Война терроризму

До терактов 11 сентября 2001 года Каримов изо всех сил пытался хоть как-то наладить отношения с Вашингтоном. Десятилетие репрессивного правления привели Узбекского президента к полной изоляции, а экономику страны к упадку. После терактов первым жестом Ташкента, предназначенным для Запада, стала амнистия, позволившая выйти на волю некоторым из множества узников, накопившихся в узбекских тюрьмах за годы каримовского правления. Казалось, Узбекистан вот-вот станет примером успеха, которого могут добиться правозащитные организации посредством последовательного и настойчивого давления на авторитарного лидера. Однако вышло иначе — Каримов стал наглядным примером того, что бывает, когда американская внешняя политика превыше всего ставит сотрудничество в военной сфере.

Через считанные дни после терактов 9/11 Каримова уже обхаживали в Вашингтоне. Президент Буш недвусмысленно связал ИДУ с Аль-Каидой и заявил, что эта группировка может стать объектом контртеррористических усилий США. Сотрудничество Вашингтона и Ташкента было окончательно оформлено в марте 2002 на встрече в Овальном кабинете Белого дома. От этого соглашения выиграли все — Вашингтон отчаянно нуждался в маршрутах доставки живой силы и техники в Афганистан. В обмен Каримов получал поддержку супердержавы в своей борьбе против ИДУ, а заодно и инструмент для противодействия вмешательству Запада во внутренние дела Узбекистана.

Покуда борьба против Талибана разгоралась с новой силой, ряды ИДУ изрядно поредели: Ходжиев погиб в ноябре 2001 года в результате американского авиаудара, а Юлдашев бежал в Пакистан вместе с другими боевиками Талибана. Смерть Ходжиева позволила Каримову объявить себя оплотом борьбы против исламского экстремизма. Тяжело доставшаяся победа над ИДУ была достигнута в немалой степени благодаря статусу Узбекистана как союзника США в глобальной борьбе против терроризма, что и подтолкнуло узбекского лидера на решительные действия — на жестокость и варварство — ради уничтожения последних угроз его абсолютной власти. В последующие годы Каримов и пальцем не пошевелил, чтобы создать хотя бы видимость реформ, а печально знаменитые узбекские тюрьмы, согласно некоторым источникам, стали использоваться ЦРУ для тайного содержания, допросов и пыток оппонентов.

Андижанская резня

На фоне упадка экономики и падения соседних режимов, злоупотребления Каримова только усугублялись. 13 мая 2005 года, спустя месяцы протестов против коррупции в правительстве и массовых арестов, группа боевиков предприняла попытку силой освободить нескольких видных местных предпринимателей, арестованных незадолго до этого и удерживаемых в тюрьме в городе Андижан на востоке страны. То, что произошло потом, до сих пор является предметом дискуссий. Но фактом является то, что в регион были отправлены части узбекской армии, которые открыли огонь по протестующим. Это привело к гибели сотен гражданских лиц, в том числе женщин и детей. Вашингтон продолжал колебаться и не решался надавить на Ташкент, делая осторожные заявления и пресекая в зародыше любую попытку решительно отреагировать на события (особым цинизмом отличился министр обороны Дональд Рамсфельд). В конце концов, администрация Буша призвала к международному расследованию законности применения силы узбекскими властями. Взбешенный вмешательством США во внутренние дела Узбекистана, Каримов выгнал американские войска с базы в Карши-Ханабаде.

Практически сразу Узбекистан начал сближаться с Россией, которая к тому времени тоже начала уставать от присутствия американских военных у своих границ в Средней Азии (у Вашингтона была еще одна база — в Киргизстане). Отношения Каримова с Москвой были прохладными в течение довольно долгого времени, но после того, как российский президент Владимир Путин поддержал узбекского лидера после Андижанской резни, Ташкент ответил взаимностью. И все же, несмотря ни на что, узбекский президент изо всех сил старался оставаться независимым от внешних игроков и от соблазна влиться в какой-нибудь пророссийский альянс, такой как ОДКБ (Организация договора о коллективной безопасности) и позже ЕврАзЭс (Евразийское экономическое сообщество) ради поставок оружия и списания Кремлем долгов. Каримов был ненадежным союзником для кого угодно, но в одном ему нельзя отказать — за 25 лет президентства он никогда не хотел быть ничьей марионеткой.

Но вскоре внешнеполитические приоритеты Вашингтона снова взяли верх над моралью и принципами. Из-за того, что осуществлять поставки и обеспечивать фронт в Афганистане через Пакистан было затруднительно, альянсу НАТО нужен был новый транзитный пункт в рамках так называемой Северной сети поставок. Первые шаги в этом направлении были сделаны в процессе подготовки апрельского саммита НАТО 2008 года в Бухаресте, Румыния. Каримов отказался разместить американские войска, но позволил проложить через Узбекистан маршрут поставок в Афганистан. Вскоре после этого, политические и военные руководители США вновь стали посещать Ташкент, в т.ч. в то время Госсекретарь Хиллари Клинтон, которая посетила Ташкент в 2011 году. После первых дней войны в Афганистане, Запад восстановил рабочие отношения с Каримовым, но на этот раз на более взаимовыгодных условиях.

К 2009 году Европейский Союз снял эмбарго на продажу оружия Узбекистану, которое наложил после Андижанской резни. В марте 2015 года, Германия укрепила связи с Узбекистаном, заключив пакет контрактов общей суммой 2,8 млрд евро. И не смотря на вывод войск из Узбекистана, Вашингтон поставил Ташкенту в январе 2015 года 308 современных бронетранспортеров, а также 20 бронированных эвакуаторов.

Замыкая круг

Угроза радикального экстремизма в Центральной Азии стала для Каримова счастливым билетом, возможностью стать игроком международного масштаба, в один момент сделала Узбекистан стратегически важным игроком и дала режиму повод изображать равного среди таких игроков как Китай, Россия и США. По мере того, как США постепенно уходят из Афганистана, роль Узбекистана в глазах Запада уменьшается, но смерть Каримова должна послужить напоминанием о стратегическом значении этой страны.

ИДУ (Исламское Движение Узбекистана) за годы пребывания в изгнании перешло в раздробленное и аморфное состояние, а его ряды сейчас составляют в основном представители многочисленных народов Средней и Южной Азии. Группировка уже не представляет той угрозы, которую представляла в конце 1990х, но по-прежнему оказывает влияние на жизнь региона. После провозглашения Абу Бакром аль-Багдади халифата в июне 2014 года ИДУ присягнуло на верность Исламскому государству, Аналитический центр «Группа Суфана» сообщает о наличии 2 тысяч боевиков Исламского государства из среднеазиатских республик — Казахстана, Киргизстана, Таджикистана, Туркменистана и Узбекистана. Около 500 из них — из Узбекистана, который превращается во все более благодатную почву для рекрутирования боевиков. Население Узбекистана — 31 миллион человек, из них 40% младше 25 лет — возможности их трудоустройства очень ограничены. Осознавая растущее разочарование молодежи в каримовском режиме, Исламское государство в последнее время усилило пропаганду на узбекском языке, стремясь завербовать как можно больше боевиков именно в Узбекистане.

В последние 25 лет специалисты по центральноазиатскому региону высказывают обеспокоенность возрождением группировок исламистских боевиков в регионе. Пока что это предсказание не сбылось, и даже смерть Каримова не предвещает всплеска экстремизма в регионе. Но посеяно зерно гораздо более опасных угроз стабильности в Средней Азии, когда выбирать приходится только между двумя крайностями — автократией и исламистским экстремизмом. Соединенные Штаты, Россия и Китай — все они хотели простить Каримову злоупотребления против его собственного народа, надеясь получить взамен снижение угрозы терроризма и получить стабильность в стратегически важном регионе. Но пока регион мирится с экономической стагнацией и постоянными нарушениями прав человека, мечта о стабильности в Средней Азии становится еще более недостижимой, чем, когда бы то ни было.

Сегодня в Узбекистане несогласных загнали в подполье, и даже умеренных оппозиционеров бросают в тюрьму, убивают, изгоняют из страны. Пусть официально Каримов вступил в борьбу с терроризмом в 2001 году, но на самом деле он вел эту борьбу с первого дня своего президентства в 1991 году. Возможно, его будут помнить на родине как отца-основателя нации, но реальным его наследием является Узбекистан, в котором на борьбу против несправедливости власти способны подняться лишь вооруженные экстремисты.

Виктор Никоненко

Сложная история самой большой страны в Средней Азии — ЧАСТЬ 1.