Возможно, на это уйдут недели и месяцы, но Алеппо падет под ударами сирийских правительственных войск при поддержке русской авиации, учинившей самые страшные бомбардировки за шесть лет войны.

Захват стратегически важного города, экономического и торгового центра, который обеспечивает контроль над северо-западом Сирии, будет серьезной военной победой президента Башара аль Асада и его союзников в России и Иране.

Это будет сокрушительным поражением сирийской прозападной оппозиции, которую выбьют из города, если она немедленно не получит подкреплений от своих западных союзников.

Однако, как утверждают военные и политические аналитики, падение Алеппо не будет означать конца войны.

Наоборот, оно положит начало бесконечной партизанской войне суннитов, в которой остатки умеренной оппозиции, поддерживаемой Западом и его региональными союзниками, будут загнаны в западню джихадистских боевиков.

В войне, где множество глобальных и региональных держав оказывают поддержку своим местным друзьям, Асад выживет и останется лидером своей съежившейся, разрушенной и расколотой страны, переживающей наихудший в мире кризис беженцев со времен Второй мировой войны.

«В Алеппо и в Сирии вообще, русские делают то же самое, что и в Грозном. Абсолютно то же самое», — говорит Роберт Форд, американский посол в Сирии в 2011-14-м году, имея в виду страшные бомбардировки столицы Чечни во время войны Москвы против тамошних исламских сепаратистов в 1999-2000 гг.

В интервью агентству Рейтер он заявил, что оппозиция Асаду «перейдет от попыток удержать территорию к партизанской террористической войне, и это затянется на многие годы».

Война в Сирии началась в 2011 году, когда произошло народное восстание против сорокалетнего правления семьи Асадов. Незадолго до этого по всему миру прокатились революции Арабской Весны.

Война, в которой суннитское большинство сирийского населения борется против правящего меньшинства, принадлежащего, как и Асад, к алавитской ветви ислама, уже унесла более 300 000 жизней. Половина населения согнана со своих мест, значительная часть городов Сирии лежит в руинах.

В этой войне бывали моменты, когда казалось, что режим Асада вот-вот рухнет. Год назад повстанцы развернули наступление. Москва и Тегеран опасались, что Асад не устоит. Тогда Россия послала свою авиацию на помощь отрядам иранской милиции.

Бомбардировки восточного Алеппо и наземное наступление проасадовских сил, на стороне которых сражаются закаленные иранские бойцы — такие, как Стражи Иранской Революции и ливанский Хезболла — призваны нанести повстанцам сокрушительный удар.

Асаду везет и на друзей, и на врагов

Российский президент Владимир Путин и религиозные лидеры Ирана всегда не колеблясь выступали в поддержку Асада.

Те же, кто выступает в поддержку повстанцев – от Соединенных Штатов до Турции и стран Персидского Залива – опасаются быть втянутыми в ближневосточную трясину, а также того, что возникший после падения Асада вакуум заполнится Исламским Государством.

И все же, несмотря на жесточайшие бомбардировки восточного Алеппо, повстанцев рано списывать со счетов.

Верные Асаду силы окружили анклав оппозиции в июле. Однако из-за недостатка живой силы сирийская армия не смогла достаточно мощно поддержать российские атаки с воздуха. В августе повстанцы прорвали линию обороны правительственных войск к юго-западу от Алеппо, создали коридор и на некоторое время сняли осаду.

Символично, что контрнаступление повстанцев возглавил Фронт Нусра — джихадистская группировка, которая не так давно откололась от Аль-Каиды и переименовала себя в Джабат Фатех аль Шам, то есть, Фронт Исламского Возрождения Леванта.

Ведя переговоры с Вашингтоном о краткосрочном прекращении огня, Россия продолжала бомбить коридор к югу от Алеппо. Когда недолгая передышка закончилась, интенсивность бомбардировок еще более возросла. Российские и сирийские войска последнее время используют сверхмощные бункерные бомбы, способные, по словам жителей окруженного Алеппо, стирать с лица земли целые здания.

Западные страны обвиняют правительство Сирии и ее российских союзников в совершении военных преступлений, а именно: нанесение ударов по гражданским объектам, гуманитарным конвоям и больницам. Москва и Дамаск утверждают, что наносят удары только по боевикам и отрицают, что бомбят больницы.

Несмотря на интенсивные бомбардировки, оппозиция вряд ли сложит оружие, отчасти потому, что сирийские власти не оставляют ей никакого выхода.

«Алеппо – это еще не конец», — заявил Роберт Форд, старший научный сотрудник из вашингтонского Института Ближнего Востока, который критикует президента США Барака Обаму за то, что тот не смог вооружить демократическую оппозицию Асаду.

«Мы видим, что режим Асада сейчас побеждает, но этой войне не будет конца, потому, что оппозиция продолжит борьбу», — говорит он. «Алеппо падет, но это произойдет не быстро. Может быть, пройдет целый год. Но он падет».

Рольф Холмбоу, бывший посол Дании в Сирии, Ливане и Иордании, который сейчас сотрудничает с канадским Институтом Глобальных Проблем, говорит, что падение Алеппо будет для повстанцев катастрофой, так как на протяжении всей войны они использовали этот город как главный логистический центр.

«Повстанцы будут изолированы в анклавах. Режим Асада будет бомбить их один за другим», — говорит он. «Падение Алеппо станет стратегической потерей для повстанцев… Теперь никуда не уйти от того факта, что придется идти на мир с Асадом – фактически, тогда он выиграет войну».

Холмбоу считает, что Западу, или Турции будет очень трудно заново вооружить и оснастить повстанцев в Алеппо – если они и захотят это сделать. Россия и Ассад ведут скоординированное наступление на восточный Алеппо.

Как и Форд, он сравнивает эту ситуацию с российскими бомбардировками Грозного.

Меняющаяся динамика

Исход войны в Сирии принципиально зависит от позиции внешних сил: сколь далеко готовы они зайти в поддержке своих сирийских протеже, а также, в чем они видят свой интерес в конфликте, который будет иметь последствия для региональной и глобальной политики.

Россия и Иран хотят не только спасти Асада, но надеются также утвердиться в качестве региональных или мировых держав, хотя такая цель не оставляет Москве шанса выпутаться их этого конфликта, что может оказаться для нее тяжелейшим финансовым бременем.

При президенте Обаме, чей срок заканчивается в январе, Соединенные Штаты, похоже, преследовали более ограниченные цели. Главное заключалось в том, чтобы выбить Исламское Государство из его опорных пунктов в Ираке и Сирии.

Внимание Вашингтона разделено между президентской избирательной компанией, которая приближается к апогею, и действиями американских сил в Ираке, где они пытаются уничтожить Исламское Государство в Мосуле и Ракке.

Страны Персидского Залива, которые поставляют оружие и деньги сирийской оппозиции, также вынуждены отвлекаться – на войну в Йемене против повстанцев Хоути, равняющихся на Иран, их традиционный соперник в регионе.

Как утверждает Форд, некоторые региональные державы хотели бы оказывать большее влияние на Сирию, но не решаются ввязаться в войну.

Иордания, говорит он, практически перекрыла канал помощи так называемому Южному фронту повстанческой Свободной Сирийской Армии.

Турция, которая поддерживает сирийских повстанцев, сегодня более озабочена посягательствами сирийских курдов на приграничные территории. Она отвела контролируемые ею отряды от Алеппо на борьбу с отрядами курдской милиции в районе сирийского города Джараблуз, куда они пытаются проникать через реку Евфрат — и этот отвод сил некоторые сирийские повстанцы считают катастрофическим.

Но Анкаре все же важно, чтобы повстанцы не были разгромлены. Отчасти потому, что это означало бы новый поток беженцев в Турцию, которая уже предоставляет убежище 3 млн. человек, бежавших от войны.

Холмбоу предрекает, что повстанцы будут изолированы в нескольких анклавах. Асад возьмет под свой контроль все большие города и «сможет диктовать условия мирного соглашения по своему усмотрению».

«Может быть, пройдет пять лет, может быть и десять…но он (Асад) станет лидером разрушенной страны», — говорит Форд.

Саркис Наум, видный арабский комментатор, предсказал длительный конфликт и де-факто раздел страны. Однако он предположил, что страны региона предпочтут увеличить военную помощь повстанческим группировкам.

«Страны Персидского Залива не в восторге от происходящего. Они хотели бы повторить то, что однажды удалось в Афганистане,» — говорит он, ссылаясь на события 80-х годов, когда эти страны предоставили военную помощь моджахедам, ведущим борьбу против Советского Союза.

Для них – это главная война века.