Времена послереволюционные оказались для банковской индустрии крайне тяжелыми, вероятно, самыми тяжелыми за всю историю независимости Украины. Все же как-то выдержали. Особо крупных потерь не случилось. Относительно крупными жертвами можно считать только три банка: Форум, Дельта, Ва-Банк. Но даже они, замыкая собой топ-20 банков страны, не занимали значительной доли на рынке банковских услуг. Почти 99% пострадавших вкладчиков имели на счетах не больше 200 000 гривен, а потому потери среди мирного населения оказались минимальными. Для того же, чтобы с ними рассчитаться, государство напечатало еще некоторое количество денежной массы, спустив таким образом финансовые концы в воду.

Украина – самая конкурентоспособная страна в Европе, потому как самая недорогая.

Украина, конечно, утонула в той денежной массе, которую ей пришлось напечатать, дабы спасти банковскую систему, за что заплатила вся страна крушением курса национальной валюты и резким увеличением цен. Но причин обесценивания гривны было несколько – по большей части все они политические, а тут уж все равно ничего не поделаешь, так что спасение банков слишком уж большой катастрофой не обернулось. Зато теперь Украина – самая конкурентоспособная страна в Европе, потому как самая недорогая.

ПриватБанк во всем финансовом хаосе занимал большое место, ведь это крупнейший банк страны. Специалисты и финансовые сплетники поделились на две основные группы, обсуждая судьбу днепропетровского гиганта. Одни говорили, что сейчас, еще чуточку, совсем недолго – и наступит полное окончание деятельности Привата в Украине. Другие спорили – нет, минуточку, слишком уж мы большие, чтобы нам дали упасть, ведь тогда под обломками погибнут все.

Если система в любой европейской стране работает с маржой в один или два процента, то наша имела чуть ли не 15%.

Что, однако, интересно, никто не попытался посчитать днепропетровские деньги, дабы понять: а банк-то вообще прибыльный? Тут мы, возможно, раскроем не то что секрет, но некую финансовую подоплеку, с помощью которой банки наши, и Приват в особенности, преодолели надвигавшееся на нас цунами. Речь идет о довольно простой, но прибыльной финансовой операции. Все это время, когда начались сложности, банки, оставшись без кредитоспособных клиентов, начали вкладывать деньги в государственные облигации Украины. Эти бумаги платили крепких 20% годовых, в то время как средняя стоимость денег для большинства банков, особенно крупных, колебалась в радиусе 6-7%. Не смотрите на те 20%, что вам предлагают по депозиту, – основу денежной массы, которая питает банки, составляют зарплатные карточки, остатки на счетах, деньги в транзите и многое другое, за что проценты платить не надо. Иными словами, банковская маржа в украинской системе была все это время просто фантастической. Если система в любой европейской стране работает с маржой в один или два процента, то наша имела чуть ли не 15%.

ПриватБанк в вопросе управления бесплатными или недорогими ресурсами был царем украинских финансовых полей, что давало ему возможность иметь, очевидно, самую высокую маржу в индустрии. Самым слабым местом, как уверяют многие финансовые сплетники, являлся тот факт, что Приват выдал большое количество кредитов структурам Привата, просто оформленным по-другому. А те, мол, либо деньги эти просадили за карточной игрой, либо увели их за границу. Интересная, конечно, точка зрения, но неграмотная. Кто там в карты играет, да еще на такие суммы, – дело неясное, а вот то, что делами разными Приват занимается активно, это ясно, кажется, всем. Причем параметры ведения дел в группе всегда были просты – выгодно, не выгодно. То, что выгодно – работаем, а что не выгодно – не работаем. Пузыри там тоже никто не пускал. Приват в лихорадке, охватившей рынок недвижимости, практически не участвовал, в отличие от многих других, более продвинутых банков. Автомобильные концерны в Украине, где с автомобилестроением уже давно покончено, не строили. Они вообще не фантазировали, строго деньги – они либо в проекте есть, либо их там нет. А вот многие украинские банкиры такое нафантазировали с нашими депозитами, что до сих пор концы в этом болоте найти не в состоянии.

В Украине такого беспредела никто пока не устраивает.

Вот перевели, говорят, приватовцы деньги за границу. Это вряд ли, украинским деньгам сейчас за границей не место. Опасно там. Приедет какая-нибудь их милиция и назовет ваши деньги нечистыми, а потом их заберет, и вас же за это в тюрьму посадит. У нас в Украине такого беспредела никто пока не устраивает. Даже средства диктатора Януковича спокойно где-то в Конотопе лежат и работают, выдавая на гора суммы, в Европе невиданные. Так что и с деньгами за границей ошибочка вышла.

Да, ПриватБанк – крупнейший в стране, а значит, был кризису подвержен самым серьезным образом. Это правда, но ведь в первую очередь банк – коммерческое предприятие, для которого жизненно важны финансовые показатели. А вот относительно плохих финансовых показателей эксперты ничего конкретного не говорят, там ведь цифры показывать надо, а их нет. Были бы – точно показали, еще бы и прокомментировали в полный рост. С этим, однако, сложно. Конечно, у ПриватБанка есть проблемы и в первую очередь то, что он такой большой. Поэтому за ним пристально следят украинское правительство и МВФ. Кому приятно, когда за тобой следят, особенно такие серьезные организации. Правительство может банк национализировать, а МВФ в этом ему помочь — советами, не деньгами. Вообще ситуация для них крайне не простая. Нет сегодня в стране другого такого банка, у которого бы имелись два таких штыка, приставленных к спине. Ситуация вокруг крупнейшего банка страны настолько наэлектризована, что мы бы хотели заявить об отсутствии каких-либо связей, или получения от них каких-либо средств, или чего еще плохого. Ничего и никогда. Статья эта написана исключительно для того, чтобы на финансовом рынке страны появилась еще одна точка зрения, – и не больше!

Петро Панченко