Два года назад из молдавских банков таинственным образам исчез 1 миллиард долларов, что привело к политическому кризису, который не утих и сегодня. Пропавшие суммы составляют около 12% ВВП страны, и этот скандал может вновь толкнуть страну в объятия Москвы. Скандал вышел в публичную плоскость в мае 2015 года и нанес тяжелый удар по прозападным политическим силам Молдовы: по столице Кишиневу прокатились массовые протесты, в течение короткого времени в стране сменилось пять премьер-министров. А финансовая помощь Евросоюза и МВФ, в которой отчаянно нуждается страна, оказалась под вопросом.

Но наибольший вред эта масштабная афера может принести 30 октября, когда в Молдове, крошечной бывшей советской республике с населением в 3,5 миллиона человек, зажатой между Румынией и Украиной, состоятся президентские выборы. Банковский скандал оказался прекрасным подарком для пророссийской Социалистической партии, чей лидер Игорь Додон завоевывает все больше новых сторонников, разочарованных прозападными политическими силами, и имеет хорошие шансы выиграть выборы этой осенью.

«Предыдущие правительства добились того, что лозунг евроинтеграции потускнел и утратил привлекательность, — говорит Галбур.

Для Андрея Галбура, министра иностранных дел Молдовы, который также отвечает за вопросы евроинтеграции страны, жизненно важно убедить разочарованный и геополитически расколотый электорат сохранять прозападную ориентацию. В интервью изданию «Foreign Policy» на прошлой неделе Галбур заявил, что правительство должно активнее пропагандировать преимущества более тесных связей с ЕС. Он также заявил, что единственным выходом для правоохранительных органов страны является успешное расследование и наказание тех, кто задумал и осуществил эту гигантскую финансовую аферу, чтобы восстановить доверие молдавского общества к прозападному политическому курсу. «Предыдущие правительства добились того, что лозунг евроинтеграции потускнел и утратил привлекательность, — говорит Галбур. – То, что знамя Евросоюза использовалось для прикрытия криминальных финансовых операций, причинило огромный ущерб. Когда мы пришли к власти, даже упоминать о своем европейском выборе было политически небезопасно».

После тог, как Галбур стал министром иностранных дел в правительстве Павла Филипа в январе этого года, противоречия между пророссийскими и проевропейскими группировками только углубились. Западные специалисты, приглашенные, чтобы расследовать эту аферу, выявили нити, ведущие в Москву — в схемы по отмыванию денег с участием криминальных элементов и олигархов со связями в Кремле. Единственной крупной фигурой, арестованной по этому делу, оказался прозападный бывший премьер министр Владимир Филат. Его арестовали в здании парламента в октябре 2015 года и позже осудили на девять лет тюремного заключения за похищение почти 300 миллионов долларов, однако Филат утверждает, что обвинения против него сфабрикованы по политическим мотивам.

Несмотря на осуждение крупного политического деятеля, ущерб от этого скандала ограничить не удалось. Брюссель заблокировал поток финансовой помощи из ЕС, а МВФ отказался предоставить новые займы, поскольку в результате аферы исчезли средства, предоставленные этими двумя организациями. Договоры о возобновлении финансовой помощи Молдове, беднейшей стране Европы, продолжаются, но они далеки от завершения. Более того, назначение премьер министром Филипа, связанного с влиятельным олигархом и политиком Владимиром Плохотнюком, ничуть не укрепило доверие публики к власти, а наоборот вызвало массовые антикоррупционные демонстрации.

«Нам следует быть более активными, разъясняя людям преимущества Европейской интеграции, — говорит Галбур. – Финансовая афера, при всей своей разрушительности, имела и позитивные последствия, поскольку заставила нас продемонстрировать и нашему народу, и нашим западным партнерам, что мы пытаемся бороться с этими явлениями».

Однако пока что эти попытки не смогли переубедить электорат. Тот оптимизм, который испытывала страна после подписания договора об ассоциации с ЕС и получения безвизового режима в 2014 году, испарился. В апреле 2015 года опрос общественного мнения, проведенный независимым исследовательским центром «Институт Публичной Политики», показал, что 50% избирателей предпочитают вступление в возглавляемый Россией Евразийский Союз, а не в ЕС. Сегодня, когда список кандидатов окончательно оформился, становится ясно, что лидирует в президентской гонке и является наиболее вероятным кандидатом лидер социалистов Игорь Додон.

В случае своего избрания Додон станет первым президентом страны с 2009 года не выступающим за укрепление связей с Европой. Хотя Социалистическая партия и не входит в правящую коалицию, она обладает наибольшим количеством мандатов среди парламентских партий, и вероятное избрание Додона президентом будет означать решительный поворот Молдовы в сторону Москвы. Россия уже играет серьезную роль в жизни Молдовы из-за отколовшегося пророссийского региона Приднестровье, который в 1990 году объявил о своей независимости, а в 1992 инициировал вооруженный конфликт. С тех пор в Приднестровье размещаются российские войска, и совсем недавно, в августе, они провели военные учения на этой узенькой полоске территории.

В 2013 году Россия запретила импорт молдавского вина под предлогом несоответствия санитарным нормам, но этот шаг был воспринят в мире как реакция на прозападный выбор и сближение Молдовы с ЕС.

Отношения с Кремлем доминируют над политической жизнью Молдовы. Помимо проблемы Приднестровья, Россия является крупнейшим поставщиком энергоносителей в страну и крупнейшим экспортным рынком – два мощнейших рычага воздействия Москвы, которыми она пользуется с тех пор, как Кишинев повернулся лицом к Западу. В 2013 году Россия запретила импорт молдавского вина под предлогом несоответствия санитарным нормам, но этот шаг был воспринят в мире как реакция на прозападный выбор и сближение Молдовы с ЕС. За «винной» войной последовал ряд других экономических мер, связанных с реакцией Москвы на западные санкции, введенные в ответ на аннексию Крыма, когда Москва ввела собственные санкции против импорта продовольственных продуктов из ЕС. Аграрная Молдова, которая только что вышла на европейский рынок, понесла наибольший ущерб от российских санкций.

В свою бытность министром иностранных дел Галбур пытался спасти отношения с Москвой, не жертвуя связями с Европой. После января этого года он провел несколько встреч с российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым и заявляет, что сохраняет осторожный оптимизм по вопросу приднестровского урегулирования и преодоления последствий российских санкций. Однако он тут же добавляет, что это будет медленный и долгий процесс.

«Мы хотим развивать отношения с Россией в конструктивном и прагматическом ключе, но мы не наивны», — заявляет Галбур. «В Москве должны понять, что мы не собираемся флиртовать с ними и не готовы чем-то жертвовать ради восстановления хороших отношений».

Однако, накануне октябрьских выборов дипломатия вряд ли может оказать серьезное влияние на голоса избирателей. В то время, как Додон использует в своих интересах разочарование и недовольство общественности, в стране появился ряд прозападных лидеров, нацеленных на реформы и готовых бросить вызов социалистам. Адвокат и общественный деятель Андрей Настасе стал известен своей критикой судебной системы, а Майя Санду, бывший министр просвещения и экономист с Гарвардским дипломом, создала свою собственную политическую партию и завоевывает поддержку избирателей борьбой против коррупции в государственных структурах и против влияния олигархов на политическую жизнь страны.

Согласно опросу общественного мнения, проведенному Международным Республиканским Институтом (International Republican Institute) в апреле, 83% населения страны считает, что Молдова движется в неправильном направлении и озабочены отсутствием реформ и коррупцией. «Наш долг научиться общаться со своим собственным народом», заявляет Галбур. «Мы строим страну, и на подобный проект потребуется немало времени».