Многие страны стремятся вступить в Евросоюз, и претворяют они это стремление в жизнь порой десятилетиями. Самым ярким тому примером является Турция, ведущая борьбу за право жить под европейским флагом уже чуть ли не пятьдесят лет. Украина, дабы добиться аналогичной цели, совершила революцию. Сербия, Албания, Молдавия – все, кто еще не вступил в ЕС, но географически расположены в Европе, с радостью присоединились бы к Евросоюзу. Все, да не все. Имеются исключения. Точнее, исключение-то всего одно – но какое! Речь идет о Швейцарии. Страна эта расположена в самом географическом сердце Европы, она самая в Европе богатая, она и есть само олицетворение Европы – однако в Евросоюзе ее нет. На ее примере можно попытаться самым простым способом объяснить, что произошло в Великобритании, а также суть возникших на континенте проблем.

Главным лозунгом кампании сторонников выхода Британии из ЕС стало убийственное по своей простоте утверждение: «Каждую неделю мы отправляем в Евросоюз 350 миллионов фунтов стерлингов».

Именно потому, что Швейцария такая богатая, она и решила никуда не вступать, дабы не делиться своими денежными средствами с другими членами европейского сообщества, такими как Румыния, Польша, Болгария. В действительности бедных родственников, приехавших на все готовое, в европейской семье сегодня намного больше, чем родственников богатых, эту семью некогда создавших. То есть, если выражаться очень банально и политнекорректно, суть проблемы можно выразить одной, совсем уж некорректной, фразой – понаехали тут. Пожалуй, самым главным лозунгом кампании сторонников выхода Британии из ЕС стало убийственное по своей простоте утверждение: «Каждую неделю мы отправляем в Евросоюз 350 миллионов фунтов стерлингов». Эту фразу рисовали на всех английских заборах, на всех телеканалах ее крутили с утра до ночи, во всех газетах ее печатали очень большими буквами. Не было в Лондоне такой улицы, по которой не ездил бы городской автобус с надписью о кровных английских 350 миллионах. Эти деньги, следует отметить, совсем немалые деньги, заработанные потом и кровью трудового британского народа, кровожадный Брюссель высасывал из их Родины на нужды каких-то там поляков, проживающих на другой оконечности Европы. Швейцария вот никогда в ЕС не входила и живет очень состоятельно. Поляков не кормит, мигрантов к себе не пускает, потому как границей от Евросоюза отгородилась, и туда беженцам из Африки никак не пробраться. Экономика страны работает как часы швейцарские, причем настолько четко, что валюта национальная стала самой крепкой в Европе, хотя таковой прежде никогда не являлась. Швейцарский народ сам решает, что ему делать, потому как Брюссель для него не указ – пустое место. А вот для Великобритании Брюссель – столица, где сегодня решается большая часть английских вопросов, причем решаются вопросы эти – с британской точки зрения вопиюще – неправильно, а само название Брюссель для многих уже стало синонимом слова бюрократия.

Но это только полбеды. Когда-то Соединенные Американские Штаты восстали против Великой Британии, потому что – «Нет налогам без представительства». То есть налоги в общую казну американские колонисты платили, а голоса своего в Лондоне не имели. Прошло 240 лет, мир стал таким демократичным, а что мы имеем. Могучая Британия платит Брюсселю фигову тучу денег в виде оброка грабительского, а представительства в Брюсселе за это имеет с гулькин нос (как сказал Борис Джонсон всего-то 3,6% представительства). А все потому, что все места представительные в Брюсселе заняты поляками, румынами и всякими другим экономическими карликами, которые в общую кассу вообще ничего не платят, а из нее только берут. Не то что берут, они оттуда деньги ненасытно гребут, требуя все время добавки, – а не то они обидятся.

Польский голос в Брюсселе звучит уже много звонче, нежели британский.

И вот уже абсурд политический становится совсем для гордого английского народа несносным. Польский голос в Брюсселе звучит уже много звонче, нежели британский. Да что там в Брюсселе, уже в Лондоне польский голос раскатисто звенит в ушах местного населения. Поляки-то понаехали. Их в Лондоне уже больше, чем в Варшаве, а их надо лечить, платить им всякие пособия – и это за деньги английских-то налогоплательщиков. Восточноевропейские члены Евросоюза в Брюсселе освоились очень быстро, и город взяли в свои руки самым решительным образом, прекрасно понимая, чье мясо кошка восточноевропейская есть собирается. Председателем Европейского совета сегодня является поляк – Дональд Туск. Министром иностранных дел должен был стать другой поляк – Радослав Сикорский, но с ним скандал большой приключился буквально накануне, и в последний момент Старая Европа все же успела всунуть на должность итальянку. А не то можно было бы переименовывать Брюссель в какие-нибудь Сувалки, что на границе Польши и Литвы находятся.

В делах политических восточноевропейские страны преуспели много больше, нежели в делах экономических. За исключением Словении и Чехии все остальные новые члены Евросоюза представляют собой непрекращающуюся экономическую катастрофу. Во всех этих странах произошла полная деиндустриализация, из них уехала большая часть творческой и технической интеллигенции, а также профессионалы всех специальностей. Экономический рост, который все же имеет место быть, довольно анемический, но главное, абсолютно некачественный. Связан он в основном с финансовыми трансферами из Брюсселя и переводами денег уехавших из страны на заработки граждан, которые уже через поколение о своих бывших родинах забудут. Трансферы из Брюсселя также вечными не будут, и британский бунт лишнее тому доказательство. А потому самым главным бизнесом для восточноевропейских политиков стала деятельность по управлению Европой. Тут есть, где развернуться. Такие ведь бюджеты осваиваются. В их Румыниях такое даже не снилось. Восточноевропейские политики в Брюсселе самые шумные и активные, от них там прохода никому нет – с таким рвением они относятся к своим обязанностям по управлению европейскими делами. Ни одна немецкая или британская муха без их ведома тут не пролетит, не заплатив в брюссельскую кассу налоги.

Одно дело у себя на участке в Бельцах париться, и совсем другое – славную Молдавию в Страсбурге представлять.

Парламентская ассамблея Совета Европы (ПАСЕ) хорошая иллюстрация, того как работает европейская бюрократия. Орган этот консультативный, то есть решения его не больше чем рекомендации, коих в Европе выдается многочисленными органами в немалом количестве. Иными словами, еще одна говорильня. Но, к примеру, наши украинские депутаты никогда заседания ПАСЕ не пропускают, хотя ехать на эти заседания требуется аж в город Страсбург во Франции. На заседания своего родного украинского парламента те же самые депутаты ходят много реже, хотя для них это через дорогу. Мы уже не говорим о том, что вопросы, в нашем парламенте решаемые, имеют для граждан Украины исключительно важное и первостепенное значение. То же самое происходит и с делегацией Молдавии, прибалтийских стран и многих других – не самых богатых – государств Европы. Восточноевропейские депутаты буквально захватили ПАСЕ, и работают там с гораздо большим удовольствием, нежели у себя дома. Оно и понятно: одно дело у себя на участке в Бельцах париться, и совсем другое – славную Молдавию в Страсбурге представлять. Вот вы бы что выбрали: Бельцы или Страсбург? Кстати, на поездку в Страсбург деньги немалые депутаты разные возьмут из бюджета нищего, собранного с народа бедного.

Британцы не слепые. Они все это видели, понимали и медленно закипали. Кстати, не они одни такие. Серьезное движение евроскептиков сегодня существует практически в любой богатой западноевропейской стране, являющейся финансовым донором. А вот в Восточной Европе ситуация прямо противоположная. В Восточной Европе сегодня понимают – если завтра ЕС развалится, то именно страны Восточной Европы станут главной жертвой такого раскола, ведь они полностью лишились своей промышленной базы и человеческого потенциала.

Все внимание мировой экономической и политической общественности сейчас приковано к Великобритании в ожидании, что с ней будет дальше. Если экономическая ситуация в стране начнет улучшаться, то есть жизнь вне ЕС пойдет Великобритании на пользу, то можно смело считать, что дни Евросоюза сочтены. Другие богатые страны Западной Европы последуют английскому примеру, а для развала ЕС хватит выхода еще хотя бы одной крупной западноевропейской страны, являющейся серьезным донором для брюссельского бюджета. Однако не все так просто, и в экономике процессы протекают медленнее, нежели в политике. В действительности никто серьезно экономический эффект от выхода Великобритании из ЕС не просчитывал. Тот лозунг о 350 миллионах кровных английских фунтов, отсылаемых еженедельно в Брюссель, был не больше чем пропагандой. В реальном хождении денег между Лондоном и Брюсселем сам черт ногу сломит, посчитать их не представляется возможным. Что, однако, намного сложнее, так это предсказать действия участников рынков – как английских, так и мировых – в самое ближайшее время.

Для экономики Великобритании девальвация валюты такого губительного значения, как это было в случае с украинской гривной, не имеет.

Всего через несколько минут после объявления результатов референдума английский фунт рухнул на 10%, достигнув самого низкого своего значения за последние два поколения. В понедельник, первый день новой недели, английская валюта продолжила свое падение, но уже не столь стремительно. Для экономики Великобритании девальвация валюты такого губительного значения, как это было в случае с украинской гривной, не имеет. Страна и ее граждане брали заимствования исключительно в национальной валюте, потому как фунт является мировой резервной валютой, чуть уступая доллару по своему весу. Да, несколько вырастет инфляция, но даже это для экономики сегодня хорошо, потому как последние годы она сильно страдала от дефляции. Одновременно повысится конкурентоспособность английских товаров, и в страну приедет больше туристов и студентов, а эти две статьи доходов – туризм и образование – всегда оставались одними из самых главных.

К тому же все преобразования, что начнутся в стране, совсем не будут такими стремительными, как множество прогнозов, производимых по всему западному миру в последние несколько дней. Великобритания останется в составе ЕС по крайней мере на два года – переходное время, за которое бюрократам с обеих сторон необходимо будет договориться о деталях развода, процесса, в истории беспрецедентного, а потому еще неизведанного. Совсем не известно, на каких условиях Англия будет сосуществовать с Евросоюзом после развода. Возможно, британцам удастся договориться о выгодных для себя экономических условиях, что крайне вероятно, ведь они очень постараются. К тому же у них имеется целый ряд серьезных рычагов, на которые они без всякого сомнения нажмут, дабы добиться своего. К примеру, Англия является крупнейшим рынком сбыта немецких товаров. Потеря его обернется настоящей катастрофой для Германии – мотора Евросоюза. Англия также является главным союзником США на континенте, а вооруженные силы Британии – сильнейшие в Евросоюзе. А это уже геополитические факторы, означающие, что зависеть ЕС от Англии в вопросах безопасности еще не один год.

Инвестиции в Англию поступали еще в веке эдак шестнадцатом, а потому накоплено их в стране несметное количество.

Небыстрыми будут и действия крупных международных банков и компаний, работающих в Великобритании. Большой бизнес всегда ведет себя крайне осторожно: сначала он затаится и будет внимательно следить за всем происходящим. Да, инвестиции в страну прекратятся, но ведь это старая добрая Англия, а не какой-нибудь молодой и буйный Гондурас, который без следующей порции иностранных инвестиций не доживет до Нового года. Инвестиции в Англию поступали еще в веке эдак шестнадцатом, а потому накоплено их в стране несметное количество. В действительности это Англия со своим Сити является одним из крупнейших поставщиков инвестиций в мире, так что большого страха здесь испытывать не приходится.

Многие эксперты, конечно, первым делом начали предсказывать гибель лондонского Сити, выделяя эту угрозу в качестве основной для стабильности экономики всей страны. Действительно, финансовая индустрия в Великобритании уже много лет является крупнейшей, и ее крушение страна точно не переживет. Однако и в этом вопросе не все так однозначно. Главные финансовые центры мира находятся в местах, к различным экономическим блокам не имеющих никакого отношения. Нью-Йорк, Гонконг и Сингапур – три основных центра мировых финансов, которые от Евросоюза расположены на очень немалом расстоянии, но от этого никак не страдают. Лондон в этой когорте играет чуть ли не самую первую финансовую скрипку. Все изменить и одним махом вот так вот перенести куда-нибудь сложнейший механизм ведущего центра мировых финансов – дело почти что фантастическое, а потому, скорее всего, абсолютно невозможное. Да даже с лингвистической точки зрения это будет невероятно, ведь язык финансов – он английский. В том же Сингапуре и Гонконге большинство ведущих трейдеров англичане или американцы. Мировые финансы вообще монополизированы англосаксонскими племенами, американцами или англичанами, а те, кто к племенам этим не принадлежит, обязательно на языке англосаксонских племен разговаривает. А потому все рассуждения о том, что центр европейских и мировых финансов переедет, скажем, из Лондона в Париж – не больше чем глупая шутка.

Старейшая демократия человечества, олицетворявшая собой на протяжении многих веков остров порядка в океане человеческой анархии, сегодня напоминает Юг Украины году этак в 1919, где батька Махно правит бал.

Сложностей, однако, у Великобритании на своем пути к независимости будет немало, особенно на первом этапе, то есть сегодня, завтра, на следующей неделе. Страна оказалась к такому исходу референдума абсолютно не готова. В Лондоне сейчас царит хаос и испуг от наделанного. В стране безвластие. Да-да, старейшая демократия человечества, олицетворявшая собой на протяжении многих веков остров порядка в океане человеческой анархии, сегодня напоминает Юг Украины году этак в 1919, где батька Махно правит бал. Премьер-министр Камерон ведь был ярым сторонником ЕС и после поражения на референдуме объявил о том, что уходит в отставку. Но в отставку он уйдет только в октябре, потому как его кто-то должен заменить на посту главы правительства. А заменить его сегодня некем. За пост нового главы партии консерваторов и, следовательно, премьер-министра предстоит еще побороться – таковы правила демократии. На это уйдет время, немало времени. Никто не ожидал подобного исхода референдума, и потому к такому развороту событий никто не готовился. Теперь английские сторонники Евросоюза во главе с премьером Камероном должны вступить со своими европейскими побратимами в смертельный бой за то, как выгоднее с ними разделиться, отстаивая интересы своей страны, а значит, ущемляя интересы ЕС. И как вы себе такие переговоры представляете? Камерон и его кабинет сегодня максимально заинтересованы в том, чтобы в Британии начались проблемы из-за принятого на референдуме решения. И они уже начались. Если вопрос падения фунта и последовавшего за ним падения цен на недвижимость имели под собой финансовую подоплеку, то вот начавшиеся почти мгновенно нападения праворадикальной молодежи на мусульман и поляков имели под собой расовую основу. А при таком количестве мусульман, поляков и других иностранцев в стране возникновение серьезных расовых проблем несет в себе опасность много большую, нежели даже пятнадцатипроцентное падение курса фунта стерлингов.

«Евроскептики всех стран, объединяйтесь!»

Британия в опасности. За штурвалом государства никого нет. Именно этот факт несет в себе самую большую угрозу неожиданно победившему восстанию англичан против брюссельских узурпаторов. Если в самое короткое время на капитанский мостик британского государства не взберется капитан, способный провести английское судно посреди разразившегося шторма до берега победы, то судно это вместе с повстанцами уйдет на дно, на корм брюссельской бюрократии. Такой человек, однако, в стране сегодня есть. Зовут его Борис Джонсон, в прошлом мэр Лондона, один из самых убедительных политиков Великобритании. Кстати, именно его активное участие в кампании за выход из Евросоюза сыграло в победе европейских противников решающую роль. Его сегодня называют главным претендентом на пост главы партии консерваторов и, следовательно, главы правительства. В его лице Евросоюз обретет грозного врага, а евроскептики всей Европы увидят в нем нового Ленина, того, что кинет клич: «Евроскептики всех стран, объединяйтесь!» Произойти кадровые изменения должны будут в самое ближайшее время, ведь у Лондона просто нет временного пространства для маневра, все висит на волоске. А потому следующую главу британской революционной драмы мы увидим в самое ближайшее время.

[interaction id=»576d36dc33e3688a29838f70″]