Новый закон позволит Польше присоединиться к узкому кругу стран, где действует полный запрет абортов.

Польские законодатели внесли в парламент проект закона о запрете всех видов абортов и сворачивании программ полового воспитания, что открывает новую страницу в культурной «контрреволюции» консервативного правительства страны, которое уже затронуло экономику и судебную систему.

Религиозные группы при молчаливой поддержке правящей партии «Закон и Справедливость», предложили проект закона, ужесточающий и без того самое рестриктивное законодательство в Европейском союзе. Нынешнее законодательство ограничивает возможность аборта беременностями, возникшими в результате насилия или инцеста, а также случаями, когда здоровью матери и плода угрожает серьезная опасность. Законодатели же предлагают полный запрет, который поставит 38- миллионную римско-католическую страну в один ряд с еще восемью государствами, включающими Сальвадор, Гватемалу и Ватикан.

Рассмотрение проекта в парламенте началось в четверг по инициативе партии премьер министра Беаты Шидло, которая выступает за возвращение Польши к традиционным католическим ценностям. Пообещав своим избирателям вырвать страну из тенет европейского либерального «мейнстрима», как презрительно высказалась г-жа премьер министр, ее партия бомбардирует Конституционный суд и средства массовой информации и вынуждает ЕС впервые в его истории заняться анализом функционирования демократии в одной из стран-членов. Кроме того, ее правительство запустило программу социальной поддержки семей, которая впервые привела к снижению суверенного кредитного рейтинга страны.

Нацистская практика

Хотя партия Закон и Справедливость и не призывала законодателей поддержать этот законопроект, однако министр внутренних дел высказался за его принятие, заявив, что он положит конец практикам, сопоставимым с теми, к которым прибегали в нацистской Германии.

«Я надеюсь, нам удастся изменить ситуацию — надеюсь, мы откажемся от евгеники и других практик, идентичных тем, что использовались в Германии во времена Гитлера, когда аборты допускались в случае болезни», — заявил Блащак в интервью 3-ему каналу общественного радио. Он заявил, что, поскольку нынешнее законодательство допускает аборт в случае пренатальной травмы плода, это означает, что в 80% случаев это связано с синдромом Дауна.

Полная защита

После рассмотрения проекта в первом из трех чтений в прошлый четверг законодатели направили законопроект в комитет, проголосовав за это решение большинством в 267 голосов из 460 членов нижней палаты парламента. Конкретных сроков окончательного утверждения не установлено. Проект с поправками, внесенными либеральной оппозицией и поддержанный заинтересованными депутатскими группами, которые пытались расширить возможность применения аборта, был отвергнут.

Джоанна Муча, представитель оппозиционной Гражданской платформы, выступающая за сохранение существующего порядка вещей, заявила, что запрет абортов серьезно ударит по многим женщинам, которые будут вынуждены переносить страдания и подвергать угрозе свое здоровье. «Мы не можем вынуждать женщин проявлять героизм», — заявила она на слушаньях в четверг. Томаш Латос из партии Закон и Справедливость заявил: «Я уверен, что каждый прислушается к своей совести».

Проект полного запрета возник вслед за призывом польской Римско-католической церкви обеспечить «полную защиту еще не родившегося младенца», которая, по мнению церкви, невозможна при действующем законодательстве, возникшем в 1990-е годы в результате политического компромисса. Лидер партии Закон и Справедливость Ярослав Качинский, ревностный католик, встречаясь в этом месяце с венгерским премьер министром Виктором Орбаном, поклялся осуществить культурную «контрреволюцию» в Евросоюзе.

Согласно информации Национального фонда здравоохранения, в Польше в 2014 году сделано 1812 абортов, что на 500 больше, чем годом раньше. Однако, по оценкам Федерации женщин и планирования семьи, количество прерванных беременностей составляет около 80 тысяч в год, а может быть и все 200 тысяч, если включить сюда подпольные операции, а также те, что делают польские женщины, выезжающие в страны Евросоюза, имеющие более мягкое законодательство — как, например, соседняя Чешская Республика.

Виктор Никоненко