На прошлой неделе «парламентская оппозиция» заблокировала трибуну – неизвестно от кого, потому как депутатов в зале практически не было. Но на этой неделе ситуация только ухудшилась. В парламент перестали ходить даже те «оппозиционеры», которые блокировали трибуну, в результате чего парламентская явка грозит скатиться к полному нулю. В огромном пустом помещении колыбели нашей демократии может остаться один спикер Парубий, вопиющий в звенящей тишине о том, что Родина в опасности.

Кроме основателя «Свободы», да еще и в кресле спикера, в украинском парламенте никого нет.

Ну, это уже будет сюжет, достойный пера писателя Кафки, – пустая колыбель демократии и вопиющий в ее средине о защите ее, демократии, основатель партии «Свобода». Напомним для тех, кто забыл, что господин Парубий был наравне с господином Тягнибоком главным основателем «Свободы». Теперь он наш спикер и единственный, кто ходит на работу в парламент. Немецкие парламентарии, если обо всем этом проведают, поднимут политический скандал. Ведь их посол доложил еще тогда, что партия «Свобода» в парламент на выборах не прошла, а потому демократии в Украине ничего не угрожает. По их германским понятиям «Свобода» несла угрозу демократии, но украинский народ сделал мудрый выбор, и партия в парламент не прошла. И что мы сегодня видим? Кроме основателя «Свободы», да еще и в кресле спикера, в украинском парламенте никого нет. Германия в опасности, они могут объявить тотальную политическую мобилизацию. Что в этом случае расскажет президент Порошенко канцлеру Германии Ангеле Меркель – сложно себе представить.

Вы можете сказать, что Германии до нас нет никакого дела, – у них и так забот хватает. Вы правы, но только с одной стороны. Да, у Германии есть Греция (а ведь там ничего так и не решили, просто отложили на время), у Германии есть миллион новых мигрантов. Вот появилась недавно Великобритания, у Германии много чего есть решать. Но с другой стороны, в Украине расположены пять атомных электростанций, одна из которых – крупнейшая в Европе. Все они построены много лет назад, и ремонта не видели никакого с первого года нашей независимости, то есть уже 25 лет. Специалисты, там работавшие, в большинстве своем от нас уехали, потому что им плохо платили, а главное, работают станции уже несколько лет в авральном режиме, потому как нас колотит. МАГАТЭ – организация, отвечающая за контроль над ядерной энергией в мире, в своем уставе четко прописала, что на территории стран, где расположены атомные электростанции, нельзя вести боевые действия. Ну, это они написали еще до того, как появилась на свет Украина. Вести боевые действия, как выяснилось, можно.

Атомные станции творят, что хотят, в правительстве жуткая коррупция – и украинская ядерная энергетика кроме немцев никого в Украине не интересует.

А потому, когда сегодня германское правительство, как любое другое серьезное правительство в мире, садится за стол для рассмотрения главных угроз своей национальной безопасности, Украина бодро отодвигает Грецию с Великобританией в сторону, удобно устраиваясь в германской повестке дня на самом первом месте. Докладывает посол в Украине и весь его аппарат, докладывает военная разведка, докладывает политическая разведка, докладывает контрразведка – все докладывают. И что слышит руководство германской страны? Что в парламенте пусто, там сидит только господин Парубий, с которым они, по их законам, не имеют права разговаривать (потому он, кстати, к ним никогда и не ездит). Депутатов нет. Парламент не работает. Атомные станции творят, что хотят, в правительстве жуткая коррупция – и украинская ядерная энергетика кроме немцев никого в Украине не интересует.

Надо потребовать от Германии ввести в Киев войска, другого выхода нет.

И вот вопрос: сколько, вы думаете, это будет продолжаться? Кажется, наш спикер – единственный из всего парламентского корпуса, кто это понимает. Он бегает и кричит, кричит и бегает, но они, депутаты наши, его абсолютно не слушают. Разболтались, понимаете, окончательно. Думаем, надо действовать радикально. Надо потребовать от Германии ввести в Киев войска, другого выхода нет. Немцы уже готовы. Еще один резкий маневр мощностями на какой-нибудь из наших АЭС – и они могут ввести войска, уже даже без нашей просьбы, а не то взорвемся тут все к такой-то матери – вместе. До Берлина от нас – всего тысяча километров: пару часов хода для атомного облака при попутном ветре.