Жить дружно, как предлагает президент ФБУ Михаил Бродский, в нашем баскетболе давно не получается. Ситуация во внутреннем чемпионате продолжает оставаться перманентно сложной. К такому положению вещей все уже давно привыкли. В национальной сборной до поры до времени удерживалось зыбкое спокойствие и равновесие. Однако недавно, накануне старта подготовки украинской команды к евроотбору, информационное пространство заполнилось взаимными претензиями игроков и тренеров. Причем и те, и другие особо не пытались быть дипломатичными. Капитан нашей команды Кирилл Фесенко в одной из социальных сетей в сердцах назвал федерацию баскетбола и тренерский штаб «не очень уважаемыми», а их отношение к баскетболистам – «свинским». Президент Федерации баскетбола Михаил Бродский пошел еще дальше, используя в своем комментарии (тоже в соцсетях) эпитеты типа «гавкали», «уроды», «дерьмо».

За два дня до начала непосредственной подготовки к старту отборочных игр к Евро-2017 главный тренер сборной Украины Евгений Мурзин отчислил из команды троих вызванных ранее игроков – представителей «Днепра» Станислава Тимофеенко и Сергея Загребу, и центрового казахской «Астаны» Кирилла Натяжко.

Словестную активность видных представителей игры Гулливеров спровоцировал безобиднейший, казалось бы, нюанс. За два дня до начала непосредственной подготовки к старту отборочных игр к Евро-2017 главный тренер сборной Украины Евгений Мурзин отчислил из команды троих вызванных ранее игроков – представителей «Днепра» Станислава Тимофеенко и Сергея Загребу, и центрового казахской «Астаны» Кирилла Натяжко. В общем-то, подобная практика – сплошь и рядом. Особенно в спорте. В любой команде кто-то играет, а кто-то сидит на скамейке. И тренер имеет полное право даже «на флажке» включить того или иного игрока в состав, а кого-то, следовательно, убрать из него. Это проза жизни. Пускай и субъективная.

Однако, как оказалось, баскетболистов (в частности, капитана команды) возмутил не столько сам факт отказа от услуг троих кандидатов в сборную, сколько то, как он был обставлен. По словам Фесенко, игроки узнали о своем не включении в состав сборной лишь за пару дней до подготовки, да еще от третьих лиц. Кроме того, капитан поведал, что подобные случаи в сборной – не в диковинку. Наверное, поэтому и назвал отношение к игрокам со стороны ФБУ «свинским». Главный тренер сборной Евгений Мурзин прокомментировал лишь сам факт отказа от игроков. Дескать, это прерогатива наставника – вызывать того или иного игрока. Президент ФБУ Михаил Бродский попытался быть над схваткой, предложив «жить дружно»…

Вся эта мышиная возня не стоит и выеденного яйца. Это если по большому счету. Кого-то не вызвали, кто-то обиделся, кого-то переполнили эмоции, и пошло-поехало. Из малюсенького ветерка едва не разразилась буря. И о хотя бы нормальном микроклимате в коллективе говорить сейчас не приходится. Потому что все стороны одновременно считают себя правыми, и все одновременно обижены.

Главный тренер сборной или президент федерации (а может и оба вместе) могли просто по-человечески извиниться.

Выход из ситуации был прост, как баскетбольный мяч. Главный тренер сборной или президент федерации (а может и оба вместе) могли просто по-человечески извиниться. Они ведь главные. Они ведь сильные. Их бы извинение не было воспринято, как слабость. Скорее наоборот – как добродетель. И Мурзин, и Бродский заработали бы себе лишних вистов. В их ситуации они бы явно не помешали. К ним бы потянулись. В противном случае оба заработали лишнюю головную боль, ополчив против себя не только игроков, но еще и президента БК «Днепр» Кондратьева (далеко не последнего человека в нашем баскетболе), резко отреагировавшего на случившееся. Позволив лодке раскачаться вместо того, чтобы успокоить, первые лица нашего баскетбола пытаются делать хорошую мину при не очень хорошей игре.

Сейчас, по прошествии времени, ситуация улеглась. Но вряд ли рассосалась. При первой же удобной ситуации баскетболисты за словом в карман не полезут. Вряд ли будет сохранять олимпийское спокойствие и тренерский штаб. Не говоря уже о президенте ФБУ. Прецедент создан. «Собаки лают». Жаль, что караван не идет.