Только недавно, 23 июня, в Англии прошел референдум, на котором победу одержали сторонники новой, независимой жизни. Одной из первостепенных причин принятия такого решения выступило нежелание подчиняться евросоюзной бюрократии, одной из самых непроходимых в мире. Что не вопрос, то долгосрочные переговоры в Брюсселе со множеством чиновников, дабы получить их разрешение, одобрение, согласие – и так по каждой мелочи. В результате даже самые незначительные проблемы не находили не то что быстрого, вообще никакого решения, разрастаясь на глазах до глобальных вопросов.

И вот первый результат обретенной 23 июня независимости на лицо. Британский правящий класс смог решить сложнейший вопрос буквально в считанные дни, к тому же без шума и гама на все окрестности, как это обычно происходит в Брюсселе.

Национальная валюта рухнула до уровня, невиданного уже два поколения, биржа упала, банки – основа английской экономики – в панике и свободном падении.

Речь идет о выборах нового главы Консервативной партии, который тут же займет пост премьер-министра страны. Сразу после оглашения результатов референдума за эти два поста для одного человека началась ожесточенная борьба, невиданная по накалу уже многие годы не то что в Англии, но и во всей Европе. Оно и понятно, ведь решается судьба страны, решается в значительной степени и судьба Европы. Обладателю новых должностей предстоит войти в мировую историю, а если он сделает все правильно, то имя его в историю эту впишут золотыми буквами, – для политика это шанс века. Борьба, естественно, началась нешуточная. Но, как часто бывает, пока политики борются за должности, страна находится в опасности. После проведения референдума Англия погрузилась в хаос, премьер-министр Кэмерон подал в отставку, и хаос перерос в полный бедлам, потому как страна в дополнение ко всему лишилась правительства в такой критически важный момент. Национальная валюта рухнула до уровня, невиданного уже два поколения, биржа упала, банки – основа английской экономики – в панике и свободном падении. Европейцы требуют срочных переговоров о дальнейшем сосуществовании, грозя выбросить взбунтовавшихся англичан вообще без всяких переговоров – таким способом, как им, европейцам, будет это удобно.

Британский правящий класс перед лицом опасности поступил в высшей степени ответственно и отбросил свои вековые амбиции и традиции, нанеся европейской бюрократии сокрушительный удар. Они выбрали нового лидера всего за две недели. Брюссельским бюрократам такое и не снилось. Так что новые отношения между Англией и Европой начались со счетом 1 : 0, причем английский удар был сильнейшим. Толстозадая и ленивая брюссельская бюрократия, похоже, новым англичанам не соперник. Предстоящий раунд по обсуждению дальнейших условий экономического сосуществования между Великобританией и Евросоюзом может повторить некогда воспетый сценарий: Аргентина – Ямайка, где на месте Ямайки окажутся брюссельские бюрократы.

Тереза Мэй, новый лидер англичан, – сильнейшая кандидатура на должность спасителя отечества. Она великолепно знает и Родину свою, и Европу соседнюю. В бюрократии разбирается наилучшим образом – как в своей, так и в европейской. С одной стороны, она занимает проевропейские позиции (выступала против выхода из ЕС), с другой – она одна из самых жестких политиков на континенте сегодня. Тереза Мэй, занимая должность министра внутренних дел на протяжении последних шести лет, показала себя одним из самых эффективных и действенных политиков, способных справляться с миграционным кризисом, – насущной и самой острой проблемой Европейского союза в последние годы. Надо понимать, что проблема мигрантов – как легальных, так и нелегальных – и на сегодняшний день остается одной из важнейших.

Всего два дня – таким единым фронтом британские политики последний раз выступали, по моему, в 1940 году, когда немецкие танки рычали на противоположном берегу Ла-Манша.

Вначале казалось, что предвыборная борьба пойдет долгим бюрократическим путем, ан нет: после голосования парламентариев, в ходе которого Тереза Мэй получила сокрушительные 199 голосов из 330 имеющихся, руководство консерваторов, очевидно, смогло собраться и стремительно достичь консенсуса относительного будущего курса развития государства. Затем, всего через два дня, основной конкурент Терезы Мэй сняла свою кандидатуру, и политический кризис в Великобритании завершился. Всего два дня – таким единым фронтом британские политики последний раз выступали, по моему, в 1940 году, когда немецкие танки рычали на противоположном берегу Ла-Манша. Вот такая политическая мобилизация успешно состоялась на земле британской.

Итак, пьеса «После Брексита» начинается.