Победа на президентских выборах Дональда Трампа стала самым большим удивлением в истории Соединенных Штатов Америки. Можно, конечно, искать аналоги где-то в глубине веков, но такие поиски будут некорректными, ведь тогда не было ни интернета, ни телевидения, и политика в те далекие века напоминала больше детские игры фермеров в прериях, нежели соревнования могучего американского истеблишмента в наш космический век. Так вот, если говорить о политической истории нашего космического века, то победа кандидата Трампа не имеет никаких аналогов в современной истории.

Самое необычное в этой победе — это ее неожиданность. Еще за день до начала выборов практические все американские СМИ, занимавшиеся опросами населения, уверенно писали о том, что шансы госпожи Клинтон одержать победу на выборах составляли 90%, некоторые писали, что шансы – 95%. Короче, у них было уже все решено. И вот, не прошло и дня, как господин Трамп одержал победу с невероятным перевесом голосов. Это что же такое получается? Все средства массовой информации в США лгали американскому народу? Кандидат, то есть, извините, президент Трамп, когда заявлял, что выборы сфальсифицированы, был прав? Но одно дело, когда это заявлял кандидат в президенты, которому прочили сокрушительное поражение, – и совсем другое дело, когда заявления такие делал человек, ставший президентом США. Иными словами, устами президента говорил сам американский народ.

В самом начале боевых действий предвыборный штаб Трампа отказал New York Times в аккредитации – происшествие в политической истории США беспрецедентное.

Кстати, об американском народе. Он оказался умнее пропаганды. Его атаковали все ведущие газеты страны, со всех сторон выливая на Трампа жуткие ушаты грязи – кем его только не называли. А он, американский народ, им не поверил. Кажется, что все произошло даже наоборот. Американские СМИ себя настолько скомпрометировали, что оказали госпоже Клинтон поистине медвежью услугу. Американцы им сегодня настолько не верят, что проголосовали в прямо противоположном от заданного СМИ направлении. Все ведущие газеты США, в первую очередь New York Times и Washington Post, побили горшки с Трампом практически в самом начале кампании. Между ними шла настоящая война. В самом начале боевых действий предвыборный штаб Трампа отказал New York Times в аккредитации – происшествие в политической истории США беспрецедентное. Затем начались угрозы в адрес Washington Post. До лишения аккредитации дело не дошло, но скандал в любом случае между ними состоялся знатный. Как американская пресса объяснит теперь стране, что они вот так вот ошиблись с будущим президентом, непонятно. Главное – в другом. Придется доказывать, что они именно ошиблись, а не писали это намеренно, что еще труднее.

Теперь о главном. Об американских людях. Страна оказалась расколотой. И Трамп тут не причем. Он, скорее, потому на политическом горизонте и возник, что страна раскололась. По одну сторону находятся люди либеральных взглядов, по другую – люди консервативных взглядов. Не будем выяснять, кто из них прав, дело сугубо необъективное, заметим другое – противостояние между людьми в Америке достигло своего апогея. Президентские выборы стали не очередной рутинной процедурой, а столкновением двух разных американских цивилизаций. Победа одного лагеря над другим отнюдь не означает окончания противостояния, наоборот, оно означает начало более крупного противостояния.

Да, консерваторы в лице господина Трампа и Республиканской партии одержали сокрушительную победу над либералами. Выборы выиграны по-честному, с большим перевесом, очень большим. В американском парламенте – в обеих палатах – большинство также у республиканцев. Иными словами, республиканцы имеют всю полноту власти в своих руках. У президента Обамы столько власти не было. Причем еще на прошлой неделе политический истеблишмент Соединенных Штатов уверенно говорил о том, что Республиканская партия находится на грани развала и сокрушительного поражения, от которого ранее 2096 года она не оправится. Но все вышло иначе. После такой поразительной по размеру победы Республиканская партия, скорее всего, окажется сплоченной, как никогда. Все, кто в господине Трампе раньше сомневался, с сомнениями этими уже расстались и кричат громче всех об исторической победе. А вот Демократическая партия оказалась на грани полного разгрома, хотя еще вот только вчера выглядела партией победителей. Демократическая партия в ходе предвыборной кампании также раскололась. Госпоже Клинтон с большим трудом удалось выиграть партийную номинацию у господина Берни Сандерса, возглавлявшего крайне левое и очень немалое крыло Демократической партии. Иными словам, в партии существует как минимум две фракции и вообще никакого лидера. Госпожа Клинтон уже в Америке никто – пенсионер и позор Демократической партии, а другого сильного лидера на горизонте, кроме Берни Сандерса, в партии нет. Но Берни Сандерс – коммунист, а потому не вариант.

Когда в медийном пространстве страны начнется война слов, на каждое их крестьянское, заскорузлое слово у креативного класса найдется пять ярких и очень емких выражений.

Но не все так в американской политике просто. Да, либералов разгромили чуть ли не как Красную Армию в июне 41-го. Но мы помним, что случилось потом. Наши разозлись, собрались и … На стороне либералов практически все СМИ страны. Хотя они в ходе президентской кампании и покрыли себя неувядаемым позором, сила они все же большая. Отступят на время, перегруппируются, а затем… У либералов имеется еще одно серьезное преимущество. Они в большинстве своем живут в крупных, а потому важных городах – Нью-Йорке, Лос-Анжелесе, Чикаго. Иными словами, живут либералы в столицах, где много культуры, экономики, да и вообще все важное происходит, включая политические процессы. А потому демонстрация в Нью-Йорке — это вам не демонстрация в Трентоне (богом забытая дыра с населением в 100 тысяч человек). Мы этот фактор ведь хорошо понимаем. Демонстрация в Киеве — это ведь тоже не демонстрация в Конотопе, хотя везде живут украинские граждане, у которых одинаковые права. Американские консерваторы в большинстве своем – жители деревенские или провинциальные. Их, может, в стране и больше проживает, но профессии у них банальные – в основном рабочие и крестьянские. Фэйсбуком сильно не владеют, говорить красиво не могут. Это вам не креативный класс из Голливуда, Нью-Йорка или Силиконовой долины. Когда в медийном пространстве страны начнется война слов (можно считать, она уже началась), на каждое их крестьянское, заскорузлое слово у креативного класса найдется пять ярких и очень емких выражений. СМИ, переплетенные с креативным классом в один жгучий сгусток ненависти – противник невероятно грозный. Президент Трамп, кстати, сделал очень мудрый первый шаг. Буквально через час после того, как стало ясно, что он победит, выступил с обещанием, что будет президентом всех американцев, сделав огромный политический реверанс либералам всей страны. Делу это, конечно, не поможет, потому как кто его слушал – все заняты выкапыванием томагавка войны. Но то, что новый президент оказался настолько гибким, все же вселяет некое успокоение. Видите, насколько он гибким оказался – буквально через час подвинулся, и корона с него не упала. Значит, важность момента хорошо осознает, а потому не такой он сумасшедший, как про него писали. Можно даже сказать, что совсем он не сумасшедший, а рабочий. Хоть и эксцентричный. А потому всем можно готовиться — ведь американское шоу только начинается.

Иван Пырьев