Разоблачение врага

В конце 1990х на политической арене Польши выкристаллизовались и стали набирать силу мерзкие и крикливые группировки так называемых «патриотов» и антисемитов крайне правых взглядов. Они стали достойными преемниками Национально-демократической партии Endecja. С особым энтузиазмом они подхватили эстафету пропаганды идеи, что евреи представляют собой паразитический нарост на теле польского государства. Среди этих группировок выделялась национально-консервативная партия Лига польских семей, которая удерживала 37 из 460 парламентских мест. Хотя это число не большое, а с 2007 года партия не представлена в Сейме, ее идеи разделяют многие поляки, включая немногих ветеранов движения «Солидарность». Многие популярные националистические газеты и журналы, которым оказывает финансовую или иную помощь отравляющая умы антисемитская радиостанция «Радио Мария», возглавляемая католическим священником Тадеушем Рыдзыком.

Сразу после прочтения отчета Керес подвергся жестоким нападкам со стороны оголтелых националистов в парламенте. Антоний Мацеревич из Лиги польских семей обвинил его в «фальсификации истории, попытке взвалить ответственность за нацистские и коммунистические преступления на польский народ, в том числе, за погром в Едвабне». Еще один депутат от той же партии Антоний Стриевский призвал Кереса подать в отставку с поста председателя Института национальной памяти и попытаться стать «настоящим поляком». Остальные депутаты прослушали весь доклад в полной тишине. Спустя несколько дней в прессе появилось испепеляющее открытое письмо, подписанное 750 известных польских интеллектуалов, которое горячо осуждало «фашистскую» речь и позорное молчание парламента.

Антоний Мацеревич

Антоний Мацеревич — польский политик. С 2015 года занимает пост министра обороны Польши

В то время плачевное состояние экономики Польши создавало благодатную почву для усиления влияния крайне правых националистов. Уровень безработицы колебался от 18% до 20%, а по данным социологических опросов, половина всех работавших находилась под страхом увольнения. Тадеуш Ковалик, экономист и бывший советник движения «Солидарность», опубликовал хлёсткий отчет о том, что в Польше «создалась самая несправедливая система в истории послевоенной Европы». Он констатировал, что в результате перехода на новую рыночную экономику произошла трансформация социально-трудовых отношений в пользу интересов работодателей. Число людей, оказавшихся за чертой бедности, было в три раза больше, чем в Великобритании. Разница в доходах стремительно росла. Стремление создать государство всеобщего благосостояния обернулось катастрофическими последствиями для большинства населения. Ковалика не раз критиковали за излишний демократизм, из-за которого он якобы переоценивает негативное влияние перемен. Тем не менее, еще никто не предоставил убедительные аргументы, которые смогли бы опровергнуть его основные выводы.

Несомненно, огромную роль в истории польского антисемитизма сыграла католическая церковь, которая неустанно поддерживала средневековые мифы, в том числе о «кровавом навете» — историю о том, как иудеи добавляли в пасхальную мацу христианскую кровь, и обличении евреев в убийстве Христа. В 1965 году Второй совет Ватикана постановил: «То, что было совершено против» «не может быть приписано всем евреям того времени или еврейскому народу нашего времени. Поэтому мы все должны быть осторожны, чтобы не проповедовать и не обучать катехизису то, что расходится с Евангелием и духом Иисуса». Однако давние предрассудки против этого народа оказались слишком сильны. Так, например, кардинал Юзеф Глемп категорически отказался приехать на мемориал в Едвабне, сказав, что он не сможет извиниться перед евреями, пока евреи «не попросят прощения у поляков за свои грехи перед поляками», в том числе за массовые преступления, совершенные евреями-коммунистами. Католический священник, духовник бывшего президента Леха Валенсы Генрик Янковский скандально прославился грязными оскорбительными высказываниями в отношении евреев. Однажды этот ярый антисемит обвинил еврейских банкиров в том, что они навязывают Польше свои законы. За экстремистские заявления церковь уже запрещала Генрику проповедовать в течение года и вмешиваться в политику. Тем не менее, она продолжает покровительствовать ему. Более того, Генрик снискал себе немало сторонников, и не только среди священников.

Церковь также не прекратила оказывать поддержку радиостанции «Радио Мария» несмотря на многочисленные жалобы поляков, в том числе католиков, на передачи откровенно антисемитского содержания.

Но, конечно, стоит упомянуть и о значительных успехах в борьбе с антисемитизмом. В Едвабне установили мемориал, где состоялось богослужение в память погибших. В мае 2001 года в одной из варшавских церквей прошла специальная церемония, на которой евреям принесли публичное извинение «за преступления, которые имели место в июне 1941 года в Едвабне и других местах». На церемонии присутствовало немало высокопоставленных сановников католической церкви, в том числе и ксендз Чайковский. Он условно разделил всех священнослужителей на два лагеря. Первый, к которому примкнуло большинство, придерживалось старых практик и поведения. Второй настаивал на переменах. В него вошли такие выдающиеся реформаторы, как архиепископ Хенрик Мушинский одной из старейших польских епархий Гнезно, главный редактор еженедельного общественно-культурного журнала Tygodnik Powszechny ксендз Адам Бонецкий, а также ныне покойный ученый и иезуит Станислав Музиаль, автор острых работ по изучению явления антисемитизма в католической церкви и польском обществе. Но пока перевес был на стороне традиционалистов, в сознании верующих не могло произойти кардинального сдвига. Кстати, кардинал Глемп отказался встретиться с Чайковским, несмотря на его настойчивую просьбу.

Неопределённое будущее

Повлияли ли двухлетние горячие дискуссии, спровоцированные книгой Соседи, и обнародование результатов расследования Института национальной памяти на польское общественное сознание? Неудивительно, что самые сильные антисемитские настроения, стереотипы и мифы сохранились в селах, где проживает 40% поляков. В городах тоже слышны оскорбительные выпады в адрес евреев. Чтобы убедиться в этом, достаточно заглянуть в любой продовольственный магазин. А жители Едвабне, как написала журналистка Анна Биконт, долгое время были свято уверены, что евреи сами совершили кровавую расправу по приказу гестапо. Это абсурдное убеждение внушил и поддерживал местный священник Эдвард Орловский. По воспоминаниям Кулерски, во время богослужения в Едвабне царила враждебная атмосфера: «Толпа выглядела недовольной и озлобленной. Пока мы шли к мемориальному камню, люди в домах, стоявших вдоль дороги, включали радио на полную мощность, тем самым демонстрируя, что они думают об этом событии». О том, что польская массовая культура еще не оправилась от вируса антисемитизма, свидетельствует популярность «Радио Мария», шовинистической антисемиткой желтой прессы и потока лицемерной писанины таких историков, как Стжембош.

Когда Институт национальной памяти вынес вердикт по массовым убийствам в Едвабне, главный раввин Варшавы и Лодзи Михаэль Шудрих объявил с видимым удовлетворением, что «дебаты, которые стали проверкой духовной силы поляков, закончились, и Польша успешно выдержала это испытание». Но, к сожалению, его радость оказалась преждевременной. Несмотря на то, что основные выводы Гросса подтвердились, его критики не сдавали своих позиций. Конечно, дебаты вокруг его книги заставили поляков переосмыслить свою историю, поставить под сомнение свое величие и пересмотреть свое отношение к другим народам. Тем не менее, укоренившиеся веками верования, взгляды, предрассудки и мифы не могут исчезнуть в одночасье. Так, представитель Лиги польских семей Антони Мацеревич назвал отчет Института национальной памяти «документом, направленным против польского народа». В свою очередь, Стжембош не переставал утверждать, что раз в отчете упомянуто, что массовые убийства произошли при попустительстве нацистов, то именно они стали виновниками трагедии. В действительности, это явная грубая мистификация. Гросс написал, что немцы «дали разрешение на погром», но именно поляки убивали, топили и поджигали своих соседей.

Михаэль Йосеф Шудрих

Михаэль Шудрих — польско-американский раввин. С 8 декабря 2004 года главный раввин Польши

Однако все изменяется в этом мире с течением времени. По данным недавних опросов общественного мнения большинство населения страны уверено, что кровавую бойню в Едвабне и подобные злодеяния совершили поляки, то есть произошла, хотя не сразу, ломка общественного сознания. Беспрецедентное количество людей вышло на демонстрацию, пытаясь защитить Кереса от его противников. Демонстранты несли огромный плакат, призывающий покончить с антисемитизмом. Министерство образования внесло изменения в учебные программы и учебные материалы в целях искоренения антисемитских стереотипов, дезинформации и искажения исторических фактов. Молодой историк Петр Троянский из Кракова стал соавтором учебного пособия по истории Холокоста. Он уверен, несмотря на то, что, в Польше начали глубоко изучать еврейскую историю и культуру, необходимо, чтобы министерство образования более тщательно подошло к подбору учебников. Во многих городах страны, чаще всего в Кракове, проходят фестивали еврейской культуры, концерты еврейской музыки, собирающие тысячи восторженных зрителей.

Также надо отметить отдельных людей, чей вклад в борьбу с антисемитизмом и пропаганду еврейской истории и культуры достоин уважения и восхищения. В 1998 году директор театра в Люблине Томаш Петрасевич основал Центр Брама Гродска – Театр NN, который документирует и сохраняет память о еврейских жителях Люблина, занимается изданием книг, обучением и семинарами для студентов. Центр организовывает разнообразные выставки и ставит пьесы, переведенные с идиша. В университете имени Марии Кюри-Склодовской в Люблине профессор литературы Моника Адамчик-Гарбовска возглавила отделение Культуры и истории евреев. Публичное чтение еврейской поэзии, которую она перевела на польский с идиш, произвело неизгладимое впечатление на слушателей. Профессор биофизики Варшавского университета Мацей Геллер, скончавшийся в 2014 году, вместе с другими выдающимися учеными основали общественную организацию «Открытая Республика», которая проводит лекции, семинары и осуществляет другую деятельность, направленную против проявлений расизма, этнических предрассудков и засилья цензуры. За то, что бывший бургомистр Едвабне Кшиштоф Годлевский открыто осудил массовые убийства в своем городе и организовал церемонию покаяния, жители Едвабне окрестили его «антиполяком», еврейским прихвостнем и вынудили покинуть свой пост. Однако он стал лауреатом премии «Орел» Яна Карского, который сообщил миру о Холокосте и который пытался призвать лидеров западных государств помешать нацистам уничтожать польских евреев. Годлевский признался, что он всегда с удовольствием встречается с еврейскими гостями из других стран и дает им понять, «что все мы слеплены не из одного теста».

Еще рано давать оценку, достаточно ли прилагается усилий, чтобы покончить со всеми мифами и дезинформацией, которыми были отравлены поколения поляков на протяжении более тысячи лет. Но Польша двигается в правильном направлении. По словам выдающегося польского историка Генриха Самсоновича, «дискуссия вокруг Едвабне пошла на пользу польскому обществу. Потому что только здоровое общество может трезво оценивать свою историю». Разоблачение кровавых преступлений в Едвабне и других городах и последовавшие за ним публичные дебаты стали своего рода индикатором того, что Польша избавляется от позорного наследства, стоящего на пути создания настоящей многонациональной демократии. И, несомненно, все дебаты, вызванные книгой Гросса «Соседи», внесли свой вклад в этот процесс.

Петро Панченко

Польские уроки истории. Тяжелая правда о геноциде евреев — ЧАСТЬ 1.