Полную противоположность Таиланду являет Бирма. Ее хозяйство настолько слабо развито, что приходит на память Камбоджа – какой она была в начале 1990-х, когда полагалась на иностранную помощь, сумела добиться относительной политической устойчивости, проведя конституционную реформу и выборы, а затем правдами и неправдами получила зарубежные капиталовложения в трудоемкую легкую промышленность – швейную и текстильную. У Бирмы есть и преимущество: лесные богатства, залежи полезных ископаемых, нефтяные и газовые месторождения. Но и с ними дела обстоят ненадежно. Избыточная зависимость от природных ресурсов и зарубежной помощи способна, разумеется, привести к легкому и стремительному росту ВНП, препятствующему долгосрочным капиталовложениям в инфраструктуру, образование и технологии. По счастью, бирманские руководители замечают, что прочие страны, очутившиеся в подобном же положении, отнюдь не медлят приступать к долгожданному хозяйственному развитию.

За исключением Таиланда, государства, расположенные в поречье Меконга, будут карабкаться по лестнице среднего дохода неторопливо – зато избегут обычных «волчьих ям», которые сокращающееся производство роет на экономическом пути любой страны.

У всех перечисленных государств имеется общее преимущество: среди населения преобладают молодые работоспособные люди, – а в странах высокоразвитых бывает наоборот, – и это благоприятствует грядущему экономическому развитию. Народные доходы будут увеличиваться, растущая покупательная способность вьетнамцев, бирманцев и прочих сделает хозяйство каждой страны привлекательным для международных корпораций и промышленников, интересующихся доступной и дешевой рабочей силой, близкой к рынкам сбыта. Растущее народное благосостояние позволит материковой Юго-Восточной Азии больше полагаться на собственные потребительские рынки, а это избавит весь регион от колебаний и потрясений, свойственных рынку мировому. За исключением Таиланда, государства, расположенные в поречье Меконга, будут карабкаться по лестнице среднего дохода неторопливо – зато избегут обычных «волчьих ям», которые сокращающееся производство роет на экономическом пути любой страны. Однако даже если предстоит новое успешное десятилетие, индокитайским государствам придется укреплять свои экономические и общественные основы, дабы дальнейшее развитие хозяйства было долгосрочным и устойчивым.

Да, материковой Юго-Восточной Азии все еще предстоит уйма работы. Большинство местных потребителей располагают лишь очень скудными свободными средствами – значит, правительствам следует поднимать личные доходы граждан и смотреть на это как на составную часть общего экономического развития. Образование остается скверным. Лучшие индокитайские университеты и колледжи находятся в Таиланде, – но согласно меркам западным, эти высшие учебные заведения вообще никуда не годятся. Дóлжно улучшать обучение – и отнюдь не только в Таиланде, но и в остальных странах этого региона. По сведениям Всемирного банка, в Камбодже, Лаосе и Бирме число студентов, поступающих в высшие учебные заведения, составляет 50 процентов от предполагавшегося – хотя численность взрослых и грамотных достигла в Камбодже и Лаосе уже 70 процентов, а в прочих странах СВМ – свыше 90 процентов. Во всех этих государствах здравоохранение оставляет желать много лучшего. Таиланду, правда, чуть полегче – и зажиточные камбоджийцы, лаосцы, бирманцы лечатся в тайских больницах, с полным основанием не доверяя отечественным. Правительствам нужно хотя бы сравнительно сгладить вопиющее неравенство заработков и полностью искоренить нищету. Скажем, в Камбодже примерно четыре миллиона человек живут на 1,25 доллара в день или меньше; 37 процентов камбоджийских детей страдают от недоедания.

Что до политического устройства государств СВМ, его надежность уже испытывается в каждом отдельном случае. На примере Таиланда мы убедились: когда возрастают личные доходы, поднимает голову и требует права голоса нарождающаяся буржуазия. Это значит: очень скоро усилится нажим на правительство, народ захочет демократии, – а ею правительство довольно долго и успешно пренебрегало. Бирманские генералы и коммунистические вожди Лаоса и Вьетнама постараются отыскать остроумный выход из положения и остаться законными правителями – хотя, конечно, дозволят недовольному народу избирать своих политических представителей.

Лаос

Лаос, полное название — Лаосская Народно-Демократическая Респкблика — государство в Юго-Восточной Азии со столицей Вьентьян.

Иностранная помощь, от коей доныне во многом зависят все материковые страны Индокитая, способна обратиться не меньшим проклятием, чем природные богатства. Молодая или возникающая экономика Лаоса, Камбоджи и – особенно – Бирмы оказывается под особой угрозой. Щедрое зарубежное содействие избавляет правительство от необходимости открывать новые источники личных доходов, создавая рабочие места, улучшая образование, обучая рабочих ремеслам, ведя производственную деятельность. Сущим бичом остается продажность и лихоимство чиновников; страны, лежащие в поречье Меконга, находятся на очень дурном счету у организации «Международная гласность» (Transparency International). Таиланд числится среди них наилучшим: по оценке «Международной гласности» он занимает лишь 88-е место в мире по уровню коррупции (1-е место на этой шкале означает наименьшую степень злоупотреблений), а вот Бирма красуется на 172-м, и где-то рядом обретается Лаос. Общественные недуги подобного рода не проходят в одночасье, государство исцеляется долго. И если к Индокитаю не придет исцеление, то недоразвитая экономика прочно увязнет в трясине, а самозваные режимы продолжат невозбранно править бал. Иностранные предприниматели и вкладчики могли бы подавать примеры честного поведения, добросовестного управления делами, уважения к законам и предписаниям.

И, наконец, государства, находящиеся в поречье Меконга, не должны из добрых соседей становиться лютыми врагами. Раздоры по поводу водных ресурсов, того гляди, обратятся для Индокитая подлинной бедой. Плотина, возводимая Лаосом, уже испугала народы, живущие ниже по течению реки: природа погибает, Меконг выходит из берегов. Штаб-квартира межправительственной Комиссии по реке Меконг – организации, сотрудничающей с Камбоджей, Лаосом, Таиландом и Вьетнамом в вопросах, относящихся к строительству гидроэлектростанций и водопользованию, – находится именно в Лаосе, но лаосское правительство то и дело пренебрегает получаемыми предписаниями. Стоило бы и Китай склонить к участию в работе Комиссии, к соблюдению разработанных ею правил.

Ни единой фондовой биржи, за вычетом таиландских, в регионе просто нет.

Имея сочетание рубежных рынков (в Камбодже, Лаосе и Бирме) с развивающейся экономикой (в Таиланде, Вьетнаме и Юньнани), материковая Юго-Восточная Азия привлекает инвесторов. Правда, рубежный рынок – рискованное место для капиталовложений, ибо экономически он еще менее развит, чем зарождающийся, ему зачастую недостает простейших вещей: устойчивой валюты, фондовой биржи. Ни единой фондовой биржи, за вычетом таиландских, в регионе просто нет. Но зато наличествуют гостеприимство, многообещающая розничная торговля, сельское хозяйство, рыболовство, электронная промышленность и автомобилестроение. Таиландцы буквально помешались на автолюбительстве, и такие иностранные предприятия, как Honda, Isuzu и Toyota, создали рабочие места для полумиллиона местных жителей, производящих свыше 10 процентов ВНП.

Все земли, прилежащие к реке Меконг, включая Гуанси-Чжуанскую автономную область и Юньнань, должны взаимно содействовать общему хозяйственному развитию. Таиланд и Южный Китай могут поставлять капиталы и высококвалифицированные кадры, Камбоджа, Лаос, Бирма и Вьетнам – рабочую силу, земли, природные богатства. И хотя горнодобывающая промышленность, лесное хозяйство и добыча нефти сулят немалую краткосрочную выгоду, основное внимание лучше уделять капиталовложениям еще более основательным и долгосрочным.

Юньнань

Рисовые террасы Юньнань.
Юньнань — провинция на юге Китайской Народной Республики. Административный центр и крупнейший город — Куньмин.

Народы материковой Юго-Восточной Азии, сбросившие наследие колониализма и великодержавного европейского соперничества, обитают по берегам великой реки и с немалой надеждой глядят в будущее. И будущее – за этими народами. Нужно только сыскать верную дорогу к нему.

Ежегодно, в октябре месяце, лаосцы и таиландцы собираются на берегах реки Меконг, справляя буддистское празднество. При этом наблюдается явление таинственное: из воды поднимаются и возносятся ввысь шаровидные огоньки. Верующие говорят о них: «огни Меконга».

Огни Меконга — Часть 1.