В ноябре 2003 года в Грузии произошла Революция роз. К власти пришли новые люди. Президентом страны стал Михаил Саакашвили. Положение дел в стране на тот момент времени было катастрофическим. Ничего подобного в Украине, даже в сложные девяностые года, не происходило. Доверие к властям  было на самом низком уровне. Ситуацию необходимо было срочно менять, хотя бы для того, чтобы не потерять доверие народа, еще теплившееся среди людей после только, что свершившейся революции. Счет шел буквально на дни. Группа молодых революционеров во главе с новым президентом лихорадочно искала выход из положения. Это потом им станут активно помогать западные страны, а тогда, в первые дни после революции, до них никому не было дела. Надеется, они могли только на свои собственные силы. Но, за чтобы они не брались, везде был тупик. Экономика развалена, для того чтобы проводить даже самые незначительные реформы необходимы были серьезные финансовые средства, но казна была фантастически пуста. Молодые революционеры лихорадочно искали соломинку, за которую можно было бы схватиться, дабы вытащить страну из экономического провала на твердую почву. И они нашли.

После развала СССР счастье для большинства простых людей окончилось, но гаишникам жить хуже не стало

Больше всех в республиках бывшего СССР не любили милиционеров, если еще точнее гаишников. Других милиционеров большинство законопослушного населения даже и не знало, а вот гаишников знали почти все. Они были главными героями советских анекдотов, после Леонида Ильича, конечно. Но нигде в бывшем СССР гаишники не были столь заметными как в Грузии. Помнится история о параде гаишников в Тбилиси. Две тысячи невероятно пузатых мужчин очень специфической внешности, в фуражках и с жезлами пытались идти строевым парадным строем. Им тогда очень хорошо жилось. После развала СССР счастье для большинства простых людей окончилось, но гаишникам жить хуже не стало. Можно даже, наверное, сказать, что они как раз при новом строе расцвели подобной майской розе в мае. Жить они стали еще лучше. На фоне того, что почти все остальное население превратилось практически за один день в нищих, ненавидеть гаишников стали уже совсем серьезно. Если раньше их вымогательство, ну дай трешку, по хорошим советским делам выглядело как мелочи жизни, ну на тебе трешку, то теперь, когда все были голодные, и для многих эта трешка была последней, все стало выглядеть совсем иначе.

В Грузии после развала СССР к власти пришли националисты. Их лидером был Звиад Гамсахурдия. У грузинской нации, в советские времена самой гостеприимной и веселой, потому как республика производила чуть ли не половину вина во всей стране, немедленно объявилось множество врагов. Враги были как внешними, так и внутренними. Немедленно им дали бой, в буквальном смысле слова. Из ниоткуда появились молодые и не совсем адекватные молодые люди в кожаных куртках и с автоматами Калашникова через плечо. Это были «Мхедриони», в переводе на русский язык – всадники, так в средние века звали грузинских партизан, воевавших с турками. Кожаная куртка это была их форма, автомат Калашникова их инструмент. Куртка стоила бешеных денег, которые еще нужно было найти, в чем помогал автомат, который руководство националистов выдавало бесплатно. Самыми модными парнями на районе в Тбилиси летом 1991 года были именно «Мхедриони». Они ходили гоголем по улицам, все от них шарахались в сторону, в первую очередь милиция, а девушки мечтали о таком кавалере. Они нигде не работали, но всегда имели деньги и считались самыми крутыми парнями в городе, сидели, пили кофе с утра до вечера в многочисленных еще пока кафе на проспекте Руставели, вокруг них вилась куча барышень, которым хотелось быть поближе к героям. Вскоре они разнесут этот проспект Руставели в пух и прах вместе со всеми этими кафешками. Здесь будут стрелять не то, что из автоматов Калашникова, а из артиллерийских орудий крупного калибра и ездить танки. На самом пике грузинских событий в рядах «Мхедриони» не было даже двух тысяч этих сопляков в кожаных куртках, но страну они поставили на попа так, что никакое средневековое вторжение турок в сравнение даже не идет.

Наевшись досыта национализма, грузины, возможно, решили, что он им опять построит коммунизм, при котором они были самыми богатыми людьми в огромном СССР

Националисты правили не долго, началась война тут и там, а главное началась Гражданская война. Все же к 1993 году в страну вернулись первые признаки здравого смысла. Националистов загнали за можай. Гамсахурдию застрелили, «Мхедриони» разогнали.  Смешно сказать, но лицом вернувшегося в страну здравого смысла стал товарищ Шеварнадзе – первый секретарь ЦК Коммунистической партии Грузии на протяжении бог знает скольки предыдущих лет. Наевшись досыта национализма, грузины, возможно, решили, что он им опять построит коммунизм, при котором они были самыми богатыми людьми в огромном СССР. Наивные люди. Те времена ушли навсегда. Положение дел в Грузии в 1993 году, да и многие годы затем было как в Сомали. Не было электричества, отопления, воды – все блага цивилизации были отменены. Из окон многоэтажек, как в блокадном Ленинграде, торчали трубы печек-буржуек.

После того, как в Грузии исчезли националисты и перестали стрелять, наступила экономическая многолетняя стагнация эпохи Шеварнадзе. Повсюду царили тотальная нищета и коррупция. На проспект Руставели опять вылезли гаишники, пропавшие, когда там стреляли пушки. Они были злыми и циничными, как и весь оголодавший грузинский народ. Именно они и стали самым едким символом коррупции времен Шеварнадзе, не давая проезда буквально никому. Почти десять лет они подобно средневековым разбойникам брали за проезд по своей территории штраф. Доехать из Батуми до Тбилиси, не заплатив всем, стоявшим на этой главной трассе страны, гаишникам было просто невозможно. Ничего подобного не существовало ни в одной республике бывшего СССР. Все население страны, у которого имелись колеса, а почти у всего населения колеса имелись, потому, как к моменту окончания советского строя, в СССР практически не осталось грузин без машин, ненавидело гаишников хуже турок в пятнадцатом веке. Эти басурмане не знали никакой жалости к нищим согражданам и грабили их самым циничным образом. Сами при этом жили как те самые турки-захватчики, щеголяя своим богатством, в нищей то стране. Для грузин турки как для нас германские фашисты, просто на несколько сот лет раньше. Но, в общем, ощущения те же.

Вот с этими фашистским гаишниками и решили в начале 2004 года разобраться молодые тбилисские революционеры в попытке найти соломинку, за которую, можно было бы ухватиться, дабы выбраться на сушу. Гаишники были идеальными козлами для опущения. Больше десяти лет они терзали всю страну, их ненавидели все — от мала до велика. Если бы можно было их образцово показательно побороть, то доверие народа тут же оказалось бы в кармане молодого правительства, чего и требовалось. Самое, однако, смешное, что побороть то гаишников было не  сложно. Просто никому до этого в голову такое не приходило. Эта старая шеварнадзовская гвардия, управлявшая страной до этого, просто не понимала как это можно без ГАИ. Молодые же реформаторы столь глубоких гаишных корней не имели, а потому им пришла в голову простая мысль, что если милицию с дорог убрать, то хуже не будет, а они сами станут героями Грузии.

За 50 долларов взятки человеку давали 10 лет тюрьмы чуть ли не в режиме военно-полевого суда, то есть очень быстро

Итак, операция по спасению республики от гаишного гнета выглядела следующим образом. В начале, была создана спецгруппа из молодых революционеров в центральном аппарате МВД, которая начала ездить по стране и громить гаишников на камеру. Погромы были, и вправь, жуткими. Подставные давали гаишнику взятку и затем его тут же на камеру арестовывали. Причем не как у нас, а всерьез. За 50 долларов взятки человеку давали 10 лет тюрьмы чуть ли не в режиме военно-полевого суда, то есть очень быстро. Когда Саакашвили пришел к власти, в тюрьмах Грузии сидело 5 000 человек, через два года там уже было 25 000 человек, многих садили экспресс способом без больших доказательств, потому как не было времени, та и доказательств тоже не было. Однако народ Грузии был в восторге. Телевизор не выключали, пока не выключали свет в доме. С утра до вечера по всем телеканалам страны показывали непрекращающееся шоу, как подсадные утки давали взятки гаишникам, те их брали, и в тот же миг из-за кустов выпрыгивали автоматчики, вершившие справедливость на месте.

Однако это было только начало. Решить таким способом проблему было невозможно. Грузия страна маленькая, все друг друга знают, а потому гаишники быстро приспособились и начали брать деньги только с тех, кого знают, а таких было больше половины. В любом случае они все еще ходили по улицам и портили своими толстыми мордами политический ландшафт страны. Победа должна была быть полной и безоговорочной. И вот в июле 2004 года по гаишникам нанесли решительный удар – их всех выгнали. В один день с большим информационным сопровождением всех гаишников в Грузии просто запретили, страна в их услугах больше не нуждалась. Точка. Многолетнее гаишное иго закончилось. Саакашвили стал героем Грузии, которых у страны даже не имелось в далекие былинные времена, когда надо было воевать турецких завоевателей. Почти три месяца в стране вообще не было гаишников. И знаете что – ничего, ничего не произошло. Страна как ехала куда надо, так она туда и ехала, только без гаишников. Все были рады, нет рады не то слово, все были в экстазе.

Они не просто отбивали этими штрафами свои зарплаты, они очень быстро превратились в самый доходный в стране бизнес

В августе, через три месяца, вместо 20 000 старых гаишников на дороги вышли 1 600 новых полицейских патрульных. Молодые реформаторы были гениальными математиками. Старые гаишники получали 30 долларов в месяц, новые полицейские получили 250 долларов в месяц, но их было в двенадцать раз меньше. То есть в действительности вышла экономия бюджетных средств, но это была только верхушка айсберга. Новые полицейские очень дорожили своей работой, потому как 250 долларов в месяц зарплаты в той Грузии были безумными деньгами. Даже гаишники не все столько зарабатывали. А потому взятки новые полицейские не брали, а выписывали штраф, как положено, а штраф шел в бюджет государства. Они не просто отбивали этими штрафами свои зарплаты, они очень быстро превратились в самый доходный в стране бизнес. Деньги текли в бюджет рекой. Патрульные машины Грузии подарили по такому поводу разные западные демократии, так что на транспорт тратиться тоже не пришлось. Но главное любовь народа. Она была безмерной – никакими бюджетными поступлениями её в таком количестве купить было невозможно. Грузия была в экстазе. Жизнь людей по большому счету никак не изменилась, в действительности платить официальные штрафы было дороже, потому как они были намного выше взяток гаишникам, но кого это уже волновало. Главное было в другом – мы победили фашистов.

Затем реформировали и всю остальную милицию, но это было уже не так интересно. Во-первых, этого было не очень видно, что они там творили в министерстве или в своих управлениях. Главным подразделением в новом МВД стал отдел пропаганды, который трудился больше всех, круглые сутки докладывая народу о посаженных ворах и преступниках. Затем по всей республике провели облавы по всяческим ломбардам и другим местам, где скупали краденное, после чего в Грузии перестали красть мобильные телефоны – жуткий бич общества на тот момент времени. Продать краденный телефон стало невозможно, зачем же его тогда красть. Об этой победе чуть ли не многосерийный фильм сняли. О чем, правда, не говорили так это о количестве посаженных в тюрьму грузин. Садили гаишников за взятки на дорогах, ломбардщиков за телефоны. Садили капитально – 5 лет тюрьмы было немного, вот 10 лет было самый раз – за краденный телефон, за взятку в 50 долларов. Оппозиция потом обзывала Саакашвили Сталиным, махая перед носом Михаила Николозовича огромными цифрами, сидевших в тюрьмах людей. По количеству сидевших на душу населения Грузия обгоняла в те времена все постсоветские республики в несколько раз. Садили по старинке, главное побыстрее, времени не было с врагами страны баловаться. Народ от таких действий в начала был опять же в восторге, но затем севших стало слишком много, а страна ведь маленькая. Появились слухи о том как садили, и как там вообще в тюрьме с ними обращаются. Кстати решающим в проигрыше господина Саакашвили на выборах, когда он потерял власть в Грузии, стал именно тюремный скандал, в ходе которого стали известны нравы в тюрьмах царящие.

Через год этот полицейский маразм окреп до такого состояния, что даже самые маразматические члены ЦК различных демократических партий согласились дать команду отбой

Когда грузинские милицейские реформаторы прибыли в Украину, они решили повторить свой подвиг, но тут вышла неполадка. Во-первых, с тех пор прошло больше чем 10 лет. Все в нашем мире очень быстро меняется. Десять, а точнее уже двенадцать лет это очень много. Во-вторых, надо все же быть объективными, наши гаишники и грузинские гаишники образца 2004 года это две большие разницы, очень большие. Как они это не понимали — вот в чем вопрос. Результаты здесь в Украине, и там, в Грузии, тогда, это абсолютно две несравнимые вещи. Никакого экстаза у украинского населения по поводу новой полиции не произошло и это несмотря на беспрерывную работу громадной пропагандистской машины. Полицейских фотографировали, писали о них романы и новеллы, отбирали самых симпатичных, вечером все телеканалы все вечерние новости только про новую полицию и делали. Складывалось впечатление, что других дел в Украине не осталось, вся страна под руководством демократических партий и правительства строили новую полицию. Через год этот полицейский маразм окреп до такого состояния, что даже самые маразматические члены ЦК различных демократических партий согласились дать команду отбой. Маразм закончился, а новые полицейские остались, они слоняются без большой пользы по нашим улицам на подаренных японских машинах, время от времени выписывая кому-нибудь штраф. Жизнь наша течет по старому, все дальше по наклонной вниз, а потому правительство спешно метается где-то наверху в поисках другой соломинки, чтобы вытащить себя из надвигающегося шторма хоть на какую-нибудь сушу.