Сборная России таки поедет на Олимпиаду в Рио. Но не вся.

После того, как Спортивный Арбитражный суд в Лозанне вынес вердикт не в пользу России, оставив в силе решение Международной федерации легкой атлетики о недопуске российских легкоатлетов на Олимпиаду-2016, появилось веское основание считать, что и остальная спортивная делегация России будет отстранена от Игр. Особенно на фоне обнародованного давеча доклада канадского юриста Ричарда Макларена, главы специальной комиссии Всемирного антидопингового агентства, который в открытую обвинил Россию и ее спортсменов в системном применении допинга и отсутствии государственной программы борьбы с этим злом. Более того, канадец недвусмысленно указывал на участии госорганов России в сокрытии положительных допинг-проб или подмены этих проб. Национальные Олимпийские комитеты некоторых стран высказались против присутствия российских атлетов на Играх. Предполагалось, что Россия нанесет удар на опережение, объявив бойкот Олимпиаде в Бразилии. Однако президент страны Владимир Путин заявил, что он лично и его страна предпримут все необходимые меры для того, чтобы российский спорт был чист от допинга. Наверное, эта позиция лица номер один России и предопределила дальнейшую судьбу тамошней Олимпийской сборной. Если бы Россия объявила бойкот, Международный Олимпийский комитет просто умыл бы руки, логично дисквалифицировав одного из зарвавшихся своих членов из своих стройных рядов. Но Россия в данной ситуации проявила гибкость (как ни странно это прозвучит), отдав все на откуп МОКу.

Международный Олимпийский комитет на заседании своего исполкома в Лозанне принял решение допустить (с оговорками) российскую сборную к Олимпийским играм.

МОК тянул до последнего. Делал все, что мог, дабы не делать резких движений. Но сроки поджимали. До начала Олимпиады – считанные дни, а решение о допуске/недопуске России к Играм не принято. Час «Ч» настал 24 июля. Международный Олимпийский комитет на заседании своего исполкома в Лозанне принял решение допустить (с оговорками) российскую сборную к Олимпийским играм. За соответствующее решение проголосовали 14 из 15 членов исполкома (один воздержался).

Налицо победа России? Наверное, да, поскольку даже на «одной шестой суши» многие не верили в позитивный исход. Однако в этом решении МОКа просматривается двойное дно. Во-первых, всем российским спортсменам, когда-либо уличенным в применении допинга, запрещено принимать участие в Олимпиаде. Помимо этого, любой фигурант из озвученного выше доклада Макларена автоматически лишается права поехать в Рио. Во-вторых, окончательное решение об участии того или иного российского спортсмена в Играх будут принимать профильные международные организации. Стало быть, легкоатлетов России в Бразилии мы уже точно не увидим. За исключением одной Дарьи Клишиной. И, наконец, в-третьих, непосредственно перед стартом Олимпиады каждый российский спортсмен будет тщательно проверен на предмет возможного применение запрещенных препаратов. Кстати, соответствующая информация о допинг-пробах, взятых на территории России, не будет приниматься во внимание. Кроме того, любой российский спортсмен, претендующий на Олимпиаду, последний год должен был регулярно сдавать допинг-пробы отнюдь не в российской лаборатории. И так, на всякий случай: МОК отказал в аккредитации на Игры абсолютно всем российским спортивным функционерам.

От тотальной «ганьбы» россияне все-таки отмежевались, но ни о каком сохранении лица говорить не приходится.

То есть, это, конечно, не поражение России, но и полновесной победой сие решение назвать сложно. От тотальной «ганьбы» россияне все-таки отмежевались, но ни о каком сохранении лица говорить не приходится. Как и мало веры словам представителей высшей российской власти о серьезном наступлении на допинговом «фронте». Как правило, там всерьез чешутся тогда, когда «петух» клюнет по-настоящему. «Петух» из МОКа только сделал вид, что пугает, а на самом деле переложил ответственность на другие головы.

Понять МОК можно. В борьбе за золотую середину очень сложно угодить радикалам, то есть тем, кто хотел полного отстранения России или полного очищения российских спортсменов от допингового скандала. Комитет принимал такое решение, дабы и овцы остались по возможности целы, и волки сыты. Поэтому, наверное, с точки зрения доктрины МОКа – «не навреди» — решение закономерное и логичное. С ним можно не соглашаться, но принять придется.

Невиновный не должен отвечать за виноватого. Даже если он из страны-агрессора.

С окончательным «диагнозом» действительно можно долго спорить. Причем до хрипоты. При желании можно легко отыскать кучу аргументов против такого половинчатого вердикта МОКа. По возможности можно упрекнуть некоторым членам исполкома Комитета в излишней лояльности (кстати, один из членов исполкома – наш Сергей Бубка…). Однако, при всей однозначности (для подавляющего нероссийского большинства) ситуации, МОК таки сделал попытку отделить спорт от политики, размежевать запятнанных спортсменов с чистыми. И об этом тоже надо говорить. Мы ведь все хотим справедливости. Невзирая на ранги и границы. Невиновный не должен отвечать за виноватого. Даже если он из страны-агрессора. Это, наверное, правильно. Хотя и гадко, поскольку получается, что Путин снова накосячил, но типа опять всех переиграл.

Однако ставить жирную точку в этом вопросе еще рано. Можно не сомневаться, что международные федерации основательно подойдут к вопросу, начав отсев несоответствующих критериям российских спортсменов. Наверняка падет не одна голова. И из заявленных для участия в Олимпиаде от России 387 спортсменов в окончательном итоге отвалится серьезная часть. Можно также предположить, что судейство на Олимпиаде по отношению к россиянам вряд ли будет толерантным. Но сейчас главное, чтобы спорт стал чистым. И другим неповадно было.

Хотя другим и так неповадно. А вот будет ли неповадно «другим» в России – вопрос спорный. «Петух» ведь не клюнул…