«За митинги у Нацбанка платят деньги», – эта новость, со ссылкой на ОБСЕ, облетела отечественные СМИ и разнеслась по городам и весям, базарам и общественному транспорту. На мой взгляд, такое себе открытие Америки. В Украине об этом не говорит только ленивый, и не надо тут быть «пинкертоном» или журналистом Радио Свобода, достаточно уметь пользоваться поисковыми сервисами. Ведь интернет буквально кишит объявлениями о поиске массовки для участия в митингах и предложениями рекрутинговых агентств, поставляющих «флагоносцев» на массовые мероприятия. Все совершенно открыто, прозрачно и откровенно. А тут вдруг целая ОБСЕ выступила с осуждением. Беда.

Лично мне совершенно непонятен смысл этого заявления, как непонятно и то, почему оно было сделано именно сейчас. Могу лишь догадываться. И мои догадки, увы, не делают чести этой уважаемой международной организации. Ведь осуждение со стороны ОБСЕ отлично легло в канву кампании по дискредитации протестов, проводимой обанкротившейся в глазах простых граждан украинской власти. И хотя такого рода осуждение, однозначно, не повод бить, разгонять, или расстреливать протесты, общество оно настраивает определенным образом. Развязывая руки сторонникам силового подавления протестов. Системным и несистемным.

17 ноября Федерация Профсоюзов Украины под давлением ультраправых организаций отказалась от проведения протестной акции в Киеве, мотивируя отказ опасностью для жизни участников протестов.

Результат не заставил себя ждать. 17 ноября Федерация Профсоюзов Украины под давлением ультраправых организаций отказалась от проведения протестной акции в Киеве, мотивируя отказ опасностью для жизни участников протестов. Прежде всего, эта опасность исходила от боевиков праворадикальной организации Гражданский корпус полка «Азов», который, по мнению правозащитника, члена Общественного совета МВД Владимира Чемериса – является главными «титушками» в Украине:

«Руководство ФПУ сказало, что во время этих протестов не то, что возможны, но точно будут провокации со стороны власти и со стороны «титушек». Скорее всего, «титушек» из нацистской организации «Азов», которая и есть главные «титушки» и которая непосредственно контролируется министром внутренних дел Украины, а ее представитель исполняет обязанности начальника нацполиции Украины. Это все абсолютно реально, и, вопреки тому, что представители ФПУ уже собирались выезжать, уже взяли билеты, руководство федерации пошло на этот шаг».

Между тем, эта ситуация осталось вне поля зрения ОБСЕ, обеспокоенной проблемой проплаченных митингов. То ли стандарты гражданских свобод изменились стремительно, то ли Украина – особенная, и общечеловеческие стандарты на нас не распространяются.

Между тем, вопрос о проплаченности мероприятий – сложный и неоднозначный. И смотреть на него с черно-белым видением мира, как минимум, глупо. Вот, например, те же профсоюзы. Не секрет, что во время стачек и других массовых протестных акций профсоюз берет на себя компенсацию материальных убытков своих членов, связанных с их отсутствием на рабочем месте. Можно это считать проплатой участия в мероприятии? Является ли данный подход к борьбе наемных работников за свои права свидетельством неискренности участия последних? Разумеется, нет.

А вот еще в качестве примера ряд социальных социальных типов политических активистов, прямо или косвенно получающих деньги благодаря своему участию в политических протестах.

Герой №1. Пенсионер, в прошлом инженер-механик. Проработал на госпредприятии 30 лет. Пенсия 3,500 гривен. После выхода на пенсию подрабатывает на митингах. Получает почасовую оплату, однако участвует в мероприятиях лишь тех политсил, чью деятельность в целом поддерживает.

Герой № 2. Менеджер по рекламе. Зарплата $1500 в конверте. Приехал в Киев из провинции в конце 80-х. В общежитии столкнулся с классической дискриминацией провинциала, в частности, и на почве языка, отчего вступил в одну из националистических организаций. По окончании института работу находил исключительно по знакомству, через однопартийцев. Его участие в общественных движениях никак не оплачивается, однако трудоустройство и вообще карьера, полностью зависят от вовлеченности в общественную деятельность.

Герой №3. Охранник. Зарплата $600. Спортсмен – занимался футболом и тхэквондо. С 11 класса участвует в движении «ультрас». Через друзей-«фанатов» вступил в одну из праворадикальных группировок. Продолжает заниматься единоборствами, но уже в закрытом спортклубе неонацистского толка. Через политические и клубные связи нашел работу в охранной фирме. В настоящий момент занимает должность начальника смены. Участвует в митингах, факельных шествиях и радикальных акциях – нападениях на мероприятия и офисы оппонентов. Непосредственно денег за участие в митингах и акциях не получает, однако премиальные зависят от интенсивности политической жизни.

Вот и получается, что из всех трех упомянутых «активистов», проплаченным является лишь Герой №1, а вот идейными оказываются все трое. Кто-то в большей степени – кто-то в меньшей. Однако нравится нам или нет, но правило: чем белее воротничок, тем больше цинизма, никто не отменял.

Увы, наше общество оказалось слишком бедным, чтобы люди массово участвовали в общественных движениях, не имея прямой или косвенной материальной заинтересованности. Исключения – профсоюзы, ветераны, афганцы, чернобыльцы. То есть, организации и объединения граждан, сформировавшиеся в докапиталистические времена. А еще разного рода радикалы, тяготеющие к насилию и исповедующие тоталитарную идеологию. Там, действительно, дисциплина и порядок. И если надо провести марш или факельное шествие – добровольцы найдутся обязательно. Просто потому, что вместе хулиганить легко и весело. Впрочем, пирамида тоталитарных сообществ устроена так, что материальная заинтересованность там тоже существует. Но не у всех. И ее уровень прямо пропорционален статусу в организации.

Именно общественная апатия, продиктованная безработицей, бедностью и потерей социальных благ время от времени толкает народ на бунт – бессмысленный и беспощадный. И итогом этого бунта становится приход к власти еще более циничных и хитрых политиканов, успешно оседлавших народное недовольство. Эти люди не могут предложить обществу ровным счетом ничего. А потому после своей победы они, как и их предшественники, принимаются культивировать апатию в уставшем от революции обществе. Запугивать его.

Бессмысленно ждать для страны экономического процветания от тех, кто не предлагает программы развития промышленности и инфраструктуры и лишь повторяет магические слова: «модернизация», «инвестиции» и «реформы».

Существует ли выход из сложившейся ситуации? Да, существует! Это возвращение к идеологии. Ибо бессмысленно искать позитивную программу в речах тех, кто умеет лишь обвинять, но не имеет никакой внятной позиции. Невозможно построить социальное государство, вооружившись право-либеральным популизмом, утверждающим, что гражданин, не способный самостоятельно себя прокормить, не имеет никакой ценности. Бессмысленно ждать для страны экономического процветания от тех, кто не предлагает программы развития промышленности и инфраструктуры и лишь повторяет магические слова: «модернизация», «инвестиции» и «реформы». И лишь когда общество придет к пониманию этой очевидной истины – положительный результат не заставит себя ждать.

Анатолий Борщаговский