Ведущая Энн Гудмэн: Продолжаем нашу телепрограмму. Я – Энни Гудмэн, со мною в студии – Анджела Хаммат.

Ведущая Анджела Хаммат: Остающееся время проведем в обществе известной индийской писательницы и общественной деятельницы Арундати Рой. Тема нынешней передачи – «Темная утроба Индии» (Dark Underbelly of India), страны, гордящейся тем, что сумела стяжать себе славу крупнейшей мировой демократии.

В текущем месяце, когда журнал «Форбс» (Forbes) опубликовал свой ежегодный всемирный перечень миллиардеров, индийская печать не без удовольствия сообщила: двое наших соотечественников попали в заветную десятку богатейших людей планеты.

Тем временем, индийские военизированные и полицейские отряды – тысячи солдат и офицеров – продолжают боевые действия против наибеднейших своих соотечественников, обитающих в глубине так называемого «Индийского племенного пояса». Чиновники утверждают: более трети страны – в основном лесные угодья, изобилующие полезными ископаемыми, находятся под частичным либо полным контролем повстанцев-маоистов, известных еще и как «наксалиты» (Naxalites).

Индийский премьер-министр назвал маоистов серьезнейшей угрозой для государственной безопасности. Согласно официальным данным, за последние семь лет войны погибло 6 000 человек, свыше половины которых были мирными жителями.

Натиск правительства на маоистов проводится под кодовым названием «Операция “Зеленая охота” (Operation Green Hunt). Предводитель повстанцев Котешвар Рао Кишенджи (Koteswar Rao Kishenji) пригласил к себе лауреата Букеровской премии, писательницу Арундати Рой и предложил ей посредничать в переговорах с правительством касательно мирного урегулирования. Вскоре после этого индийский министр внутренних дел Гопал Кришна Пиллаи (Gopal Krishna Pillai) взялся возражать и Арундати Рой и остальным, ей подобным, – всем, кто без обиняков называл правительственные действия, направленные против маоистов, геноцидом.

Гопал Кришна Пиллаи: Да маоистов истребляют – но лишь потому, что маоисты сами убийцы. За истекший год, с июня по декабрь месяц ими уничтожено множество ни в чем не повинных мирных жителей, а у самих маоистов погибло только 159 бойцов.

Не вижу здесь ни малейшего повода для критики по нашему адресу. Не вижу повода считать наши действия геноцидом. Какой тут геноцид? Говорят о геноциде, проводимом индийским правительством – почему же не говорят о геноциде, который творят маоисты, убивающие людей тысячами?

Ведущая Энн Гудмэн: К Арундати Рой пришла редкостная журналистская удача: она повстречалась с партизанами, ведущими вооруженную борьбу в дебрях Центральной Индии. Несколько недель она провела бок о бок с повстанцами, скрывающимися в самом сердце земель, где властвуют маоисты, и описала их жизнь в большой – 20 000 слов – статье, которую напечатал индийский журнал «Точка зрения» (Outlook). Статья называется «Прогулки с моими товарищами» (Walking With the Comrades).

Всемирно известный автор и борец за права человека, писательница Арундати Рой сейчас находится в нашей нью-йоркской студии. В 2002 году Фонд Леннона присудил ей Премию Свободы за вклад, внесенный в мировую культуру. Арундати Рой уже выпустила немало книг – включая, конечно, и ту, что принесла ей Букеровскую премию: роман «Божество малых вещей» (The God of Small Things).

Недавно опубликованный издательством «Хэймаркет» (Haymarket) сборник ее очерков зовется «Полевые заметки о демократии: трещат цикады» (Field Notes on Democracy: Listening to Grasshoppers).

Арундати Рой, добро пожаловать.

Арундати Рой: Благодарю вас.

Ведущая Энн Гудмэн: Прежде чем начать занимательное странствие, о коем вы рассказываете… Вы впервые посетили США, когда отмечалась годовщина американского вторжения в Ирак. Вы говорили о войне без обиняков, и говорите о ней без обиняков доныне. Помнится, вы стояли у Риверсайдской церкви рядом с великим Говардом Зинном (Howard Zinn) и громко протестовали против этой войны. Как вы думаете о ней теперь, спустя много лет?

Как именно эта война повлияла на ваш континент?

Арундати Рой: Пожалуй, вам известно: всего печальнее то, что в ходе уже далеких американских выборов мы выслушали столько словоблудия насчет перемен к лучшему, сколько вообще способен принять и вместить человеческий слух. И мы поверили. И даже самые большие циники среди нас были рады, когда Обаму избрали…

Глядя, как ликовали те, кто помнил нелегкие годы борьбы за права человека… Но в действительности успех Обамы означал только дальнейшее расширение войны. Обаме присудили Нобелевскую премию Мира – и он воспользовался этим, дабы оправдать чинимую бойню.

Казалось, будто слезы умиления, прежде блестевшие на глазах афро-американцев, радовавшихся: наконец-то у власти находится наш соплеменник! – будто слезы умиления отныне блещут уже на глазах властелинов мира, ликующих: война продолжается, войну оправдали! А в моих родных краях это приняли почти как… Похоже, правительство США и впрямь не ведает, что творит.

Да неужто правительство США не разумеет, на какой почве очутилось? Вы говорите, например: сотрем с лица земного Талибан! А что это значит? Ведь Талибан – это не определенное количество людей, Талибан – исторически возникшая идеология – которую сама же Америка и породила и выпестовала!

Ирак. Война продолжается. И я не вернусь на родину, покуда война эта не окончится, покуда и нам грозит междоусобица. Война уже перехлестывает через границу в Пакистан, а из Пакистана хлынет в Кашмир, а из Кашмира – в Индию.

Мы видим, как ваша сверхдержава, можно сказать, увязла в зыбучих песках, мы видим ее органическую неспособность ведать, чтó творит, как не угодить в немыслимое положение, или как выбраться из него.

Уверена: правительство США канет на дно – и потянет за собою все государство. Грустно думать, что, скажем, Джордж Буш обнаруживал ошеломляющую, почти непристойную тупость в этом вопросе. Но ежели фокусник пользуется зеркалами и пускает дымовую завесу, трудно понять происходящее на сцене перед нашими глазами.

И война расширилась.

Ведущая Анджела Хаммат: Арундати, как вы определите роль Индии при дальнейшей американской экспансии в Афганистане и Пакистане? Ведь меж Индией и Соединенными Штатами отношения установлены очень добрые.

Арундати Рой: Сегодняшняя роль Индии – повторять: мы – естественные союзники США и Израиля. Индия старается правдами и неправдами приобрести влияние на Афганистан. Лично я полагаю: американское правительство было бы только радо увидать индийских солдат в афганских пределах. Открытым путем этого не добьешься, последует настоящий взрыв – и США пускаются на тысячи уловок, создавая сферу индийского влияния в Афганистане.

Правительство по уши увязло, как говорят англичане, в «Великой игре» – в разведывательно-диверсионной работе и захватах чужой земли. Итог: наше вторжение в Кашмир и террористические акты в Бомбее. Это, разумеется, не связано с Афганистаном прямо, но все предшествовавшие ухищрения именно к этому вели – и в грядущем еще дальше поведут.

Ведущая Энн Гудмэн: Ради американских зрителей – да и любых зрителей, живущих вне вашего региона – расскажите чуть подробнее о Кашмире – области, привлекающей столько вашего внимания. Ведь мы говорим «кашмир» – подразумеваем «теплый вязаный свитер» (смеется). Только так, и не иначе. Что за область – Кашмир?

Что, по-вашему, там творится? Просветите наше географическое невежество.

Арундати Рой: Индийцы говорят: Кашмир – тяжкое наследие, оставленное отделением Пакистана от Индии. Но, как водится, на самом деле это – наследие британского колониализма. Встарь Кашмир был независимым царством, где над мусульманским большинством стоял повелитель-индиец.

Когда в 1947 году Пакистан отпал от Индии, когда погибло более миллиона человек – ибо граница, проведенная меж Индией и Пакистаном, тянулась через деревни и поселки, – индийцы спасались бегством, и мусульмане спасались бегством, и шла повсеместная повальная резня.

До того Кашмир являлся мирным краем. Но всем независимым княжествам – и в индийских и в пакистанских пределах – было предложено примкнуть к новоявленным государствам, а кашмирский повелитель нерешительно медлил. Тогда в Кашмир вступили пакистанские войска и ополченцы. Повелитель бежал в Джамму. Потом решил примкнуть к Индии. Однако в Кашмире уже началось и вовсю ширилось движение за демократию.

Такова история вопроса. Впоследствии Кашмир вел непрерывную борьбу за независимость, а в 1989 году там вспыхнуло вооруженное восстание, беспощадно подавленное индийцами.

А сегодня… Проще всего сказать примерно так. Соединенные Штаты держат на иракской земле только 160 000 солдат и офицеров, а индийское правительство разместило на кашмирских землях 700 000 бойцов. Силы государственной безопасности удерживают Кашмир за собой только жестоким насилием.

А стало быть, наличествует военная оккупация.

Ведущая Энн Гудмэн: Сделаем перерыв, а затем возвратимся к рассказу о ваших странствиях по Кашмиру. С нами в студии Арундати Рой, индийская писательница, знаменитая поборница всемирных человеческих прав, ненадолго приехавшая сюда, в Соединенные Штаты. Ее новая книга – сборник очерков, озаглавленный «Полевые заметки о демократии: трещат цикады».

Арундати Рой

Арундати Рой — индийская писательница. Придерживается левых политических взглядов, активный противник неолиберальной глобализации