Как и предсказывало большинство политологов, референдум в Голландии прошел для Украины плохо. Украина, однако, здесь ни при чем. Проблема заключается в самой Европе, где противоречия между старой и новой Европой достигли новых высот. Голландия является типичным представителем Европы старой, экономически развитой, а потому – богатой. В стране имеется больше транснациональных корпораций, таких как Royal Dutch, Heineken, Unilever, ING Group, Philips, нежели во всей Восточной Европе, хотя население Голландии составляет всего 17 миллионов человек, что в десять раз меньше населения Восточной Европы. Хотя даже это утверждение в действительности является некорректным, потому как во всей Восточной Европе вообще не существует транснациональных корпораций. Здесь работают только представительства западноевропейских транснациональных корпораций. Единственным известным в мире восточноевропейским брендом стал чешский автоконцерн «Шкода», однако, обязан он таким достижением все же немецкому автоконцерну «Фольксваген», купившему чешскую компанию еще в начале 90-ых.

Восточная Европа, после падения коммунизма, пережила полную деиндустриализацию, а также эмиграцию самой активной и профессиональной части населения. Процесс этот в экономическом плане пошел на пользу Европе Западной, куда эти люди в основной своей массе и переехали, но вот отношение широких слоев западноевропейского населения к тем процессам, что происходят в их странах, в корне отличается от точки зрения профессиональных экономистов. Если еще 20 лет назад вторым языком в Лондоне считался хинди, то сегодня это польский. У многих англичан, однако, оба языка на улицах своих городов вызывают некое отторжение. Однако, если в случае с Индией никаких финансовых трансферов Великобритания все же не делает, то вот в случае с Польшей дела обстоят совсем по-иному. Западноевропейские страны, к примеру, списали Польше самый большой долг в истории континента в размере 52-х миллиардов долларов, дабы помочь молодой демократии одолеть путь экономических реформ. С учетом инфляции сегодня эта цифра равна почти 100 миллиардам.

Амстердам стал первым городом в Европе, где местное, голландское, население составляет меньше 50%

Западноевропейские обыватели, в отличие от представителей креативного класса от мультикультурализма, сильно утомились. И их, обывателей, в обществе намного больше, нежели художников и писателей. Обычные французские, немецкие, бельгийские и другие фермеры, приезжая в большие города, с ужасом смотрят на то, что там происходит. К примеру, Амстердам стал первым городом в Европе, где местное, голландское, население составляет меньше 50%. Украина не имеет подобных проблем, а потому наши граждане не понимают волнений и тревог, одолевших Западную Европу. В силу этого многие возмущены вероломством голландских побратимов, ведь мы за них тут на Майдане так стояли, а они нас так предали. Никого они не предавали, они об этом даже и не думали. Все о чем думали голландские обыватели, отправляясь на референдум, – о своих налогах. Они в Европе самые высокие в мире. Мы в Украине с этим понятием пока тоже не знакомы – все должны платить налоги и они должны быть большими, потому как государство должно помогать бедным. Посмотрим, как проголосуют однажды зажиточные украинские крестьяне, которых будут заставлять платить налоги процентов этак 40, дабы помочь экономике, скажем, хотя бы соседней Молдавии.
 
Мы бы не винили голландцев в их неправильном выборе и сильно бы о прошедшем референдуме даже бы не думали. Ведь с юридической точки зрения он практически не имеет никакого значения. Двадцать шесть стран Европейского Союза ассоциацию с Украиной уже подписали. Голландия была последней. Очевидно, европейские бюрократы что-то там, в договоре об ассоциации подправят, где-нибудь на 638-й странице многотысячного документа, который и так никто не читал. На этом все закончится и через месяц обо всем забудут, ведь, как показывает современная история, политики и внимающие им граждане с легкостью забывают вещи и поважнее.