Павла Шеремета убила украинская коррупция. Сомнения в этом есть только у двух самых отъявленных советников министра внутренних дел, которые полагают что, возможно, это сделали ФСБ и ГРУ. Убивают в Украине в основном из-за денег, больших людей убивают из-за больших денег. Большие деньги сейчас в стране ходят тучами, но часто ссорятся друг с другом по поводу какого-либо крупного предприятия или схемы. В случае ссоры они начинают войну. Лучшим оружием на такой войне является газета, чем больше газета, тем более мощное она оружие.

«Украинская Правда» сегодня, пожалуй, одно из самых мощных орудий в стране. Павлу Шеремету не надо было быть Пинкертоном, дабы заполучить информацию, которую бы с радостью хотели бы иметь даже самые первые лица государства. Ему достаточно было быть Павлом Шереметом, чтобы получить такую информацию. Ему эту информацию сносили со всей страны. Крайне вероятно, что в его руки попало нечто слишком большое. Речь даже, наверное, не о Павле Шеремете, а о газете «Украинская Правда» и Алене Притуле, которая руководит предприятием. Шеремет был символом. Его взорвали, дабы предупредить газету и Притулу.

Генеральный прокурор сделал следующее заявление: «Это убийство».

Одним из самых печальных последствий убийства Павла Шеремета стала реакция государства и общества на произошедшее. Первые три или четыре часа реакции по большому счету не было. Все СМИ страны публиковали одно и то же сообщение размером в один абзац, очевидно, перепечатывая его, друг у друга. На место происшествия приехала одна только Хатия Деканоидзе. Ни министра внутренних дел, ни генерального прокурора, никого больше там не было. Причем всего пару недель назад генеральный прокурор страны прервал свою поездку на западную Украину ради того, чтобы вернутся в Киев и поговорить с оказавшимся в сложном положении командиром батальона Айдар. То есть тогда бросить все и проехать 500 километров у него возможность имелась, а вчера съездить на улицу Богдана Хмельницкого, что в 5 минутах от любого места в центре Киева у него не вышло. Генеральный прокурор сделал следующее заявление: «Это убийство». Госпожа Декаинидзе сказала: «Раскрыть это преступление для нас дело чести». Министр внутренних дел вообще ничего не сказал. Его кстати не было не только на месте преступления, но и позднее на экстренной встрече у президента, касаемо того, как расследовать свершенное преступление. Мустафа Найем написал следующее: «Слов сейчас не особо много. Наверное, потом получится больше и выразительнее». У Мустафы не хватило слов, Украина явно сошла с ума.

Все политические деятели отделались дежурным пафосом в фб, сделанным как под копирку.

Вечером на Майдане собралось 100 человек – все. Может потому, что у Мустафы не хватило слов, хотя раньше ему было легко собрать 100 000 человек и 200 000 человек и миллион человек, но в этот раз у него не хватило слов. Где вчера было наше гражданское общество, которое мы построили за последние годы. На Майдан пришло 100 человек!!! Все политические деятели отделались дежурным пафосом в фб, сделанным как под копирку.

Президент объявил о том, что обратился за помощью к ФБР и Интерполу. Альтернативы, конечно, большой нет. Сейчас делом, очевидно, заведует госпожа Деканоидзе. В то, что вверенные ей, полицейские патрульные смогут, раскрыть совершенное преступление не верит никто. Грызет, однако, сомнение касаемо ФБР. Есть подозрение, что не президент обратился к ФБР, а ФБР срочно связалось с нашим президентом по приказу своего президента и с поручением от него срочно расследовать у нас это вопиющее преступление. Ведь если этого не сделать, то последние устои нашей государственности могут рухнуть на нашу голову. Допустить такого развития событий не хочет сегодня, пожалуй, ни одна страна в мире.

Шеремет был лучшим журналистов Украины, потому как был самым добрым в таком злом мире, где мы теперь живем. Уходят добрейшие, потому, что остаются, пока, наверху злейшие. Так жить больше нельзя.