Хиллари Клинтон много разглагольствует о глобализации и о том, что препятствует реализации масштабных американских интересов. Многие ее рассуждения о современном устройстве мира разумны и правильны. Ее сторонники утверждают, что из участников президентской гонки именно она, как настоящий космополит, понимает, что происходит в нашем мире. На ее фоне Дональд Трамп выглядит неотесанным деревенщиной, хулиганом, который не способен ориентироваться в мировых политических процессах. По мнению многих экспертов, на долгожданных президентских теледебатах, состоявшихся 26 сентября, Хиллари оправдала надежды своих избирателей. Она убедительно продемонстрировала, что не только знает о насущных проблемах страны, но и готова их решать. Однако Трамп тоже показал себя уверенным и профессиональным политиком. По мнению многих экспертов, дебаты закончились вничью.

Если проанализировать современные тенденции мировой политики, то можно с горечью признать, что Дональд Трамп представляет собой новый тип политика, который соответствует духу нового времени. Однако Клинтон перед риском проиграть выборы упорно игнорирует этот факт.

В настоящее время большинство стран находится в плену мрачных эмоций. Создается впечатление, что западные демократические державы пребывают в состоянии коллективного психоза. На озабоченность по поводу слишком медленного экономического роста наслаивается изматывающий страх перед терроризмом и миграционным потоком беженцев, который достиг угрожающего масштаба. Но кажется, что политические элиты слишком отдалились от простых граждан, от их тревог и опасений.

Марин Ле Пен, которая построила свою карьеру на ненависти к мигрантам, имеет неплохие шансы стать следующим президентом Франции.

В Соединенном Королевстве Найджел Фарадж и Борис Джонсон, искусно спекулируя на этих страхах, сумели организовать Brexit и убедить британцев проголосовать за выход из Евросоюза. Кстати, сейчас Джонсон возглавляет Министерство иностранных дел Великобритании. Марин Ле Пен, которая построила свою карьеру на ненависти к мигрантам, имеет неплохие шансы стать следующим президентом Франции. Премьер-министр Венгрии Виктор Орбан призвал покончить с либеральной демократией в своей стране. В Германии набирает силу евроскептическая антимиграционная партия «Альтернатива для Германии», доставляющая немало хлопот действующему канцлеру Ангеле Меркель.

Все законодатели новых тенденций, за исключением, пожалуй, Джонсона, симпатизируют одному американскому политику, которого называют «оранжевым клоуном». Фарадж, например, приехал поддержать Трампа на предвыборное ралли в городе Джексон в штате Миссисипи и даже выступил вместе с ним перед избирателями. Ле Пен тоже оказывает активную поддержку Трампу, а Орбан не скупится на похвалы в его адрес. В свою очередь, предложение партии «Альтернатива для Германии» прекратить строительство мечетей в стране подтверждает, что она разделяет жесткую позицию американского политика в отношении мусульман.

Популярность Трампа растет не только на Западе. Президент Филиппин Родриго Дутерте, который прежде неистово ратовал за демократию, грубо нарушил дипломатический этикет, оскорбив Барака Обаму, Папу Римского и лидеров Евросоюза. За свою скандальную риторику он получил титул «филиппинского Дональда Трампа». Бесспорно, высказывания Дутерте нанесли урон его политическому имиджу. По крайней мере, на данный момент.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, в недалеком прошлом создававший модель исламской демократии в своей стране, теперь планомерно разрушает демократические институты, прибегнув к «политике страха», которую активно проводит Трамп. А странная платоническая любовь Трампа к Владимиру Путину стала поистине притчей во языцех. Трамп также подружился с президентом Египта Абделем Фатта аль-Сиси. Недавно республиканец назвал «потрясающим малым» египетского лидера, которому, кстати, в 2013 году власть досталась ценой жизней сотни своих соотечественников, погибших в кровавых бойнях, сценарий которых напоминал расстрел студенческой демонстрации на площади Тяньаньмэнь в Пекине в 1989 году.

Конечно, в настоящее время взлет популистской демагогии обусловлен и экономическими причинами. В связи с развитием технического прогресса и соглашениями о свободе торговли выросло количество безработных. Однако чисто экономическая теория не в силах объяснить события, происходящие в мире сегодня, которые не всегда сводятся к реализации личных экономических интересов.

На Филиппинах долгий экономический бум спровоцировал разгул преступности, коррупции, бездеятельность правительства, и таким образом, подготовил благоприятную почву для прихода к власти Дутерте, который отличается достаточно жесткой и консервативной политикой.

Как ни удивительно, но возникновение «нелиберальных демократий» во многих странах совпало с позитивными тенденциями развития их экономики. Например, в Великобритании в графстве Корнуолл 56% населения проголосовало за разрыв с Евросоюзом, хотя это графство получило от него огромное количество субсидий. Оказалось, что утрата государственного суверенитета в пользу Брюсселя и проблемы с мигрантами беспокоят электорат Корнуолла больше, чем материальное благополучие. За последние два десятилетия Польша значительно ускорила экономический рост. Тем не менее, в прошлом году на выборах большинство населения страны поддержало популистскую ультраправую партию, которая стремится установить авторитарный режим в стране. Очевидно, устойчивый подъем экономики не послужил веской причиной для переизбрания правящей партии. В свою очередь, на Филиппинах долгий экономический бум спровоцировал разгул преступности, коррупции, бездеятельность правительства, и таким образом, подготовил благоприятную почву для прихода к власти Дутерте, который отличается достаточно жесткой и консервативной политикой.

Никогда еще в человечества мир не подвергался таким постоянным и неумолимым переменам, как в наши дни. Поэтому неудивительно, что многие люди испытывают чувство неопределенности и страха, которое мешает им адекватно оценивать политиков, предлагающих вполне здравые программы. В попытке обрести спокойствие и гарантии безопасности они попадаются на крючок трайбалистов и националистов.

В современном мире, пораженном кризисом идентичности, избиратели перестали прислушиваться к спокойным голосам разумных и опытных политиков. Их больше прельщает словесный понос демагогов, обещающих защитить своих сограждан в такое сложное турбулентное время. Сейчас избиратели тянутся к сильным личностям, а зачастую – к диктаторам. Кстати, большинство из вышеупомянутых политических лидеров пришли к власти демократическим путем, улучив правильный момент, когда граждане их стран остро нуждались в защите от нежелательных перемен, нестабильности и прочих «невзгод».

По определению страх не всегда имеет под собой рациональную почву. По результатам многих исследований наше восприятие реальности зависит не столько от нашего житейского опыта, сколько от общепринятого взгляда на окружающую действительность, от нашего отношения к событиям в других странах. Частично на качество восприятия реальности влияют те большие надежды, которые мы возлагаем на будущее, подпитываемые разношерстной информационной средой. И даже, если с объективной точки зрения, экономическая и политическая ситуация в стране хорошая, мы надеемся, что она будет еще лучше.

В отношении Трампа многие комментаторы не раз упоминали, что его видение Соединенных Штатов напоминает ночной кошмар. По мнению политика, американская экономика погрязла в рецессии, которую усугубляют бесполезные афроамериканцы, страну захлестнула преступность и бурный поток иммигрантов. На самом деле, его представление о США не соответствует реальности. Уровень бедности постепенно снижается, уменьшилось число тяжких насильственных преступлений против личности, а количество мигрантов в начале двадцатого века намного превышало их численность в настоящее время. Сторонники Трампа, обеспокоенные культурными и демографическими переменами, полагают, что этот политический клоун полностью разделяет их тревоги и опасения.

Каким образом противники Трампа могут отстоять либеральную демократию? Бороться со всеми проявлениями неравенства и создавать возможности для дальнейшего экономического роста? Конечно, да. Однако это не исчерпывающий ответ. Прежде всего, необходимо учесть кризис идентичности и обратить внимание на менее явные причины, вызывающие тревоги и озабоченность современного общества.

Демократия будет более сильной и эффективной, если убедить своих сограждан не бояться перемен. Необходимо предпринять меры, чтобы покончить с политической поляризацией и сформировать новое политическое пространство, которое действительно сможет решать насущные проблемы, а не дискредитировать демократию и не становиться жертвой безвыходных положений. Следует изменить информационную политику. Например, в средствах массовой информации, рассчитанных на широкую публику, необходимо создать больше специальных образовательных программ, которые смогут противостоять эхо-камерам и конвейерам по производству и распространению заговоров на просторах интернета.

Демократия возможна только при строгом соблюдении законов, которые, в свою очередь, должны носить подлинно демократичный характер, когда деятельность полиции и судов будет открыта и понятна для граждан.

А Хиллари, конечно, стоит чаще выражать свою приверженность демократическим ценностям, говорить своих согражданам о том, что она понимает их опасения по поводу вмешательства государства их дела, повышения налогов и увеличения государственных расходов, безликой глобализации, вторгающуюся в их жизнь. Ей следует предложить реформы, которые смогут остановить эрозию доверия к институтам власти. В том числе, сделать государственное управление гораздо более прозрачным и внести радикальные изменения в избирательную систему, чтобы люди поверили в объективный подсчет голосов на выборах. Демократия возможна только при строгом соблюдении законов, которые, в свою очередь, должны носить подлинно демократичный характер, когда деятельность полиции и судов будет открыта и понятна для граждан. Кроме того, необходимо повысить качество образования, так как у демократии нет будущего без юридически и политически просвещенного электората.

Другим странам, возможно, не стоит равняться на Соединенные Штаты, которые сейчас пытаются доказать, что авторитарные лидеры не должны находиться у власти. Очевидно, что каждая страна сможет достигнуть стабильности и процветания своего народа, когда признает дефицит своей демократии, слабость своих лидеров и демократических институтов. Что касается США, то оба кандидата вызывают отторжение у значительной части электората, тем не менее, один из них скоро станет новым президентом, а кто — время покажет.