чуть позже Украины не станет.

Единственное, что может спасти Украину это отказ от олигархической модели правления и воссоздание мощного централизованного государства. При этом мы наконец-то должны перестать играться в евроинтеграцию. Нам следует не демократизировать общество, а воспользоваться организационным наследием советского периода нашей истории. Да, в конце своего пути, Советский Союз был слабым и коррумпированным, но изначально он задумывался как государство, нацеленное на войну. И если кто-то не заметил, у нас как раз война на носу.

Единственная перспектива нынешней олигархократии – это переход от феодальной раздробленности к «абсолютизму». В конечном итоге Украина придет к той же модели, что сейчас «успешно» функционирует в России и Белоруссии. Олигархические кланы перестанут выяснять отношения между собой в публичной плоскости и сплотятся вокруг фигуры президента, который будет реализовывать их коллективную волю. Такой подход позволяет сэкономить время и ресурсы. А коррупция переходит от хаотичного беспредела в некое организованное русло. Теперь грабить будут по разнарядке.

Именно к этой модели стремился Янукович, и по этой тропе идет Порошенко. И, собственно говоря, Украина, если ее не завоюют, достигнет этого состояния, если не при нынешнем президенте, так при следующем.

Александр Вольский