В обществе бытует мнение, что в случае избрания госпожи Клинтон президентом, бывший государственный секретарь будет проводить более агрессивную, внешнюю политику, чем ее предшественники. А если это не так?

Многие уверены, что если Хиллари Клинтон выиграет выборы в ноябре, ее подход к решению внешнеполитических проблем будет гораздо менее взвешенным и умеренным, чем у Барака Обамы, и что она будет более склонна к применению военной силы для продвижения интересов США в различных уголках мира. Это убеждение является одной из основных причин, объясняющих, почему преданные сторонники Берни Сандерса не хотели поддержать ее кандидатуру. Правильность этой точки зрения подтверждают и подробные очерки об этой политике – такие, как статья Марка Ландлера «Как Хиллари Клинтон стала «американским ястребом»» в газете Нью-Йорк Таймс.

В отличие от других (иногда довольно странных и необоснованный) обвинений, выдвигаемых Клинтон, эта конкретная претензия имеет под собой некоторые основания. Хиллари, действительно, поддерживала и войну в Ираке в 2003 году, и развертывание американских войск в Афганистане в 2009 году, и злополучное вторжение в Ливию в 2011 году, и, судя по всему, она хотела, чтобы и в Сирии Соединенные Штаты Америки тоже действовали гораздо активнее. Большинство из ее советников — ярые либеральные интервенционисты (или и того хуже), и это усиливает опасения, что в будущем администрация Клинтон будет готова повторить ту же политику, которая в прошлом приносила лишь разочарование.

Легко понять, почему некоторые люди боятся, что президентство Клинтон приведет к тому, что США снова увязнет в болоте многочисленных военных конфликтов где-то за океаном.

Добавьте к этому вызывающую беспокойство гипотезу о том, что женщины-руководители склонны действовать жестче, чем мужчины, как было в случае с Маргарет Тэтчер, Индирой Ганди, Голдой Меир — возможно, из желания избежать обвинения в «мягкости», свойственной женщинам в целом. Легко понять, почему некоторые люди боятся, что президентство Клинтон приведет к тому, что США снова увязнет в болоте многочисленных военных конфликтов где-то за океаном.

Но действительно ли такие опасения по поводу госпожи Клинтон оправданы? Так думают далеко не все. Если Хиллари Клинтон человек благоразумный, и хочет, чтобы ее президентство было успешным, она едва ли прибегнет к неудачной стратегии «либеральной гегемонии» — разве что в риторике. Вместо этого, она пойдет по стопам Обамы и сосредоточится на военных обязательствах США за рубежом в тех местах, где присутствие и влияние США на самом деле необходимы (т. е. Азия), и осторожно обойдет потенциально «взрывоопасные» точки на политической карте. Попробуем объяснить, почему.

Для начала, избирательные кампании, как Трампа, так и Сандерса, показали, что уже сейчас многие американцы выражают негодование по отношению к участию американской армии в военных действиях по всему миру, и едва ли будут поддерживать политика, ратующего за продолжение подобных военных операций. Многие полагают, что 1) выгоды от глобализации прошли мимо них, 2) элитарные фигуры, такие как Клинтон (и Трамп, если уж на то пошло) «оболванили» всю систему, 3) эти «благодеяния» по всему миру не добавляют гражданам Америки ни богатства, ни безопасности. И с этим не поспоришь.

Если Клинтон перегнет палку с проведением политики глобализации, и укрепления гарантий безопасности США, если будет бесконечно заниматься строительством и укреплением государственности где-то за океаном, или даже просто участвовать в дорогостоящих международных благотворительных проектах, скептики и сторонники Трампа и Сандерса будут проявлять еще большее недовольство. Напротив, если она сможет завоевать расположение части населения во время своего первого срока, ее популярность будет расти, и переизбрание на второй срок будет вполне реальным. Какой урок можно вынести из всего вышесказанного? Клинтон должна сосредоточиться на внутренних реформах, а не пускаться в крестовые походы. И, как отмечают бывшие сотрудники Госдепартамента Джереми Шапиро и Ричард Сокольский, именно внутренние реформы с самого начала и являются ее основными приоритетами.

По мнению некоторых специалистов, среди которых и бывший министр финансов Ларри Саммерс, Клинтон следовало бы в первую очередь заняться программой развития общенациональной инфраструктуры. Этот давно назревший шаг позволил бы многим представителям среднего класса и синих воротничков вернуться к работе, кроме того он помог бы стимулировать американскую экономику в долгосрочной перспективе, и вернуть некоторых из тех недовольных, кто примкнул к лагерю таких мошенников, как Трамп, обратно в стан сторонников демократической партии.

Конечно, республиканцы в Палате представителей или Сенате могут саботировать эту здравую инициативу, просто из нежелания позволить президенту-демократу «набрать очки в свою пользу» и получить признание, как политику, который на самом деле помогает американцам жить лучше. Каков вывод? После прихода к власти, команде Клинтон понадобятся изощренные PR-стратегии, чтобы в случае провала этой инициативы, убедить американцев, что в этом виноваты обструкционисты из республиканской партии, а не Белый дом. Чтобы избиратели «прокатили» оппонентов Клинтон на промежуточных выборах.

Клинтон будет сдерживать свои склонности к решительным действиям и по другой причине: несмотря на рекордно низкие процентные ставки, значительного повышения государственного долга не выдержит ни федеральный бюджет, ни терпение американцев. Серьезная программа по развитию инфраструктуры будет стоить несколько триллионов долларов, и Клинтон, возможно, даже придется идти на компромиссы с поборниками «жесткого курса» из республиканской партии. Республиканцы также непременно выступят против значительных налоговых реформ, так что новых поступлений на оплату ее программы не ожидается.

В итоге: если Хиллари Клинтон будет вести себя, как жесткий, неисправимый «ястреб», это может непоправимо испортить ее президентство еще до его начала, и категорически исключить возможность быть переизбранной на второй срок.

Итак, если Клинтон не сможет найти деньги, последнее, что ей следует делать – это инициировать множество военных операций за рубежом, даже если ей удастся добиться их одобрения в Конгрессе. В итоге: если Хиллари Клинтон будет вести себя, как жесткий, неисправимый «ястреб», это может непоправимо испортить ее президентство еще до его начала, и категорически исключить возможность быть переизбранной на второй срок.

Самое главное, ни одна из стран, во внутренние дела которой захотелось бы вмешаться миссис Клинтон, не выглядит легкой и привлекательной. Джордж Буш ввел войска в Ирак, потому что глупые и самоуверенные неоконсерваторы убедили его, что это будет быстро, дешево и сулит всякие геополитические выгоды. Из-за либеральных симпатий к неожиданной «арабской весне» вмешательство во внутренние дела Ливии казалось необходимым и возможным на тот момент. Но опыт последних 25 лет должен был научить нас, что социальная инженерия такого рода редко бывает успешной, и часто приводит к человеческим смертям. Даже на Балканах, которые остаются любимыми примером «успеха либерального интервенционизма», дела обстоят отнюдь не так благополучно.

Клинтон, возможно, до сих пор считает, что Соединенные Штаты «незаменимая» нация, и что лучше попробовать – и потерпеть неудачу, чем всю жизнь жалеть, что так и не попытался что-то сделать, но даже она вряд ли горит желанием принять на себя обязательства навести порядок в одной из горячих точек мира. Конечно, Клинтон и дальше будет поддерживать дипломатические усилия, будет присылать инструкторов, принимать ограниченные меры в некоторых местах. Но никакие масштабные действия сверх вышеперечисленных не принесут быстрой победы, не обеспечат американскому народу ни богатства, ни безопасности; они не принесут Хиллари Клинтон популярности внутри страны. Короче, ей от таких действий нет никакой выгоды.

Стоит также помнить, что оригинальный «разворот» в сторону Азии начался, когда Клинтон была госсекретарем, и она была активным сторонником этого процесса. Китай не умеряет своих амбиций, и США придется прикладывать максимум усилий и постоянное внимание, чтобы противостоять им (и решать другие проблемы, такие как Северная Корея). Каждая минута, которую следующий президент потратит на решение второстепенных вопросов, в том числе связанных с «исламским государством» — это время, когда он будет отвлекаться от решения более крупных стратегических вопросов. Несомненно, Си Цзиньпин будет только рад, если Вашингтон и дальше будет отвлекаться на события в других местах, но Клинтон вполне способна не допускать подобной ошибки.

И не забудьте, как вел себя муж Хиллари Клинтон, когда он заправлял делами в Овальном кабинете, и какой совет он может дать супруге, когда придет ее черед занимать Белый дом. Билл Клинтон баллотировался в 1992 году под мантру «это экономика, глупый». Тогда он сказал своему первому пресс-секретарю, Джорджу Стефанопулосу, что «американцы в основном изоляционисты». По этой причине он так много говорил о «расширении демократии» и «распространении» либерального порядка, но как президент оказался весьма осторожен при отправке американских войск на опасные операции. Он вывел войска США из Сомали, отказался ехать в Руанду, с большой неохотой (и на очень непродолжительный период) вводил войска в Боснию, и отказался послать наземные войска во время войны в Косово, несмотря на давление со стороны военного командования США. Клинтон взял на себя ряд новых обязательств в области безопасности в Европе, Азии и Персидском заливе. Но только потому, что наивно полагал, будто эти обязательства гарантировали бы мир и никогда не потребовали больших усилий. Как Барак Обама, Билл Клинтон предпочитал действовать в опасных местах, прибегая к ударам с воздуха, чтоб избежать нескончаемых открытых военных действий.

Короче, самый близкий и проверенный временем советник Хиллари Клинтон, ее муж, скорее всего, порекомендует ей не поддаваться миссионерским порывам и избегать масштабного затратного участия в решении проблем в тех местах, которые не имеют решающего стратегического значения для США.

Как и все президенты США, Хиллари Клинтон, несомненно, будет стремиться поддерживать статус Америки как ведущего государства в важнейших областях мировой жизни. Несомненно, она будет много говорить о глобальной ответственности Америки, ее «исключительности» и руководящей роли, и все в таком роде. Но если Хиллари Клинтон достаточно умный человек, все эти лозунги так и останутся лишь речами, и не примут какой-то реальной формы, а все свои усилия госпожа президент сосредоточит на укреплении нашей разрушающейся инфраструктуры и устранении перекосов и расколов в политике. И не сомневайтесь: эти две задачи являются намного более важными для будущего Америки, чем попытка определить, кто будет управлять тем, что осталось от Сирии, и кто претендуют на руководство в Кабуле.