В нефтяном вопросе туман сохранился. После громких заявлений так никому и не стало ясно, будут ли замораживать нефтедобычу или нет.

Нефтяные тяжеловесы танцевали на ринге несколько последних месяцев, поражая и путая внешний мир своими действиями и заявлениями, заявлениями и действиями. Заявлений они делали много, все они были серьезными, но действий после них либо не происходило вообще, либо действиями были обыкновенные скандалы. Самым громким оказалось хлопанье дверью саудовской делегации на одном из нефтяных саммитов. Вначале саудиты сказали «да», затем приехал сын царя Салмана тридцати лет от роду и выгнал с должности министра саудовской нефти, которому было глубоко за 60 и который сидел на должности чуть не всю свою жизнь. После этого сын царя Салмана сказал: «Идите к черту!» – взял с собой всю саудовскую делегацию, хлопнул дверью и уехал. Кроме Саудовской Аравии есть еще такой игрок, как Иран. Его позиция проста, как ни у кого другого. Никаких переговоров. Нам нужны деньги, у нас много лет было эмбарго – и пока мы не заработаем столько, сколько нам надо, ни о чем и ни с кем мы говорить не будем. Есть еще Российская Федерация. О, ну тут совсем все сложно становится. Если кто вообще сможет понять их позицию — тут же приз им в студию. Вот так и идут переговоры о заморозке поставок нефти на мировой рынок.

Перед тем, как приступить к обсуждению подвижек, которые с большой долей вероятности все же на рынке произошли, стоит пройтись по цифрам, дабы лучше понимать суть вопроса. Три самых крупных производителя нефти в мире это: Российская Федерация, Саудовская Аравия и Соединенные Штаты Америки. Они не только самые крупные – они в отдельной лиге стран, которые добывают по 10 миллионов и больше баррелей нефти в день. За ними следует второй эшелон из четырех стран: Ирак, Китай, Канада и Иран, добывающих нефти на уровне 4 миллионов баррелей в день. Все остальные добытчики совсем незначительные: Эмираты, Кувейт и Венесуэла, а затем идут уже мелкие игроки. Из вышесказанных цифр любому становится ясно, что главными, принципиально основными игроками на мировом рынке являются страны из высшей нефтедобывающей лиги, а именно Россия, Саудовская Аравия и США. Если же рассмотреть структуру их нефтедобычи, а что еще важнее, структуру их нефтяного экспорта, то картина станет совсем прозрачной. Начнем с самого простого. Америка нефть не продает, она её только покупает. В стране добывается приблизительно 9 миллионов баррелей, но необходимо приблизительно 23-24 миллиона баррелей. Иными словами, Америка, добывая у себя нефть, покрывает всего лишь чуть меньше трети своих потребностей. Россия поставила вот только сейчас новый рекорд по добыче, перевалив за 11 миллионов баррелей, и половину добытого ресурса отправляет на экспорт. Но самой нефтеэкспортоориентированной является, конечно, Саудовская Аравия, и это понятно. В стране проживает всего 26 миллионов человек, а промышленности практически никакой нет. Потому большая часть добытого из недр черного золота экспортируется. Добыча в стране составляет чуть меньше 11 миллионов баррелей, а экспорт колеблется между 8 и 9 миллионами. Кроме того, у Саудовской Аравии самая легко добываемая нефть и ей легче всего быстро нарастить добычу в случае возникновения такой необходимости.

Основной и самый главный игрок на мировом нефтяном рынке это Саудовская Аравия со своими 8-9 миллионами баррелей.

После оглашения цифр обсуждать текущее положение дел должно быть легче. США в деле экспорта не игрок. Основной и самый главный игрок на мировом нефтяном рынке это Саудовская Аравия со своими 8-9 миллионами баррелей. Затем идет Россия с уровнем экспорта от 5 до 6 миллионов баррелей. И на последнем, но важном, месте находится Иран, потому как он – нечто большое и никому непонятное на сегодняшнем рынке. Он может поставлять больше, чем поставляет сейчас, потому как только возвращается на рынок. Речь идет как минимум еще об одном миллионе баррелей, которые Тегеран пытается вытолкнуть на мировой рынок. Именно этот миллион и является на рынке сегодня лишним.

Всемогущий ранее ОПЕК как организация развалился посреди кризиса падения цен на нефть и уже практически никакой власти на рынке не имеет. ОПЕК превратился в такой себе нефтяной ООН, где много говорят, но сделать реально ничего не в состоянии. Конечно, главную в этом роль сыграла Саудовская Аравия. С какой целью она такие действия свершила — не ясно. Понятно только одно – у страны имеется какая-то невероятно сложная и очень запутанная стратегия в нефтяной отрасли, которую она планомерно претворяет в жизнь. Касаемо сути этой стратегии многие аналитики спорят уже не первый год. Кто-то говорит, что саудиты устроили грандиозный демпинг, дабы подавить сланцевую революцию в самом её зародыше. Другие утверждают, что Эр-Рияд намеренно решил покалечить навечно мировую нефтянку, чтобы потом иметь возможность продавать свою нефть со сверхприбылью на протяжении многих лет. Самым ярким конспирологам человечества в саудовском вопросе большое имеется раздолье. Мы, однако, углубляться в этот вопрос не решаемся. Ситуация становится еще более сложной, если начать обсуждать стратегию Российской Федерации. Тут сам черт ногу сломит, потому как даже не ясно, где искать цепочку принятия решений. Конечно, все решает Путин, скажете вы. Но и у саудитов все решает царь Салман. Однако, естественно, все не так просто. В обеих странах имеются группы, большие группы специалистов и экспертов, которые работают над нефтяным вопросом. Мы бы хотели ограничиться в своих размышлениях тем, что обе страны имеют стратегию, суть которой никому пока не ясна.

Абсолютно очевидно, что между двумя крупнейшими игроками на мировом рынке нефти идут очень оживленные переговоры, в которые также вовлечен и подвернувшийся так неудобно под руку со своим лишним миллионом баррелей Иран.

И вот все основные игроки последний месяц проводят друг с другом встречи – такие, о которых становится известно мировой общественности. Очевидно, еще больше общения они проводят друг с другом более удобным способом – по телефону и т.д. Абсолютно очевидно, что между двумя крупнейшими игроками на мировом рынке нефти идут очень оживленные переговоры, в которые также вовлечен и подвернувшийся так неудобно под руку со своим лишним миллионом баррелей Иран. Саудовская Аравия и Россия никогда друг с другом никаких дел, взаимоотношений и переговоров не имели. Казалось, что эти две самые нефтяные страны планеты в действительности жили на разных планетах, никак в этом мире не пересекаясь. И тут такое броуновское политическое движение. За последний год саудовские делегации из самой дорогой московской гостиницы Four Seasons, что на Красной Площади, просто не вылезают. Саудоаравийские заезды в гостиницу впечатляют даже видавших многое московских барменов, работающих в ресторане на крыше. Арабы снимают номера этажами: два, три, четыре этажа за один заезд — дело для них обычное. Значит, переговоры идут серьезные, глубокие, состоятельные – раз в них столько людей участвовать приезжают.

И вот после столь долгой, поистине уже театральной паузы основные игроки один за другим, все трое, стали излагать широкой публике намеки. Длилась эта часть пару месяцев, после чего и произошла встреча в Алжире, где состоялось торжественное объявление о достижении договоренности. Объявление это, конечно, хрупкое, но это и не важно. Естественно, вся огромная банда нефтедобывающих стран по всему миру начнет сейчас жуткий торг за свои квоты, а потом еще и примется обманывать с добычей. Все это будет, от этого никуда ни денешься, но главное заключается в другом – процесс нефтяной стабилизации пошел. Уже совсем скоро он превратится в финансовый тренд, который развернуть будет сложно. Финансовый тренд, особенно в таком большом рынке, как рынок нефти, подобен цунами и длится годами. Финансовые аналитики, искавшие ранее доводы в поддержку тренда понижения цен на нефть, начнут с не меньшим рвением искать доводы в поддержку тренда повышения цен на ту же самую нефть. Если уж крупнейшие игроки – Саудовская Аравия, Россия, Иран и, очевидно, многие другие – решили, что пришло время играть на повышение, они это сделают, им не сложно. Могут просто заговорить рынок вверх своими вербальными интервенциями, могут немного и сократить поставки сырья на рынок, совсем ненадолго – этого хватит, и рынок тогда уже точно поверит и пойдет вверх. Главное, что они договорились и сообщили об этом мировой финансовой общественности. Остальное – дело несложной техники.

Вывод наш таков. Всем странам, у которых нет нефти, не стоит надеяться на то, что те страны, у которых нефть есть, не смогут договориться, дабы всех нас ободрать, как липку. Договорятся, еще как договорятся. Горя у нас потом будет очень много, особенно у тех, кто решил, что нефть человеческая всегда будет стоить недорого. Украина именно такая страна. Наши власти абсолютно уверенны, что нефть будет стоить 40 долларов за баррель всегда, а потому о другом сценарии даже и не думают. Что с нами будет, если нефть станет стоить 100 долларов за баррель, к примеру, через год и 150 долларов через три, даже представить страшно. Но у нас никто об этом даже не думает, потому как говорят, что такое невозможно. Помните басню Крылова про стрекозу? Кажется, это про нас.