После неожиданного ухода Фьюри из бокса, Владимир Кличко оказался перед сложным выбором. Что бы он ни сделал, вернуть все утраченное не получится. Но все равно остается вариант, чтобы достойно закончить карьеру.

Жизнь вынуждает человека многое делать добровольно. Вот Фьюри добровольно ушел из бокса. За несколько мгновений до того, как его бы ушли. Это эмоциональное харакири позволило Тайсону сохранить лицо. Он типа как по собственной инициативе возвращает чемпионские пояса, так как защитить их сейчас не может. По объективным причинам. Во всяком случае, объективным для самого Фьюри. Но вот когда он восстановится, придет в себя, вылечится, одним словом, тогда вернется. Пояса он добыл в бою, и потерять их хочет тоже в бою.

На самом деле, Тайсон поступил достаточно здраво (или тот, кто его надоумил, хотя в этом случае сие не столь важно). Может, человек взаправду хочет образумиться. Вернуться к жизни. Так или иначе, он поступил честнее многих своих коллег. Показав, что за личиной кокаинового угара и наносного слоя неадекватности может скрываться большой/больной ребенок, которому сейчас нужно отдать свою любимую игрушку другим детям. Более нуждающимся. Но при неуемном желании этот нестандартный пупс может ее вернуть. Когда-нибудь.

Так ему скажет добрый дядя-воспитатель.

А может, он и взаправду вернется. Ведь единственное, что умеет делать Фьюри в этой жизни (кроме того, из-за чего у него забрали лицензию) – это мутузить себе подобных в ринге. Как ни парадоксально, это занятие продлевает ему жизнь. Без него он зачахнет.

Кажется, что взыграли сразу две тонкие струны визуально толстокожего Цыганского короля: чувство самосохранения и чувство собственного достоинства. Причем не исключено, что второе перевесило первое.

Словом, поступил он здраво. Но все равно неожиданно. Значит, совсем плох. Почему-то думалось, что деньги для него сейчас важнее всего, посему он выйдет выгребать от Кличко, но зарабатывать миллионы. Не выйдет. Кажется, что взыграли сразу две тонкие струны визуально толстокожего Цыганского короля: чувство самосохранения и чувство собственного достоинства. Причем не исключено, что второе перевесило первое. Получается, что Иванушка-дурачок хоть и не стал Иваном-царевичем, но все равно сумел расположить к себе всех сказочных тварей вместе с ротозеями и зеваками по ту сторону экрана.

Да и сказка не заканчивается. Непременно будет ремейк. Какой-нибудь Стивен Спилберг от бокса захочет продолжения этой «фьюринианы». И во второй ее части мы вновь будем наблюдать борьбу добра со злом, только вот в роли хорошего мальчика, борющегося за справедливость, будет не кто иной, как Фьюри собственной персоной. Во сюжетец! Это может быть еще круче, нежели сценарий с возможным возвращением Януковича.

Но довольно об этом. Слишком много чести этому шалопаю. Пусть пока точит свой шоколад, рубит дрова и релаксирует на манчестерскую слякоть. То, что осталось после него, оказалось не менее круче.

А оказалось так потому, что, хлопая на прощание дверью, этот лишенец, сам того не ведая (или еще как ведая?) едва не прищемил в проеме Кличко.

Матч-реванш с Фьюри был единственной возможностью быстро вернуть все потерянное. На данном этапе быстрых возможностей однозначно не осталось.

Украинский экс-чемпион после публичного покаяния с отречением Фьюри, встал, словно тот богатырь, у развилки с камнями. И любая надпись на валунах – не подарок: и туда не ходи, и туда не езжай. Его никто нигде не ждет. Матч-реванш с Фьюри был единственной возможностью быстро вернуть все потерянное. На данном этапе быстрых возможностей однозначно не осталось. Не говоря уже о том, чтобы вернуть все.

Однако и в этом цейтноте у Кличко-младшего таки есть приемлемый первоочередный вариант. Его имя – Джошуа. Британец владеет титулом чемпиона мира, и ему вроде еще интересен поединок против нашего боксера. Стороны якобы даже ударили по рукам, но потом что-то там не срослось. Сложно сказать, что именно, потому как боксерское закулисье – дело настолько тонкое, насколько темное. Но в любом случае, наш боксер должен понимать, что времена, когда именно он диктовал условия, уже прошли. Безвозвратно аль нет – сейчас не столь важно. Важно то, что именно сторона Джошуа сейчас заказывает музыку. И стороне Кличко нужно разбиться в дребезги, соглашаться на любые нюансы, на минимальный гонорар, но любыми правдами и неправдами добиться этого поединка. Ежели этого не удастся сделать (и неважно, по чьей вине), Кличко окажется в ситуации, когда каждый последующий шаг будет хуже предыдущего.

Возможный при таком раскладе итог – оказаться в меньшинстве.

Такое вот меньшинство – это, конечно же, привилегия джентльменов. Кличко, безусловно, джентльмен до мозга костей. Только это его меньшинство будет тождественно одиночеству, подразумевающему потерю интереса. Непобедимый доселе воин может оказаться безразличен и своим старым битым-перебитым коллегам, и новому подросшему поколению, знающему о Кличко с чужих уст.

Покуда еще не прошла мирская слава, Владимиру волчьей хваткой нужно цепляться за бой с Джошуа. Именно этот поединок – наиболее короткий путь и к чемпионству, и к выходу из забвения.

Покуда еще не прошла мирская слава, Владимиру волчьей хваткой нужно цепляться за бой с Джошуа. Именно этот поединок – наиболее короткий путь и к чемпионству, и к выходу из забвения. После этого боя и вожделенной победы можно будет смело идти на покой. Рассказывая благодарным слушателям, что и на солнце есть пятна.

Ежели встреча с Джошуа по каким-то причинам не состоится, Кличко должен будет ходить по кругу (то бишь от одной боксерской версии к другой) с протянутой рукой. То есть предлагая свои услуги на поединок то ли с чемпионом, то ли с претендентом, то ли с кем-то еще. Ведь нужно понимать, что не в каждой версии в рейтинг-листе значится фамилия нашего экс-чемпиона, а если где и есть, то не обязательно на лобном месте. Поэтому такой путь намного сложнее, опаснее, непредсказуемее.

Да, это тоже путь. Но он хорош скорее для Фьюри.

Для Кличко нужно организовать бой непременно с Джошуа.

Если удастся, можно уйти красиво. Если же нет – можно уйти по-английски.