Когда в конце 2014 года в Российской Федерации рухнул рубль, совсем как у нас в Украине рухнула гривна, мы сравнялись с ними не только по темпам падения национальных валют, но и по тем процентным ставкам, которые по депозитам платили банки. В Москве в конце 2014 года с легкостью можно было разместить средства в рублях на депозите под 16-17% годовых. При этом речь идет о банках первого эшелона. Таких ставок в России не существовало уже настолько долго, что и вспомнить времена эти не представляется возможным. Прошло два года. Сегодня разместить рубли можно под 6%, причем ставки падают постоянно, и эти 6% еще не конец. Кстати, разместить иностранную валюту – доллары и евро – сегодня в Российской Федерации можно не больше чем под 1% годовых, хотя еще год тому назад это возможно было сделать под 5-6%.

Считавшийся всегда первостепенно значимым Приват-банк сегодня является финансовой организацией, дальнейшую судьбу которой может предугадать только такой специалист, как Павел Глоба.

В Украине пока все хорошо. Мы бодро продолжаем получать 18-20% в банках даже почти первого эшелона. Есть, конечно, некоторые сомнения относительно принадлежности банков к передовому эшелону. К примеру, считавшийся всегда первостепенно значимым Приват-банк сегодня является финансовой организацией, дальнейшую судьбу которой может предугадать только такой специалист, как Павел Глоба. Но все же, несмотря на весь негатив, окруживший банковскую сферу, банки наши продолжают в большинстве своем усердно трудиться, выплачивая нам несусветные проценты, которых нигде в мире днем с огнем не найти. К тому же самые тяжелые времена, когда индустрия действительно была в шаге от крушения, уже позади.

Казалось бы, в стране наступил период подлинного финансового ренессанса. И очень вовремя. Дело в том, что значительная часть украинского населения живет не на зарплату, а на проценты от депозитов, размещенных в украинских банках. Жить сегодня на зарплату невозможно. Это касается большей части населения. В государственном секторе еще хотя бы можно что-то украсть, и то не везде, но вот в частном секторе ситуация совсем не радует – ни работы, ни зарплаты. Несмотря на все негативные новости об украинских банках, большое количество действительно разорившихся финансовых учреждений и всяческие слухи о том, что система вот-вот рухнет, народ наш проявляет поистине завидное бесстрашие. Он продолжает держать деньги в этой системе, потому как на них можно жить. Если жить больше не на что, то бесстрашие людей растет в геометрической прогрессии, и финансовая система Украины продолжает получать деньги от населения в достаточном количестве.

Если объективно смотреть на работу украинских банков, то напрашивается вывод, что ничего страшного в их сообществе за эти неспокойные годы не произошло. По большому счету только один более-менее серьезный банк разорился за минувший период нестабильности, речь идет о VAB. Но даже он с большим трудом входил в топ-20 украинских банков – с самого конца. Критической массы вкладчиков у них не имелось. К тому же по закону вклады до 200 000 гривен гарантируются государством. В результате те немногие демонстрации обиженных клиентов, которые в Киеве проходили, были немногочисленными и непродолжительными. Если бы народ серьезно обидели, то ситуация напоминала бы греческий сценарий, когда на улицы вышло чуть ли не полстраны.

Мы просто бесстрашные и риска не боимся, за что и имеем от финансовых рынков премию в виде безумных процентов.

Но вернемся к макроэкономическим основам, на которых и должны базироваться процентные ставки по депозитам. В период политической и экономической нестабильности, когда многие люди испугались за свои деньги, а потому забрали их из финансовой системы, система эта была вынуждена самым серьезным образом повысить ставки, дабы оплатить риски вложения в себя. Эти рыночные правила существуют с того времени, когда зародился рынок капитала: чем выше риск, тем выше ставки. Мы просто бесстрашные и риска не боимся, за что и имеем от финансовых рынков премию в виде безумных процентов. Но как только риски начнут уменьшаться, вместе с ними начнут падать и ставки. Премии больше не будет.

То есть вопрос упирается в то, насколько в нашей стране изменились макроэкономическая и политическая ситуации, а они изменились, причем самым серьезным образом. То, что нам стало жить значительно хуже, как ни странно, указывает на макрофинансовую стабилизацию. Мы стали платить больше налогов, мы стали платить рыночную цену за коммунальные услуги. Доходы государства таким образом значительно увеличились. Дефицит бюджета уменьшился. Если бы не война, то его бы, возможно, в этом году уже не было. Печатать гривну для наполнения бюджета больше не требуется, инфляция в этом случае отменяется, и курс национальной валюты также остается стабильным (он даже в последнее время укрепляется). Падение экономики также прекратилось, хотя рост ее еще не начался. Все это и называется макроэкономической стабилизацией. С политической ситуацией, конечно, сложнее, потому как происходящее в стране назвать стабильностью сложно. Но мы все же намереваемся назвать текущий момент именно так, правда, с некоторыми оговорками. В политической обстановке наступила ясность – как на внешнеполитической арене, так и на внутриполитической. Ясность это уже полдела. Скорее всего, война закончится, а в стране весной пройдут выборы.

Сами банки не рискнут брать деньги под высокие проценты надолго, потому как считают, что ставки будут падать.

Из двух нестабильностей – экономической и политической – политическая для финансового рынка намного важнее. Ставки по депозитам в Украине уже понемногу снижаются – уходит премия за экономическую нестабильность. Но это только начало, и потому изменения еще совсем незначительные (они составили 3-4% за последние 12 месяцев). Стабильные банки дают 2 процента на депозит а валюте, а быстро закрывающиеся намного больше. Но как только из Украины уйдет политическая нестабильность, а вместе с ней в финансовую систему хлынут деньги испуганных людей, падение ставок начнется всерьез. Выходит очень серьезный парадокс: все мы желаем наступления политической стабильности в стране, но с ее приходом многие лишатся основного источника доходов. Чтобы выяснить, так ли это, ждать осталось совсем не долго. Весной следующего года, очевидно, все прояснится, но если прогноз верен, то советуем немедля вкладываться в самые длинные депозиты, которые только можно найти на рынке. Сделать это, однако, будет непросто, потому как большинство банков предлагают депозиты не больше чем на 12 месяцев. Факт этот, кстати, является дополнительным подтверждением того, что сами банки не рискнут брать деньги под высокие проценты надолго, потому как считают, что ставки будут падать.

Нас явно ждут больше финансовые изменения. Стоимость денег продолжит падать, потому как при такой стоимости ресурсов ни государство наше, ни экономика жить долго не смогут. Но когда стоимость денег для них упадет и им станет жить легче, нам станет жить сложнее, потому как это была наша стоимость. Вот такая вот финансовая фигня получается, малята.