Мы, украинцы, наивный народ. Верим в бабку с пустым ведром, в убыточность свиста в квартире, в телегонию, в черную кошку, в выкатывание яйцом и безвизовый режим, но, прежде всего, мы верим печатному слову. И если уж что в газете написано – ставить это под сомнение у нас не принято. Особенно, если это написал авторитетный человек, обладающий положением в обществе, хорошим автомобилем и мелькающий в рейтинговых программах на ТВ. Хоть в роли политика, хоть в роли эксперта по автогонкам.
Однако, главное, что эта наивность распространяется не только на читателей, но и на самих авторов и даже на заказчиков. Вот, в сентябре сего года, президент Порошенко посетил США. В рамках своего визита он встретился с кандидатом в президенты Хиллари Клинтон, а вот кандидат в президенты Дональд Трамп на приглашение о встрече не отреагировал. Почему? А шут его знает. Занят был, а может просто не любит конфеты. А вот в любимый Дональдом Трампом гольф Петр Алексеевич не играет – в КИМО этому не учат.

Президент Порошенко — не только президент и кондитер, но также владелец медиа-империи.

Обидно? Безусловно, обидно. Впрочем, месть – блюдо, которое приятно подавать холодным. Вот понадобилось бы что-нибудь Трампу от президента Порошенко, Петр Алексеевич мог бы тоже носом крутить. Однако, увы, президент Порошенко — не только президент и кондитер, но также владелец медиа-империи. И принялись отечественные СМИ пачкать кандидата в президенты США грязью, да так, что и Петр Алексеевич сам поверил, что Дональд Трамп – законченный лузер. А потому принялся раздувать щеки – дескать, это не Дональд Трамп не нашел времени на встречу, а график Петра Алексеевича оказался слишком плотным.

Соревнуясь с президентом, в бой пошли и другие украинские политики. Министр Внутренних дел назвал Трампа «опасным маргиналом», экс-премьер – «угрозой цивилизованному миру», а депутат Сергей Лещенко, близкий к руководству Национального антикоррупционного бюро Украины, вытащил из рукава «амбарную книгу Партии Регионов», на основании которой обвинил менеджера избирательной кампании Трампа Пола Манафорта в получении незадекларированных миллионов. Манафорт заявил, что никаких денег не получал, но все-таки покинул свой пост. Да и сам Лещенко, обвинивший Манафорта в незаконно полученных деньгах, не может вразумительно объяснить, на какие деньги он купил свою собственную квартиру.

Выборы в США 2016 года, во многом являются переломными в истории политических технологий.

Следует признать, что под обаяние пиарщиков избирательной кампании Хиллари Клинтон попали не только украинские политики и СМИ. Мировой информационный мейнстрим также уверовал в преждевременные заявления кандидата-демократа о ее всенепременной победе и ничтожестве ничтожности оппонента. Этому, разумеется, есть вполне объективные причины. Выборы в США 2016 года, во многом являются переломными в истории политических технологий. В обеих политических партиях (как республиканской, так и демократической) возникло жесткое противостояние между выдвиженцами от партийных элит и кандидатами, сделавшими ставку на озвучивание чаяний рядового избирателя-демократа и избирателя-республиканца. У республиканцев таким кандидатом стал Дональд Трамп, у демократов – Берни Сандерс. Разумеется, партийная верхушка обладает куда более сильным влиянием на корпоративную политику – консалтинговыми и пиар-агентствами, которые, в свою очередь, задают тон ведущим средствам массовой информации. Однако, в условиях бурного развития интернета и, прежде всего, социальных сетей, повестка, задаваемая мейнстримными СМИ, утратила свой доминирующий статус. И если избиратели-демократы, чье сообщество во многом строится на молодежи, ориентированной на карьерный успех, в итоге поддержали кандидатуру экс-госсекретаря Клинтон, то более пассионарные и эмоциональные избиратели Республиканской партии провалили все кандидатуры от партийных элит.

Но вот, выборы в США состоялись. Дональд Трамп уверенно победил. Теперь украинские политики спешат стереть свои заявления из социальных сетей, хотя облака, в отличие от рукописей, не горят. Но это политики. А вот украинские технологии организации массовых протестов теперь могут быть экспортированы в США. Опять-таки благодаря социальным сетям и новым медиа. Однако эти технологии едва ли приживутся по ту сторону Атлантики, по крайней мере, в северной части Американского континента. В Соединенных Штатах мощная правоохранительная система, да и среди силовиков более популярными оказались лозунги Дональда Трампа. А потому попытки Майдана в США не только обречены на провал, но главное, они усилят напряженность в отношениях новоизбранного президента США и политических элит Украины. И это очень плохой для наших политиков результат. Ведь от концепции многовекторности они отказались еще три года назад.

Анатолий Борщаговский