Энн Эпплбаум (Anne Applebaum), редактор и журналист-комментатор газеты «Вашингтон пост» (Washington Post): Если бы мне предложили назвать один-единственный тревожный вопрос безопасности, я сказала бы, что это вопрос о том, в какую сторону собираются шагать Соединенные Штаты Америки. Если Америка намерена оставаться верной союзницей, то зачем сворачивать структуры безопасности, ею же созданные в Европе и Азии? Продолжит ли Америка сотрудничать с прочими странами, как сотрудничала с ними после Второй Мировой войны? Или Америка станет совсем иной?

Вольфганг Ишингер (Wolfgang Ischinger), председатель Мюнхенской конференции по безопасности (Munich Security Conference): Думаю, ныне самым тревожным вопросом безопасности является то обстоятельство, что мы не способны обороняться поодиночке. С великим сожалением признаю: если возникнет военная угроза любому члену ЕС, мы будем беззащитны без внешней поддержки, без помощи НАТО и Соединенных Штатов. Иными словами, следует больше трудиться, больше заботиться о том, чтобы всемерно отстаивать свободу и безопасность.

Ричард Бэрт (Richard Burt), председатель Международного движения «Всемирный ноль» (Global Zero): Сказывается всемирное замедление требуемого экономического роста – особенно сказывается оно в западных странах. Полагаю, что, лишаясь ощутимого экономического роста, мы получаем политическую зыбкость, а в Соединенных Штатах – полный политический застой. В Европе начинают критиковать Европейский Союз. Это приводит к политическим неурядицам, разногласиям, осложняет совместную государственную работу по преодолению всевозможных международных трудностей.

Жан-Мари Геэнно (Jean-Marie Guéhenno), Президент Международной группы по борьбе с кризисами (International Crisis Group), бывший заместитель Генерального секретаря ООН по миротворческим операциям: Я сказал бы, виноваты слабости, присущие нашему собственному обществу. Сегодня заметно стало некое ослабление конкурентоспособности. Безусловно, Европа нынче переживает кризис. Представление о том, что Европа год от году движется по пути прогресса, уже устарело – ввиду британского референдума: впервые в истории одна из европейских стран решила покинуть Европу…

Фредерик Кемпе (Frederic Kempe), президент Атлантического совета (Atlantic Council): Целостность… Если мы не сплотимся, то либо воцарится хаос, либо нашим будущим начнут управлять нежелательные силы.

Натали Яресько (Natalie Jaresko), председательница Киевского института Аспен (Aspen Institute), бывший министр финансов Украины: Я бы сказала, что перед нами попытка разрушить либеральный международный порядок, установленный после Второй Мировой войны. Думаю, что попытки изменить территориальную суверенность и целостность, что попытки влиять на политические кампании, ведущиеся за рубежом, что работа, проводимая Кремлем, старающимся изменить пути, по которым в последние 70 лет мы двигались мирно, составляют величайшую угрозу безопасности.

Фиона Хилл (Fiona Hill), директор Центра Соединенных Штатов и Европы (Center on the United States and Europe): Величайшая угроза безопасности, по-моему, связана с дальнейшим развитием отношений между Соединенными Штатами и Европой. Ибо все прочие вопросы, о которых мы рассуждали, в действительности зависят от Соединенных Штатов и европейских союзников США. Трансатлантическое партнерство сохранится и сумеет сыскать обоюдно приемлемые решения главнейших задач.

Натали Точчи (Nathalie Tocci), заместитель директора Института международных дел (Istituto Affari Internazionali): Я сказала бы, вопрос сводится к вакууму власти: к тому, что Соединенные Штаты становятся все более непредсказуемы, а замены им, как предводителям существующего миропорядка, нет – и посему возникает вакуум.

А когда возникает вакуум власти, его, как правило, торопятся заполнить. И понятия не имею, кто и чем заполнит его теперь.

Дэвид Милибэнд (David Miliband), председатель Международного комитета спасения (International Rescue Committee), бывший британский министр иностранных дел: Думаю, наступило самое что ни на есть подходящее время для исторических решений касаемо трансатлантической всемирной системы. Ведь, хотя и Европа, и Соединенные Штаты признают, что мир переменился, на нас по-прежнему лежит ответственность за сохранение, поддержание, реформирование и, будем надеяться, улучшение мировой системы. Мы заинтересованы в том, чтобы утверждать наши понятия о хорошем и насаждать нашу систему ценностей.