Ведущий: Это прозвучит весьма прямолинейно… И все же, давайте глянем на сегодняшний Европейский союз. Мы – то есть мы, румыны – лишь недавно вступили в ЕС, но… положение уже начинает казаться не очень-то хорошим… Уцелеет ли он – Европейский союз?

Роберт Каплан: Думаю, он уцелеет, но уцелеет в съежившемся виде. ЕС не останется единой или одномерной сверхдержавой, простирающейся от Лиссабона (Португалия) до Черного моря. ЕС будет… может быть, Европой, движущейся с различной скоростью: сильная область еврозоны, слабая область еврозоны, страны, лежащие внутри еврозоны и страны, остающиеся вне еврозоны, страны, лежащие внутри Шенгенского пространства и страны, остающиеся вне этого пограничного режима…

Мы увидим, как разрастаются и приобретают важность города-государства – и также регионы …

Ведущий: Вы сказали города-государства?..

Роберт Каплан: Да, города-государства…

Ведущий: В средневековом значении слова?..

Роберт Каплан: …Да, и я предвижу, что в Европе настанет некое технически высокоразвитое средневековье. Это звучит несколько пугающе, однако вспомните: именно средневековая эпоха и породила нынешний Запад в том виде, как он существует сегодня.

Ведущий: Но роды были очень долгими!

Роберт Каплан: Конечно, потребовалось немалое время – и все же, на деле Средневековье решало, главным образом, вопрос о многоуровневом суверенитете, об ответственности и обязанностях за пределами политической сферы, о Ганзейском союзе торговых городов и государств, окружающих Балтийское море. Тамошний суверенитет был неформальным, туманным, как бы ступенчатым… И таким же было национальное самоощущение. Полагаю, именно в эту сторону движется ныне Европа. Мы возвращаемся к исконной, «коренной» Европе – весьма богатой, знаете ли, коренной Европе, – где и расположены главные города ЕС – Брюссель, Гаага, Маастрихт, Страсбург.

Что же это за Европа? Это империя Карла Великого, созданная в IX веке. А чуть поодаль мы имеем Берлин – это Прусская империя, а там и обширная, многомерная империя Габсбургов, простиравшаяся от Швейцарских Альп до, почитай, самого Черного моря…

Ведущий: А там начиналось и «Залесье» – Трансильвания, область румынских княжеств…

Роберт Каплан: Именно! А что находилось по другую сторону Карпат? Византийская и Оттоманская империи, чья организационная основа была куда слабее, чьи крестьяне были гораздо многочисленнее и беднее горожан…

Ведущий: …И это положение сохранялось несравненно дольше [чем в империях, названных выше].

Роберт Каплан:
Да, такое различие неизбежно.

Ведущий: …И сколько, по-вашему, понадобится времени Европе, чтобы создать эту новую разновидность организации, вернуться к государствам, составляющим «коренную» Европу – и находящимся вне коренной Европы, но все же в Европейском союзе… если вы имеете в виду именно это.

Роберт Каплан: Да… Подобная организация уже создается – медленно, постепенно. И никто из высших руководителей ЕС никогда не признает, что удельный вес Европейского союза уменьшился… Они, знаете ли, по-прежнему станут проводить встречи на высшем уровне, обращаться к народам с воззваниями – но значение будут иметь всё меньшее и меньшее. Ежели откуда и нельзя узнать ни единого слова правды о ЕС – так это из официальных отчетов о встречах его руководителей…

Роберт Каплан - известный американский писатель

Роберт Каплан — известный американский публицист, геополитик, старший научный сотрудник Центра новой американской безопасности, член Совета по оборонной политике США. Работая корреспондентом, объехал десятки стран Африки, Ближнего Востока и Европы. Его статьи, на страницах The New York Times, The Washington Post, The Financial Times и The Wall Street Journal, не раз становились причиной бурных дебатов в СМИ, академических кругах и высших эшелонах власти. Журнал Foreign Policy два года называл Каплана в числе «100 ведущих мировых мыслителей».