Как сделать лекарства и медицину в Украине доступными, а фармацевтический рынок инвестиционно-привлекательным – в интервью регионального директора представительства STADA в Украине

Бытует мнение, что в европейских странах медицина большей частью ориентирована на профилактику заболеваний, а в Украине – на лечение. Так ли это?

То, что говорят о профилактическом направлении на западе – это заблуждение, основанное на хорошей статистике западных стран. На самом деле профилактикой там занимаются даже меньше, чем у нас. Зато там очень качественно лечат.

Хорошая статистика, например, по кардиоваскулярным или по онкологическим заболеваниям, связана с ранней выявляемостью и с эффективным лечением. Совершенно логично, что наиболее востребованные лекарства на Западе – это препараты для лечения сердечно-сосудистой системы, это антидепрессанты, и, в целом, все что подтверждено доказательной медициной. Поскольку назначение лекарств на Западе очень строго регулируется страховыми компаниями, государством, тендерными комитетами, там назначают только то, что действительно лечит. Поэтому, с одной стороны, такие неплохие результаты. С другой стороны, там для врача не стоит вопрос лечить или не лечить. Если возникает необходимость, то лечат, причем не взирая на стоимость лечения. И в этом тоже очень важное отличие от украинского фармрынка, на котором, к сожалению, уже третий год подряд наблюдается падение потребления медикаментов.

В чем еще отличия между европейским и украинским фармацевтическими рынками?

Украинский фармрынок не похож на некий усредненный западный фармрынок, ни по структуре, ни по лидирующим группам препаратов. Да и по взаимодействию с обществом.

В Европе очень важна роль государства в лечении своих граждан. Там доля обеспечения государством стоимости лечения составляет 60%, а в отдельных случаях – и 90%. В Украине только 20%, причем сюда входят и медикаменты, и средства медицинской гигиены, и перевязочные материалы. Вот и все, на что может рассчитывать украинский потребитель.

А вот демографические и экономические тенденции очень похожи. И в Украине, и на Западе население стареет, и там, и там экономический фактор приобретает все большее значение для системы здравоохранения. И на Западе, так же, как и в Украине, актуальны вопросы стоимости лекарств.

Поэтому не только украинская, но и мировая тенденция – это концентрация на генериках (генерик – препарат, продающийся под международным непатентованным названием либо под патентованным названием, отличающимся от фирменного названия разработчика препарата – ред.). В значительной степени – это фокус на недорогих, но качественных медикаментах. Это свойственно и таким развитым странам как Германия, и таким развивающимся странам, как Румыния. Деньги считают все, но на Западе их считают и выделяют, а в Украине их пока даже не особо считать пытаются.

Лучшее медицинское обеспечение на западе связано с системой страхования?

Совершенно верно. Страховой медициной охвачено практически все население. Сложно представить какую-либо страну, европейскую или из так называемого СНГ, где не работали бы страховая медицина и долевое участие пациентов в своем лечении. В абсолютно всех странах созданы работающие системы лекарственного обеспечения. Они позволяют врачу не задумываться, сколько пациенту будет стоить его лечение, а пациенту не переживать, где взять деньги для лечения и выздоровления.

«О фарммафии можно говорить, как о некой легенде, которой удобно оправдывать очевидные чиновничьи недоработки»

В СМИ часто поднимается тема монополизации украинского фармрынка, который, якобы, поделен между 4-5 группами. Сохраняется ли сейчас монополизм? И если да, то как это влияет на цену лекарств?

Слышал и раньше я слухи о монополизме, о группах, о лоббизме… Не соглашусь с этим. Если какие-то группы и существовали, то это были группки, близкие к тому самому тощему государственному карману. С точки зрения глобального устройства фармрынка надо говорить наоборот, о невысокой консолидации. Одна из проблем фармотрасли – отсутствие единого мнения, концепции и согласованной работы. Может быть, если бы эти лоббистские группы существовали, для фармрынка это было бы даже неплохо. Возможно, удалось бы отстоять позицию о недопущении введения чиновниками 7% НДС на лекарства. И не допустить многих других решений, которые являются не только ограниченно правильными, но в результате, и не дешевыми для украинского потребителя.

То есть, Вы утверждаете, что монополизма нет?

Скажу так: на сегодня не существует каких-либо влиятельных, консолидированных групп влияния внутри фармацевтического рынка Украины. Каждый играет сам за себя, каждый решает свои задачи и цели. При этом, несомненно, есть диалог, все вместе мы решаем похожие и созвучные задачи. Но большой консолидации в Украине не было, нет и, судя по всему, в ближайшее время не предвидится. Поэтому о фарммафии можно говорить, как о некой легенде, мифе, которым удобно оправдывать очевидные чиновничьи недоработки.

«В ситуации, когда государство только декларирует цены и не делает больше никаких шагов, все ценовые реформы будут половинчатые»

Министр Здравоохранения Украины Ульяна Супрун заявляет о необходимость компенсации гражданам расходов на медпрепараты. Как это может повлиять на работу фармкомпаний?

Вопрос цены – исключительно острый для потребителя, как и для фармрынка. Ведь сегодня он весь нацелен только на карман пациента, как единственный источник финансирования. Это ни для кого не секрет. Поэтому и нынешние, и предыдущие заявления госчиновников, они, в общем, верные и правильные. Но, при всем желании снизить цены, мы также понимаем, что есть только два пути.

Первый – путь референтных цен, когда определяется потолок стоимости лекарства, который измеряется при сравнении цен, представленных в Украине и цен в каких-то референтных странах. Для этого выбираются страны-соседи, либо страны похожие по экономическому, социальному признакам. И просто законодательно предписывается, какими должны быть цены для потребителей в аптеках.

Второй механизм является более универсальным и рыночным – это госзакупки. Государство диктует, по какой цене будут закупаться медикаменты, или по какой цене разрешено закупать медикаменты в региональных тендерах. Этот механизм является эффективным. Плановые госзакупки позволяют производителю поддерживать минимальную рентабельность. Ведь они могут себе позволить, при достаточно большом объеме государственных тендеров, предложить цену существенно ниже той, которая есть на открытом рынке.

В ситуации, когда государство только декларирует цены и не делает больше никаких шагов, для того, чтобы закупать медикаменты за бюджетные средства, и, либо полностью бесплатно снабжать пациентов, либо частично снижать их стоимость по системе долевого участия, — все ценовые реформы будут половинчатые.

Насколько цены в Украине отличаются от европейских?

Утверждение, что в Украине цены однозначно и существенно выше, чем в европейских странах, не совсем верно. Возможно, в каких-то отдельных случаях это так, например, в отношении брендированных генериков. Украина – это страна, где успешно торговать генериками можно только забрендировав их и вложив большие усилия и средства в продвижение бренда, что потом сказывается на цене. Но если сравнить стоимость многих безрецептурных препаратов – то сравнение будет не в пользу Европы. Поэтому не совсем верно то, что цены в Украине выше, чем в других странах.

«Должна внедрятся система обязательного госстрахования всех граждан»

Что, в первую очередь, нужно изменить в регуляторной политике, в законодательной базе, чтобы улучшить качество медицины в Украине?

Регуляторная и лицензионная политики, несомненно, играют колоссальное значение. Но уверен, что начинать нужно не с этого, а с понимания того, как и чем мы лечим. Необходимо создать единые, обязательные к исполнению формуляры по лечению заболеваний, о которых речь ведется уже второе десятилетие. Западный специалист при назначении лечения пользуется формулярами, в которых аккумулирован опыт его коллег. В Украине врач полагается только на свои знания и опыт, когда решает, чем лечить пациента.

В мире страховые компании не только страхуют пациента и обеспечивают финансово лечение, но и внимательно следят за тем, чтобы из страховых фондов не назначались препараты с неубедительной доказательной базой или препараты, не имеющие прямого отношения к лечению основного заболевания. Это, к сожалению, сплошь и рядом происходит в нашей стране. Поэтому переключение на концепцию лечения, основанной на современной доказательной медицины, является первым шагом.

Следующим шагом должно быть решение, где взять на все это деньги. Они есть. И об этом чиновники достаточно много говорят. Но правильно ли они тратятся? Это другой вопрос… В качестве стартового механизма для финансирования могут служить схемы долевого участия. Когда какая-то часть компенсируется государством, а какая-то – пациентом.

Необходимо вводить систему страхования?

Несомненно, должна быть создана система обязательного государственного страхования всех граждан. Это могут быть небольшие страховые полисы, но они должны охватывать самые серьёзные и опасные болезни. Это позволит уменьшить хотя бы те серьёзные пугающие цифры по кардиоваскулярной статистике – основной причине заболеваемости и смертности в Украине.

Тем более, что хорошие примеры были. В позапрошлом году в Украине неплохо стартовал проект по лечению артериальной гипертензии, где был указан ограниченный круг препаратов для лечения повышенного давления, с фиксированным пределом их стоимости. Компании, которые участвовали в проекте, привели свои цены в соответствие с указанными проектными ценами. Были неплохо работавшие механизмы по компенсации разницы в стоимости таких лекарств для розничной сети. Но с усугублением экономического кризиса проект сошел на нет. Хотя он свидетельствует о том, что были бы желание, инициатива и стремление – даже сейчас можно начинать реформу. Для этого требуется очень простая вещь – государственная инициатива. Чтобы начать – нужно начинать.

Что необходимо для нормального функционирования фармрынка? Какие реформы необходимо провести в медицине?

Мешает экономическая нестабильность и высокая зарегулированность. Кроме того, непредсказуемость, отсутствие стратегических перспектив для роста курса гривны, прописанной инвестиционной программы. Украинская фармотрасль имеет огромный потенциал. Но что касается инвестиционной привлекательности, ощущения тактической и стратегической перспективы… Здесь, если не сказать, что ничего не делается, то делается крайне мало.

В Украине мы очень далеки от высоких госстандартов поддержки фармотрасли. Таких, например, которые действуют в Индии и Китае. Это позволяет производителям этих стран осуществлять экспансию на рынки Европы, предлагая лекарства по очень конкурентным ценам. С другой стороны, украинская фармотрасль имеет потенциал не только внутри страны, но и на рынках стран ближайшего зарубежья и Восточной Европы. Да, там несколько иные реалии и требования рынка. Но, с точки зрения качества продуктов, нам ничто не мешает рассматривать этот рынок, как перспективный. Опять-таки, требуется четко прописанная, осознанная программа.

Участие государства в компенсации стоимости лекарств даст гораздо более быстрый эффект, чем структурные изменения в медицинской системе. Ведь в ней очень сложно что-то менять. Сегодня врачи, работая в государственных клиниках, ведут, по сути, частный прием – вряд ли в широком смысле они станут опорой возможных реформ. Перевод клиник в хозяйствующие объекты займет очень много времени.

А все, что касается лекарственного обеспечения, можно начать очень быстро. Определить ключевые классы препаратов, сделать предложение рынку выйти со сниженными ценами под госгарантии и госинвестиции. Это может заработать.

«Гораздо проще искать вакцины и лекарства там, где их производят – у производителя»

В недавнем отчете МОЗ идет речь о том, что международные фонды провалили закупку лекарств по очень важным программам. Речь идет о поставке вакцин, препаратов по детской онкологии, борьбе со СПИДом. Почему так случилось?

Существует такой миф, что что-то или кто-то мешает Украине предложить препараты по разумным ценам и в достаточном количестве. У меня возникает вопрос: а пытались ли это сделать в Украине? Пытались ли поставщикам, импортерам предложить поучаствовать в этих поставках? Мысль о том, что в Украине все некачественно и дорого – неверна. В Украине представлены практически все мировые лидеры фармацевтической и микробиологической промышленности. Не вижу особой необходимости идти сразу через фонды, международные организации, прежде чем не отработаны прямые коммуникации с производителями. Гораздо проще искать вакцины и лекарства там, где их производят – у производителя.

То есть, фонды – это посредники, лишние звенья?

Любой фонд – это посредник. Весьма возможно, что, у этих фондов есть особые договоренности с производителями, позволяющие по особой цене или на особых условиях получать препараты – фонды могут держать в поле зрения и аккумулировать потребности для многих стран. С другой стороны, необходимо осознавать, что фонд — это, несомненно, не склад, где всегда можно найти нужный товар в нужном объеме – цикл производства и лекарств и вакцин занимает не один месяц. Представляется абсолютно логичным, в первую очередь, сконтактировать с представителем производителя здесь, в Украине. Возможно, это будет отнюдь не дороже в случае реальной готовности заплатить реальные средства.

Планирует ли компания STADA инвестировать в производственные мощности в Украине?

Планов глобального производства в Украине нет. Но было бы неразумно не обратить внимание на потенциал украинской фармотрасли. Украинские фармзаводы очень высокого уровня и производят конкурентную продукцию, имеют высокий научно-производственный потенциал.

Могу сказать, что идут консультации о совместных проектах производства некоторых отдельных продуктов. И возможно, что в скором времени эти консультации выльются в совместные наработки, произведенные уже в Украине.

«Мы не разделяем бизнес и социальную деятельность»

Группа STADA недавно отметила своё 120-летие. Компания STADA в Украине – лишь часть большого холдинга. С какого времени она действует в нашей стране и каких удалось достичь результатов?

В Украине мы присутствуем сравнительно недавно: стартовали в 2003 году, начинали с чистого листа. До этого практически никто не представлял здесь продукцию STADA. За это время удалось немало сделать: на сегодня мы входим в ТОП-20 маркетирующих компаний Украины.

По итогам первого полугодия 2016-го, мы занимаем 16 место среди всех маркетирующих организаций с долей 1,68%. Показываем прирост к аналогичному периоду прошлого года 32%. При том, что весь фармрынок Украины показывает прирост 12,5% (по данным Pharmexplorer/Pharmstandart от Proxima Research).

На каких препаратах специализируется компания STADA?

На рынке Украины представляем достаточно разнообразный и интересный портфель. Он в большей степени направлен на сегмент ОТС, то есть сегмент безрецептурных препаратов. Они занимают в нашем портфеле около 60%.

Мы представляем препараты для лечения репродуктивной сферы мужчин и женщин. Кроме того, мы всегда были сильны нашими продуктами для лечения суставов. Мы представляем хорошие хондропротекторы и генерические антибиотики. Есть большая группа препаратов для лечения и профилактики простудных заболеваний и гриппа.

В каких направлениях вы видите перспективу для компании?

Планируем и дальше развивать бизнес в Украине за счет расширения спектра предлагаемых препаратов. В этом году запускаем на рынок современные немецкие ферментные препараты для пациентов с проблемами пищеварения. Готовим несколько новинок в 2017 году, которые уже состоялись на европейском рынке.

Какие социальные проекты проводит STADA?

Мы не разделяем бизнес и социальную деятельность. Наша задача – способствовать здоровью нации. Не только за счет хороших препаратов по доступной цене, но и расширяя наше влияние на здоровье людей через социальные инициативы.

Самая масштабная из них – проект «Открой свое сердце», который стартовал в 2013 году с целью повысить общественный интерес к сердечно-сосудистым заболеваниям. Лучшие специалисты-кардиологи кафедры Национальной медакадемии им. П.Л.Шупика проводили бесплатные консультации и обследования кардиологических пациентов в трех украинских городах. В результате углубленную диагностику и рекомендации получили свыше 2 000 людей. Также проводилось профессиональное обучение для повышения квалификации украинских врачей.

В этом году проект «Открой свое сердце» состоялся в Мариуполе, где много пациентов из прифронтовой зоны, участников АТО. Мы выступили спонсором научно-практической конференции для врачей этого региона, направленной на повышение их профессионального уровня. В ходе проекта оказали материальную помощь больницам и госпиталям Мариуполя, предоставив препараты в сумме на 1,5 млн гривен.

На этом история наших социальных инициатив не заканчивается – в процессе несколько новых идей, сообщением о реализациеи которых, я уверен, мы скоро сможем поделиться!